Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Рассказывающая о том, как Зеленая в один чжан захватила в плен Коротконогого тигра – Вана и как Сун Цзян вторично напал на Чжуцзячжуан

 

Мы остановились на том, как Сун Цзян верхом на коне осмотрелся и, убедившись, что он со своими людьми попал в засаду, немедля приказал удальцам прорваться на большую дорогу; но впереди началось какое‑то смятение и раздались отчаянные крики.

– Что там случилось? – спросил Сун Цзян.

– Впереди все дороги перепутались, – отвечали ему. – Идешь как будто вперед, а возвращаешься на прежнее место.

– Пусть отряд продвигается в сторону факелов, где видны дома и люди! – приказал Суп Цзян.

Отряду удалось немного продвинуться, а потом снова послышались отчаянные крики:

– Идти невозможно! – Дорога утыкана острыми кольями и железными палками, да еще всюду расставлены рогатки.

– Неужто само небо желает моей гибели? – горестно воскликнул Сун Цзян.

Как раз в это время из левого отряда, который вел Му Хун, пришло донесение, что они повстречались с Ши Сю.

Глянув в ту сторону, Сун Цзян увидел, как Ши Сю с мечом в руках бежит к нему.

– Почтенный брат, успокойтесь, – кричал Ши Сю. И, подойдя ближе, добавил: – Отдайте секретный приказ всем трем отрядам, чтобы они шли вперед и сворачивали там, где увидят белые тополя, не обращая внимания, широкая или узкая там будет дорога.

Сун Цзян повел свои отряды вперед, и там, где встречались белые тополя, они делали повороты. Пройдя так около шести ли, они заметили, что вражеских солдат и всадников стало значительно больше. Тут у Сун Цзяна возникло подозрение, и, подозвав Ши Сю, он спросил:

– Дорогой брат, откуда у врага взялось так много людей?

– Они прибегают к сигнальным фонарям, – отвечал Ши Сю.

Сидя на коне, Хуа Юн протянул руку вперед и сказал Сун Цзяну:

– Уважаемый брат! Видите ли вы среди деревьев красный фонарь? Так вот, когда наши люди поворачивают на восток этот фонарь раскачивается в ту же сторону, а если мы идем на запад, то и фонарь поворачивается на запад. Это у них такие сигналы.

– Что же нам делать с этими фонарями? – спросил Сун Цзян.

– А вот что! – воскликнул Хуа Юн. Держа в руке лук пришпорив коня, он помчался в том направлении, где виднелся фонарь, и на ходу пустил стрелу, которая угодила прямо в цель. Красный фонарь свалился и погас. Противник, сидев ший в засаде, пришел в замешательство. А Сун Цзян прика зал Ши Сю идти вперед и показывать дорогу.

Но тут послышался страшный шум и показалась цепь факелов, раскачивающихся из стороны в сторону. Сун Цзян приказал остановить передние части и велел Ши Сю разведать обстановку. Вскоре тот вернулся и доложил:

– Это пришел из Ляншаньбо нам на помощь еще один отряд и, налетев на засаду, разогнал ее!

Тогда Сун Цзян приказал своим людям усилить натиск с этой стороны, и они с боем пробились из деревни. Таким образом, бойцы селения Чжуцзячжуан были рассеяны.

Войско Сун Цзяна соединилось с отрядом Линь Чуна и Цинь Мина. И все они остановились у входа в деревню. Время близилось к рассвету, и, выбрав высокий холм, они расположились там лагерем. На поверке не досчитались Хуан Синя. Сун Цзян был этим сильно встревожен и стал допытываться, что могло произойти с Хуан Синем. Тут один из бойцов сказал Сун Цзяну:

– Уважаемый брат, услышав ваш приказ, начальник Хуан Синь поехал вперед искать дорогу. Он не соблюдал осторожности и попал в руки врага. Человек семь захватили его живым вместе с лошадью. Их поддели крюками на шестах и утащили в кустарник. Спасти Хуан Синя не было никакой возможности.

