Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






II. Становление гоминьдановского режима в Китае (1928-1934)

Завершение формального объединения страны

В январе 1928 г. Чан Кайши вернулся в Нанкин из Японии, где он же­нился на Сун Мэйлин (сестре жены Сунь Ятсена). В апреле 1928 г., во взаимодействии с Фэн Юйсяном, Чан Кайши возобновил военные действия против армии маньчжурского диктатора Чжан Цзолиня. По­следний вскоре погиб во время взрыва железнодорожного вагона. Его наследник — сын генерал Чжан Сюэлян, признал национальное пра­вительство в Нанкине.

Затем, в результате успешной войны против южных генералов и Ван Цзинвэя, Чан Кайши заставил признать свою власть и Ухань, и Гуанчжоу. Таким образом, уже к концу 1928 г. формально вся страна признала национальное правительство Гоминьдана в Пекине. ЦИК Гоминьдана принял специальное постановление о завершении воен­ного этапа. В стране была установлена политическая опека на 6 лет начиная с января 1929 г.

К тому времени практически все ведущие государства признали правительство Чан Кайши, и ему удалось добиться укрепления сувере­нитета Китая. В 1928—1930 гг. был заключен ряд договоров, по которым европейские страны отказались от ряда концессий в Китае. Англия вер­нула порт Вэйхайвэй. С 1 января 1930 г. отменен режим экстерриториаль­ностииностранцев. Китай получил право повышать таможенные пош­лины, вводить протекционистские меры для защиты своей экономики.

Происходит устойчивое сближение Китая с США и Германией — именно эти страны оказывают огромную экономическую помощь, присылают многочисленных советников, экспертов и т. д.

Намного сложнее складывались отношения с СССР. В июне 1929 г. дело дошло до вооруженного столкновения в районе КВЖД. Военные действия с советской стороны возглавлял В.К. Блюхер. Ему уда­лось нанести ряд поражений китайским войскам, полностью устано­вить контроль над КВЖД к декабрю того же года. Но дипломатичес­кие отношения между СССР и Китаем были восстановлены только в 1932 г.

Режим политической опекив Китае внешне выглядел как дикта­тура Чан Кайши (формально сам он занимал около 70 постов в выс­шей иерархии). Однако власть Чан Кайши была откровенно слабой. Он вынужден был считаться с влиятельными генералами на пери­ферии, зачастую не мог затронуть интересы какого-нибудь чинов­ника в столице, если у того были сильные родственные связи в ка­кой-либо провинции. Клановость, семейственность, местничество, коррупция, неэффективность госаппарата — все это было характер­но для нового режима.

В мае 1931 г. принимается «Временная конституция Китайской республики на период политической опеки». Китай разделили на 28 провинций и 2 национальных района (Тибет и Внутренняя Мон­голия). В каждом регионе действовало свое правительство — реально власть находилась в руках командующих войсками. Очень часто слу­чалось, что интересы центральных структур правительства приходи­ли в столкновение с интересами местных властей. После серии инци­дентов (1928—1930) Чан Кайши пришлось уступить — в Манчжурии, Пекине и на Юге власть была передана в руки местных генералов.

Гоминьдан вовсе не стремился кардинально изменить систему уп­равления, в рамках которой государство является верховным соб­ственником и высшим субъектом власти. Мало того, Чан Кайши пы­тался усилить роль государства. Он национализировал крупнейшие банки и через них установил экономический контроль.

В 1931 г. был создан Национальный экономический совет и принят «6-летний план». Главные задачи плана сводились к созданию инфра­структуры и налаживанию производства экспортной продукции (цветные и редкие металлы, шелк, тунговое масло, соя). Почти поло­вина бюджета ежегодно уходила на стимулирование государственного сектора экономики.

Национальное предпринимательство концентрировалось, в ос­новном, в сфере торговли и мелкого производства. 60% всей китай­ской промышленности было сосредоточено в Шанхае, а местные предприниматели сами охотно вносили вклады в государственно-ча­стные предприятия, пользуясь покровительством чиновников на ро­дине Чан Кайши. Такое сращивание интересов вело к укреплению традиционной системы управления в Китае.