Сун Цзян рассвирепел и уже хотел казнить тех, кто был вместе с Хуан Синем, за то, что они раньше не сообщили об этом, но Линь Чуй и Хуа Юн отговорили его.

Случай с Хуан Синем всех очень огорчил, а бойцы говорили:

– Нам не только не удалось покончить с поместьем Чжу, но мы еще лишились двух почтенных братьев. Что же теперь делать?

– Здесь три селения объединили свои силы, – сказал на это Ян Сюн. – Хозяин восточного поместья, господин Ли Ин, на днях был ранен этим мерзавцем, Чжу‑тигренком, стрелой и сейчас находится на излечении у себя в поместье. Почему бы вам, уважаемый брат, не отправиться к нему и не посоветоваться с ним?

– Да я совсем забыл про него! – воскликнул Сун Цзян. – Уж он‑то, конечно, знает эту местность как свои пять пальцев.

Тотчас же приказав приготовить подарки: два куска атласа, два кувшина вина, а также лучшего коня, с седлом и сбруей, Сун Цзян решил сам встретиться с Ли Ином. Линь Чуна и Цинь Мина он оставил охранять лагерь. Взяв с собой Хуа Юна, Ян Сюна и Ши Сю, Сун Цзян в сопровождении трехсот всадников, отправился в поместье Ли Юна.

Еще издали они заметили, что ворота поместья закрыты и подъемный мост поднят. На стене стояло множество бойцов и всадников, а в башне над воротами гремели барабаны и гонги. Подъехав ближе, Сун Цзян закричал:

– Я, Сун Цзян из Ляншаньбо, приехал сюда ради того, чтобы повидаться с вашим уважаемым господином. Злых намерений у меня нет, и вы не должны меня бояться.

Находившийся в башне Ду Син увидел Ян Сюна и Ши Сю, стоявших рядом с Сун Цзяном, и поспешил открыть ворота. Затем на небольшой лодочке он переправился через ров и почтительно приветствовал Сун Цзяна. Тот соскочил с коня и в свою очередь поклонился Ду Сину. В этот момент Ян Сюн и Ши Сю почтительно доложили Сун Цзяну:

– Это и есть господин Ду Син, который привел нас сюда и познакомил с хозяином этого поместья, почтенным Ли Ином.

– Значит, вы управляющий поместьем, господин Ду Син! – воскликнул Сун Цзян. – Могу я попросить вас сделать мне одолжение и передать вашему господину, что я, Сун Цзян из Ляншаньбо, уже давно слышал его славное имя, но мне все не представлялось счастливого случая встретиться с ним лично. И вот теперь, когда селение Чжуцзячжуан решило выступить против нас, мы пришли сюда, чтобы познакомиться с вашим господином, и я привез с собой скромные дары: атлас, доброго коня,овец, вино.

Выслушав это, Ду Син тотчас же возвратился и прошел прямо к хозяину. Ли Ин лежал в постели, укрытый одеялом. Когда Ду Син передал Ли Ину слова Сун Цзяна, тот сказал:

– Но ведь он мятежник из лагеря Ляншаньбо; удобно ли мне встречаться с ним? Правда, я ничего не имею против него, однако скажите, что я сейчас болен, лежу в постели, не могу двигаться и потому, мол, не в состоянии принять его. И подарки, которые он привез, я не решаюсь взять.

И снова Ду Сину пришлось переправляться через ров. Подъехав к Сун Цзяну, он сказал:

– Наш хозяин троекратно кланяется вам; он очень хотел бы лично приветствовать вас, но никак не может встретиться с вами, потому что он ранен и лежит в постели. Но он надеется, что у него еще будет возможность приветствовать вас. А что касается подарков, то он просил передать, что не осмеливается принять их.