Наступил период быстрого экономического роста,изменений в жизни людей, сфере образования, культуры и т. д. В 1930 г. был при­нят аграрный закон с целью облегчить положение большинства насе­ления. Закон ограничил размеры арендной платы, упорядочил отно­шения в этой сфере и был призван защитить крестьянина от произвола властей. Крестьянство страдало не только от военных реквизиций (часто они проводились под видом взимания налогов на несколько лет вперед; так, в провинции Фуцзянь в 1929 г. налоги были уплаче­ны на 12 лет вперед). Отсутствие твердой власти поощряло грабежи бандитов, которым пытались противостоять отряды крестьянской самообороны.

Разобщенность страны вызывала провинциальный сепаратизм:за­прещалось, например, продавать зерно даже в соседней провинции. Из бюджета отпускались огромные средства на развитие сельскохо­зяйственной инфраструктуры, строительство плотин, но, как вскоре выяснилось, большая часть денег бессовестно разворовывалось госу­дарственной бюрократией. Это подтвердило чудовищное наводнение на реке Янцзы в 1931 г., когда обрушились только что возведенные плотины. В результате около 5,5 млн. га плодородных земель было за­топлено, многие районы оказались под водой в течение 4—6 месяцев, погибли 160 тыс. человек.

Одним из направлений политики Гоминьдана было поощрение пе­реселенияв малонаселенные районы — Синцзян, Шэньси, Ганьсу, Маньчжурию. В Маньчжурию массовая эмиграция китайцев началась еще в 1923 г. А в 1928 г. был принят специальный «6-летний план ко­лонизации Северо-Запада и Северо-Востока», в котором предусмот-ривались льготы для китайских крестьян-переселенцев. Проводимая с конца 1920-х гг. миграционная политика быстро меняла ситуацию в колонизируемых районах, хотя и вызывала напряженные отношения приезжих с местными жителями. В той же Маньчжурии в 1930-е гг. население составляло около 30 млн. человек, из них 95% были китай­цами. Так что коренные маньчжуры быстро растворились в этом люд­ском океане.

Правительство практиковало традиционную для Китая опекунад людьми. В 1929 г. были созданы официальные государственные проф­союзы. Фактически вся их деятельность контролировалась властями, вплоть до утверждения повесток профсоюзных собраний и выборов активистов.

В 1930 г. принят закон «Об урегулировании конфликтов между тру­дом и капиталом». В соответствии с этим законом устанавливается минимум заработной платы, ограничивается продолжительность рабочего времени, рабочие получают право на забастовки, заключение коллективных договоров, участие в управлении предприятиями и по­лучение доли прибыли. Были приняты и законы, гарантирующие пра­во собственности, что должно было поощрить развитие частного предпринимательства.

Следует признать, что лично Чан Кайши всегда стремился де­монстрировать на собственном примере образец поведения: он не употреблял алкоголь, не курил, был умерен в еде, прост в одежде, ре­гулярно занимался физическими упражнениями и строго соблюдал правила гигиены. Этого же он требовал от своих соратников.

Еще в 1928 г. в Китае было запрещено употребление наркотиков,вве­дены строгие наказания (вплоть до смертной казни) за распростране­ние этого зелья. Постоянно пропагандировались официальные лозун­ги: «Пристойность, справедливость, честность, чувство собственного достоинства». Чан Кайши в своих выступлениях призывал к бережли­вости, скромности, опрятности («быть энергичным, подтянутым, сто­ять прямо, есть бесшумно» и т. п.). В Китае организовывались специ­альные кампании «За чистоту и порядок».

Став христианином в 1931 г., Чан Кайши издает указы об ограниче­нии развлечений, о запрете работы ночных ресторанов. С февраля 1932 г. в стране начинается «движение за новую жизнь», направлять ко­торую призвана созданная в марте организация «синерубашечников». Ее основу составили воспитанники школы на острове Ванпу.

В поисках примера для Китая Чан Кайши часто обращался то к опыту Германии и Японии, то к конфуцианству и христианству, то к марксизму, то к фашизму. В частности, у немцев он призывал заим­ствовать дисциплину, порядок, энергию, организаторские способнос­ти, у фашистов и коммунистов — диктаторские методы руководства, политику государственного обеспечения населения.