– Я знаю, чего опасается ваш хозяин, – промолвил в ответ Сун Цзян. – Он думает, что, потерпев неудачу в Чжуцзячжуане, я добиваюсь встречи с ним, чтобы попросить совета. Боясь навлечь на себя гнев семьи Чжу, он не желает сейчас допустить меня в свой дом.

– Нет, это не так, – возразил Ду Син. – Ли Ин действительно болен. И хотя я сам из Чжуншаня, но живу в этом месте много лет и довольно хорошо знаю, что здесь делается. Поэтому могу кое‑что рассказать вам. Поместье Чжуцзячжуан расположено в центре этого района, восточнее находится поместье господина Ли Ина и западнее – усадьба Хуцзячжуан. Эти три семьи заключили между собой братский союз, поклялись действовать заодно и в случае надобности выручать друг друга. Ныне братья Чжу нанесли оскорбление моему хозяину, и, конечно, теперь он не будет помогать им. Но возможно, что западное селение Хуцзячжуан окажет им помощь. Бояться там, собственно говоря, некого, за исключением девушки‑воина, по имени Ху Сань‑нян, по прозвищу «Зеленая в один чжан», которая прекрасно владеет двумя сверкающими кинжалами. Эта девушка действительно наводит страх и ужас! Но теперь она помолвлена с третьим сыном хозяина поместья Чжуцзячжуан – Чжу‑тигренком, и вскоре они обвенчаются. Если вы, уважаемый полководец, поведете ваш отряд на поместье Чжуцзячжуан, то можете не опасаться нападения с востока, однако ждите его с запада. В поместье Чжуцзячжуан есть два входа. Одни ворота ведут прямо на перевал Одинокого дракона, другие – в противоположную сторону. Если вы будете вести наступление только на передние ворота, у вас ничего не выйдет. Надо наступать сразу с двух сторон, только тогда вы сможете прорвать оборону. С той стороны, где находятся передние ворота, вы увидите множество запутанных и перекрещивающихся тропинок. Эти дороги, как широкие, так и узкие, пересекают друг друга и расходятся во всех направлениях; в них очень трудно разобраться. Там пройдет лишь тот, кто знает, что правильную дорогу указывают белые тополя. Там, где тополей нет, – тропы непроходимы.

– А ведь там сейчас белые тополя порубили; по каким же приметам идти? – спросил Ши Сю.

– Если они порубили тополя, – сказал на это Ду Син, – то пни остались! Ведите наступление только днем, ночью не начинайте боя!

Сун Цзян поблагодарил Ду Сина и уехал со своими сопровождающими обратно в лагерь. Здесь их уже поджидал Линь Чун. Они прошли в большую палатку и там расселись. Сун Цзян сообщил, что Ли Ин не пожелал встретиться с ним и передал все, что рассказал Ду Син.

– Мы с добрыми намерениями послали ему подарки, а он, мерзавец, отказался принять нашего старшего брата! – не утерпев, вставил свое слово Ли Куй. – Да я разнесу это проклятое поместье и за волосы приволоку сюда мерзавца, чтобы он отдал почести нашему почтенному брату! Дайте мне три сотни удальцов, и я отправлюсь на расправу!

– Ты не совсем разбираешься в этом деле, дорогой друг! – сказал Сун Цзян. – Ли Ин человек богатый и занимает почетное положение. Вот он и опасается властей. Нельзя ему так просто встречаться со мной!

– Разве он ребенок, что боится встретиться с незнакомым человеком? – рассмеялся Ли Куй.

Вслед за ним рассмеялись и все остальные.

– Однако мы здесь рассуждаем, – сказал Сун Цзян, – а наши братья томятся в плену. И мы даже не знаем, живы ли они сейчас. Сделаем еще одно усилие, дорогие друзья, и двинемся вместе в наступление на Чжуцзячжуан!

– Вы – наш командир, кто же осмелится ослушаться вас, уважаемый брат! – раздались голоса со всех сторон. – Кому вы прикажете идти впереди?