На протяжении долгих лет Чан Кайши пытался бороться с неэф­фективностью бюрократии,коррупцией, клановостью, казнокрадством чиновников, но ему это не удавалось. Руководство в Гоминьдане было слабым, разобщенным, связанным местническими отношениями. По­пытка снять с должности откровенно слабого министра была чревата осложнениями взаимоотношений с его родственниками в других сфе­рах. Будучи верховным главнокомандующим, Чан Кайши не мог от­давать приказы генералам, если в результате их исполнения наруша­лись личные интересы генералов. Все это ослабляло режим, тем более в условиях противостояния с коммунистами и при наличии внешней угрозы.

Конфликт с коммунистами

После неудачных попыток активизировать радикальные силы в Китае, спровоцировать СССР на вмешательство в междоусобицу в 1927 г. КПК оказалась в сложной ситуации. Ее руководство было разобще­но и получало из Москвы взаимоисключающие директивы, что объ­ясняется непониманием в Коминтерне сути происходивших в Китае событий.

В начале 1928 г. были образованы первые «освобожденные райо­ны», самый крупный из них возник к лету 1928 г. на стыке провин­ций Хунань и Цзянси. Стали создаваться и части китайской Красной армии. Как правило, «освобожденные районы» возникали именно на стыках провинций с тем, чтобы можно было маневрировать в случае карательных операций. Связь этих районов с ЦК КПК, который рабо­тал в Шанхае, в глубоком подполье, а тем более с Москвой, где нахо­дился Коминтерн, была от случая к случаю. Поэтому власть там сосре­доточивалась в руках военных руководителей, которые одновременно являлись и администраторами, и партийными работниками.

Активную роль в «освобожденнных районах» играли будущие ру­ководители КНР Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай, Дэн Сяопин, Чжу Дэ, Пэн Дэхуай. Среди этих районов вскоре стал выделяться так называ­емый Центральный советский район. Там в 1931 г. в г. Жуйцзине со­стоялся съезд Советов, который провозгласил Китайскую советскую республику. Была принята Конституция и ряд социально-экономиче­ских законов, созданы высшие органы власти: Центральный Испол­нительный Комитет (ЦИК), Совет Народных Комиссаров и Реввоен­совет, во главе которых встал Мао Цзэдун.

Что же касается ЦК КПК, то руководство там было слабым, часто менялось. Только за период 1927—1930 гг. сменилось три высших ру­ководителя партии (Чень Дусю, Цюй Цюбо, Ли Лисань). На какое-то время инициатива перешла в руки эмигрантов.

В феврале 1928 г. Пленум ИККИ (Коминтерна) принял резолюцию по китайскому вопросу. В ней отмечалась актуальность сплочения ки­тайских коммунистов. В июне 1928 г. в Москве начал свою работу VI съезд КПК. Он поставил 3 стратегические цели: 1) устранение дик­татуры Гоминьдана; 2) установление в Китае власти Советов; 3) лик­видация «помещичьего землевладения». Были определены и тактиче­ские задачи: 1) расширение и укрепление «освобожденных районов»; 2) формирование там китайской Красной армии.

Как уже отмечалось, связь руководства КПК с «освобожденными районами» была слабой. В руководстве «советских районов» привыкли полагаться на собственную стратегию и тактику и в большей степе­ни ориентировались на военные действия в сельских районах, чем на политическую борьбу в городах.

Разумеется, существование районов, неподконтрольных Гоминь­дану, вызывало беспокойство правительства. Но попытки разгромить коммунистов долгое время оставались безуспешными. Так, в январе 1931 г. потерпела неудачу карательная акция в Центральном совет­ском районе. Когда в марте того же года ее попытались повторить, не­ожиданно начались конфликты с южными генералами.

Наиболее серьезной оказалась экспедиция в июле 1931 г., когда против Центрального советского района была брошена целая армия в 300 тыс. человек, возглавляемая лично Чан Кайши. Но поход при­шлось прервать. В сентябре 1931г. началось вторжение японцев в Маньчжурию.

Японская агрессия и ее воздействие на внутреннее положение в Китае

Маньчжурия представляла для Японии особый интерес, прежде всего стратегический: Маньчжурия граничила с Кореей, которая с 1911 г. была в составе Японии. Да и в экономическом отношении Маньчжу­рия была крайне привлекательна. На ее долю приходилось 80% запа­сов железной руды, 50% нефти, 35% угля, 40% лесных ресурсов всего Китая. В Маньчжурии выращивалось 60% сои, она давала У4 часть сель­скохозяйственного экспорта Китая.

18 сентября 1931 г. японцы вторглись в Маньчжурию, и уже на сле­дующий день все крупные города оказались под их контролем. Войска Гоминьдана, оборонявшие этот район (под командованием генерала Чжан Сюэляна), были отброшены в глубь китайской территории. Правительство обратилось с жалобой на Японию в Лигу Наций, но международная реакция на агрессию Японии была вялой.

Ни одна крупная держава не желала конфликтовать с Японией, да, очевидно, и возможности оказать на нее силовое давление ни у кого не было. Лига Наций направила в Маньчжурию специальную комис­сию Литтона. Она добиралась до Китая морем, неспешно, прибыла только в апреле 1932 г.

Тем временем, в январе 1932 г., Япония, стремясь оказать давление на Чан Кайши, высадила десант в Шанхае. Однако неожиданно для себя встретила на сей раз активное сопротивление. С юга к Шанхаю подошла 19-я армия, состоящая фактически из подростков, плохо обученных и экипированных, но охваченных патриотизмом и энтузи­азмом. С ходу она вступила в бой с японскими войсками. Сопротивление, оказанное 19-й армией, было столь серьезным, что взять Шан­хай японцам не удалось.

5 мая 1932 г.было подписано соглашение о прекращении военных действийна этом направлении и эвакуации японских войск из Цент­рального Китая. К этому времени произошло немало важных событий.

1 марта 1932 г. японцы объявили о создании государства Маньчжоу Го (Маньчжурия). Во главе этого марионеточного образования был по­ставлен потомок китайских императоров из династии Цин — Генри Пу И (с марта 1934 г. он был провозглашен императором Маньчжоу Го).

Комиссия Литтона наконец установила факт агрессии против суве­ренного государства, в чем официально и обвинила Японию в сентяб­ре 1932 г. Япония отреагировала на это выходом из Лиги Наций (в мар­те 1933 г.). На территории Маньчжурии японцы разместили свою Квантунскую армию в 150 тыс. человек и воинские формирования Маньчжоу Го численностью 75 тыс. человек. Кроме того, в аппарате правительства Маньчжоу Го работало свыше 3 тыс. японских советни­ков. Практически это было марионеточное, полностью зависимое от Японии «псевдогосударство».

К началу 1933 г. японцам удалось окончательно сломить сопротив­ление китайских войск на территории Маньчжурии — они отступили в район Пекина. Но правительство Чан Кайши все еще было настро­ено продолжать войну. В марте 1933 г. японцы предпринимают на­ступление на Пекин и Тяньцзинь. Их войска также вторглись во Вну­треннюю Монголию, где традиционно были сильны сепаратистские устремления. Лишь 31 мая 1933 г. было заключено соглашение о вза­имном отводе войск на границу Маньчжурии.

В руководстве Гоминьдана возникли разногласия по вопросу отно­шения к японской агрессии. Руководство правительства,Чан Кайши были настроены антияпонски, но питали большие надежды на помощь Запада и считали необходимым прежде захватить районы, контролиру­емые коммунистами. Левое крыло,к которому относились Фэн Юйсян, Чжан Сюэлян, Сун Цинлин (вдова Сунь Ятсена), руководство 19-й ар­мии, было настроено оказать активное сопротивление и с этой целью даже требовало немедленно прекратить гражданскую войну.

Появилась в Гоминьдане и прояпонская фракция,ее возглавил Ван Цзинвэй. Правда, сам он был исключен из Гоминьдана еще в марте 1930 г., но в партии оставалось немало его сторонников, которые вы­ступали за сотрудничество с Японией и были готовы заключить мир даже ценой уступки Маньчжурии.

Ряд генералов-милитаристов (в провинциях Цинхай, Ганьсу, Синцзянь, Сычуань и на юге) были настроены сепаратистски. Они не скрывали своей радости в связи с ослаблением позиций правительст­ва в результате японской агрессии.

Подобные же настроения преобладали в руководстве КПК и «со­ветских районов». С конца 1931 г. в «советской зоне» было создано Бюро ЦК КПК во главе с Чжоу Эньлаем, туда же были направлены члены Политбюро ЦК КПК Чжан Готао, Сян Ин. К весне 1933 г. ру­ководство КПК окончательно перебралось в Центральный советский район, но к тому времени ситуация для коммунистов стала резко ухудшаться.

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...