– Вы боитесь маленьких ребят! – выкрикнул тут Ли Куй. – Первым пойду я.

– Посылать тебя вперед бесполезно, – возразил Сун Цзян. – На этот раз мы обойдемся без тебя!

Сдерживая свой гнев, Ли Куй опустил голову. Затем Сун Цзян выделил четырех человек: Ма Линя, Дэн Фэя, Оу Пэна и Коротконогого тигра – Вана и сказал им:

– Вы пойдете вместе со мной в головном отряде!

Затем он приказал Дай Цзуну, Цинь Мину, Ян Сюну, Ши Сю, Ли Цзюню, Чжан Шуню и Бай‑шэну подготовить людей для переправы через реку. И, наконец, он отдал приказ Линь Чуну, Хуа Юну, Му Хуну и Ли Кую построить две колонны и быть готовыми оказать необходимую помощь. Все как следует подкрепились едой, надели на себя боевые доспехи, атаманы сели на коней.

Здесь следует напомнить, что Сун Цзян решил лично идти с головным отрядом и атаковать врага. Впереди отряда несли флаг с большим красным иероглифом «Шуай» – что значит «полководец». Вместе с Сун Цзяном шли четыре других предводителя: они вели за собой сто пятьдесят всадников и тысячу пеших бойцов. Отряд быстро продвигался по направлению к поместью Чжуцзячжуан. Вскоре они подошли к перевалу Одинокого дракона. Тут Сун Цзян остановил своего коня. Впереди лежало поместье Чжуцзячжуан, где были вывешены два белых флага, на которых четко виднелись четырнадцать вышитых иероглифов:

 

«Сравняем с землей лагерь Ляншаньбо и захватим Чао Гая».

«С победой войдем в лагерь разбойников и захватим Суд Цзяна».

 

Эта надпись привела Сун Цзяна в такую ярость, что он сидя на лошади, дал клятву:

«Если я не разнесу поместье Чжуцзянчжуан, ни за что не вернусь в Ляншаньбо!»

Надпись эта вызвала негодование и у всех остальных вожаков. Когда Сун Цзяну доложили, что весь отряд подошел, он приказал начать нападение на передние ворота, а сам с головным отрядом обогнул перевал Одинокого дракона и с противоположной стороны выехал к поместью. Тут они увидели неприступные стены, сделанные, казалось, из меди и железа. В это же время они заметили несущийся с запада отряд, который летел по направлению к ним с боевым кличем.

Оставив Ма Линя и Дэн Фэя у задних ворот поместья, Сун Цзян, разделив отряд на две части, отправился вместе с Оу Пэном и Коротконогим тигром‑Ваном навстречу приближающемуся противнику. Тридцать вражеских всадников окружали девушку‑воина. Это и была сама Ху Сань‑нян Зеленая в один чжан из поместья Хуцзячжуан. Она ехала впереди на вороном иноходце, держа в руках сверкающие мечи; за ней следовал отряд человек в пятьсот. Она торопилась на помощь осажденному поместью Чжуцзячжуан. Увидев ее, Сун Цзян сказал:

– Мы слышали, что в поместье Хуцзячжуан есть бесстрашная женщина‑воин. Это она и есть. Кто решится померяться с ней силами?

Едва Сун Цзян умолк, как Коротконогий тигр – Ван, падкий на женщин, решил захватить воительницу в первой же схватке. С боевым кличем, подхлестнув коня, с пикой в руках вылетел он вперед навстречу врагу. Его клич подхватили бойцы.

Припустив коня и размахивая мечами, воительница тоже вылетела вперед, готовая сразиться с Ваном.

И вот начался бой, в котором одна сторона превосходно владела двумя мечами, а другая – не знала себе равных в бою с пикой. Уже более десяти раз схватывались противники. Наблюдая за боем, Сун Цзян заметил, что Коротконогий тигр‑Ван теряет силы.

А надо сказать, что Ван, заметив девушку, так и загорелся желанием взять ее к себе. Но кто мог подумать, что после десяти схваток у него задрожат руки, ослабнут нрги и удары его будут не точны. Словно пика перестала его слушаться.

Надо сказать, что если бы речь сейчас шла не о жизни я смерти, то Коротконогий тигр – Ван с большой охотой стал бы заигрывать с девушкой.

А всадница смекнула, в чем дело, и, наблюдая за Ваном, додумала: «Нахальный парень!»

Ловко действуя двумя мечами, она взмахивала ими то вверх, то вниз. И Ван не мог за ней угнаться. Он уже повернул коня, намереваясь бежать, но Зеленая, припустив своего коня, подвесила на бок меч, который держала в правой руке, и, чуть вытянув вперед женственную, нежную руку, без труда вытолкнула Вана из седла. Тут к ней подоспели бойцы и поволокли Коротконогого тигра в плен живым.

Оу Пэн, подняв копье, бросился было вперед на выручку Вану. Но Зеленая, выхватив мечи, ринулась навстречу Оу Пэну, и между ними завязался бой.

Здесь следует сказать, что Оу Пэн происходил из рода военачальников и в совершенстве владел искусством боя с железной пикой. Наблюдая за ним, Сун Цзян про себя восхищался его мастерством. Однако и Оу Пэн, несмотря на все свое умение, не в силах был противостоять Зеленой.

Дэн Фэй, видя, что захватили в плен Коротконогого тигра – Вана, а Оу Пэн не может одолеть девушку‑воина, с громким боевым кличем вырвался вперед на своем коне, размахивая железной цепью.

Между тем жители поместья Чжуцзячжуан, все время наблюдавшие за боем, опасаясь, как бы Зеленая не потерпела поражения, поспешно опустили подъемный мост и распахнули ворота. Оттуда выехал сам Чжу‑дракон во главе отряда в триста с лишним человек. Высоко держа свое оружие, он мчался прямо на Сун Цзяна, желая захватить его. Увидев это, Ма Линь взмахнул своими мечами и помчался наперерез Чжу‑дракону.

А Дэн Фэй, опасаясь, как бы Сун Цзян не попал в беду, не решался отойти от него. Тем временем бой шел слева и справа от них, и отовсюду доносились боевые возгласы.

Заметив, что Ма Линь не может одолеть Чжу‑тигра и что Оу Пэн не в силах справиться с Зеленой, Сун Цзян заволновался. Но тут он увидел, что к ним на помощь несется отряд всадников. Присмотревшись, Сун Цзян с радостью узнал Цинь Мина‑Громовержца. Последний, услыхав, что позади поместья разгорелся бой, поспешил на помощь своим.

– Начальник Цинь Мин, помогите Ма Линю! – крикнул ему Сун Цзян.

Цинь Мин по натуре своей был человеком быстрым и стремительным. Узнав, что его ученика Хуан Синя взяли в плен, он пришел в бешенство. Размахивая жезлом и подстегивая коня, он как ветер мчался на Чжу‑дракона. А тот, подняв копье в виде волчьего клыка, шел на сближение с Цинь Мином, приготовившись к схватке. Пользуясь этим, Ма Линь решил вызволить из плена Вана.

Но Зеленая разгадала замыслы Ма Линя и тотчас же оставила Оу Пэна, чтобы схватиться с Ма Линем. И вот два врага, из которых каждый ловко владел двумя мечами, съехались на конях. Сверкание их мечей напоминало блеск множества изумрудных снежинок в порывах ветра. У Сун Цзяна, наблюдавшего за этим боем, даже зарябило в глазах.

В это же время шел бой между Цинь Мином и Чжу‑драконом. Они схватывались уже более десяти раз, но разве мог Чжу‑дракон одолеть Цинь Мина? Находившийся в поместье наставник Луань Тин‑юй, схватив железный молот, вскочил на коня и, подняв копье, также ринулся в бой. Тогда Оу Пэн помчался навстречу Луань Тин‑юю, готовый сразиться с ним. Однако Луань Тин‑юй не принял боя и, повернув свое копье отскочил в сторону. Но в тот момент, когда Оу Пэн погнался за ним, Луань Тин‑юй швырнул свой молот и попал прямо в Оу Пэна. Тот кубарем свалился с коня.

– Удальцы, сюда на помощь! – раздался крик Дэн Фэя, – и, размахивая железной цепью, он метнулся к Луань Тин‑юю. Не теряя времени, Сун Цзян приказал Оу Пэну взобраться на коня.

А Чжу‑дракон, убедившись, что не может противостоять Цинь Мину, подхлестнул своего коня и ускакал прочь. Тогда Луань Тин‑юй оставил Дэн Фэя и бросился в бой с Цинь Мином. Они уже раз двадцать схватывались, но так и нельзя было сказать, на чьей стороне перевес. Тогда Луань Тин‑юй сделал вид, что промахнулся, и быстро ускакал на поляну. Не подозревая, что для него готовится ловушка, Цинь Мин погнался за ним. А Луань Тин‑юй уходил в густые заросли.

Следует сказать, что жители поместья Чжуцзячжуан повсюду устроили засады. И когда Цинь Мин углубился в заросли, на его пути натянули веревку, и лошадь полетела вместе с седоком на землю. Раздались торжествующие крики, и выбежавшие из засады захватили Цинь Мина в плен.

Увидев, как Цинь Мин полетел с коня, Дэн Фэй, не медля ни секунды, бросился ему на помощь и вдруг заметил перед собой натянутую веревку. Он хотел было повернуть обратно, но с обеих сторон раздались вопли: «Держи его! Попался!»

И снова раздался крик: «Держи!» – и со всех сторон к нему протянулись шесты с крючьями. Дэн Фэя стащили с коня и уволокли живым. При виде этого Сун Цзян пришел в отчаяние.

Ма Линь прекратил бой с Зеленой и поспешил к Сун Цзяну, они ускакали в южную сторону. За ними погнались Луань Тин‑юй, Чжу‑дракон и Зеленая. Вдруг дорога оборвалась, и беглецы приготовились к тому, что сейчас их схватят и свяжут. Но тут они заметили, как с юга к ним скачет во весь опор какой‑то удалец, и вслед за ним несутся примерно пятьсот всадников.

Приглядевшись, Сун Цзян узнал Му Хуна. С юго‑восточной стороны тоже мчался отряд в триста с лишним человек во главе с двумя удальцами. Это оказались Ян Сюн и Ши Сю. А тут и с северо‑востока показался еще один удалец, который на скаку кричал:

– Не троньте людей! Не троньте!

Это был – Хуа Юн. Когда подоспевшие с трех сторон молодцы собрались вместе, Сун Цзян выразил свою радость, и все они с боевым кличем бросились на Луань Тин‑юя и Чжу‑дракона.

Наблюдавшие за боем из поместья испугались, что Луань Тин‑юй и Чжу‑дракон могут попасть в беду. Тогда оставив для охраны Чжу‑тигра, с длинной пикой в руках из ворот выехал на свирепом коне Чжу‑тигренок, а за ним – более пятисот всадников. Все они ринулись в бой.

Между тем оставшийся у передних ворот отряд во главе с Ли Цзюнем, Чжан Хэном и Чжан Шунем, перебрался через ров, наполненный водой, но больше ничего не мог сделать под градом сыпавшихся со стен стрел. А Дай Цзуну и Бай‑шэну с другой стороны рва оставалось лишь выкрикивать угрозы.

Приближался вечер, и Сун Цзян, поспешно подозвав Ма Линя, поручил ему охранять Оу Пэна. Затем он приказал бить в гонги и с боем отступать. Сун Цзян сам наблюдал за отходом, боясь, чтобы кто‑нибудь не сбился с пути.

В это время Сун Цзян увидел, что прямо на него верхом на коне мчится девушка‑воин. Растерявшись и не имея возможности вступить с ней в бой, он хлестнул своего коня и помчался на восток. Но Зеленая настигала его. Кони неслись, и стук их копыт напоминал звук бросаемых на пол мисок. Зеленая преследовала Сун Цзяна до самого глухого места, и в ту минуту, когда она уже протянула было руку, чтобы схватить его, на склоне горы вдруг кто‑то громко закричал:

– Куда же эта чертова девка гонит моего старшего брата?

Взглянув вверх, Сун Цзян увидел Ли Куя, который, размахивая топорами, бежал к нему во главе своего отряда. Тут Зеленая повернула коня и направилась к находившемуся в стороне лесу. Остановив своего коня, Сун Цзян глянул в том направлении и увидел, как из лесу выехали всадники. Во главе их был Линь Чун Барсоголовый. Сидя на коне, он что было сил закричал:

– Эй, чертовка, куда это ты?

Но Зеленая, взмахнув своими мечами, ринулась прямо на Чего. Держа в руке копье, Линь Чун приготовился к встрече. Они схватывались раз десять, когда Линь Чун вдруг сделал ьид, что промахнулся, и дал Зеленой возможность приблиэиться к нему. Тут он ударил пикой поперек ее мечей и выбил их у нее из рук. Затем, ринувшись вперед, он выбросил вперед свои обезьяньи руки и, изогнув волчью спину, одним рывком сорвал Зеленую с коня и пересадил к себе.

Наблюдавший за этим поединком Сун Цзян, громко выразил свое одобрение. Приказав связать девушку, Линь Чун подскакал к Сун Цзяну и спросил:

– Вас не ранили, дорогой брат?

– Нет, я не ранен, – отвечал Сун Цзян и тут же послал Ли Куя в чащу встретить удальцов. – Скажи, чтобы все собрались возле деревни. Уже темнеет, и продолжать бой нельзя! – добавил он.

Получив это распоряжение, Ли Куй ушел со своим отрядом. А Линь Чун остался охранять Сун Цзяна, и они, посадив связанную девушку на ее коня, поехали по дороге, ведущей из деревни. Так как никто из вожаков в этот день не имел успеха то все они поспешили отступить. А что касается жителей Чжуцзячжуана, то они также отозвали своих людей обратно в поместье; у них было много убитых.

Чжу‑дракон приказал посадить пленных в повозку для преступников и, после того как будет пойман Суп Цзян, препроводить всех в Восточную столицу, чтобы самому получить за это награду. Захваченный в плен в Хуцзячжуане Коротконогий тигр – Ван также был доставлен в поместье Чжуцзячжуан.

Собрав свой отряд, Сун Цзян разбил возле деревни лагерь и прежде всего приказал привести к нему Зеленую, связать ей руки и посадить на коня. Затем он отобрал двадцать надежных разбойников, поставил во главе их четырех конных старшин и сказал:

– Сейчас же отвезите ее в Ляншаньбо и сдайте моему отцу, а потом возвращайтесь обратно и доложите о выполнении приказа. Когда я вернусь в лагерь, тогда скажу, как быть с ней дальше.

Вожаки думали, что Сун Цзян хочет взять девушку себе, и относились к ней очень предупредительно. Повозка для Оу Пэна, чтобы отвезти его в лагерь на лечение, была приготовлена, и, по распоряжению Сун Цзяна, они вместе тронулись в путь.

Сун Цзян всю ночь не мог уснуть и, удрученный, сидел в своей палатке, ожидая рассвета.

На следующий день разведчики донесли, что сюда идет советник У Юн и с ним три брата Юань, а также Люй Фан и Го Шэн. Они ведут с собой пятьсот бойцов.

Услышав это, Сун Цзян поспешил выйти из лагеря навстречу У Юну и провел его в главную палатку, где они и уселись. У Юн привез с собой вино и провизию, налил чашу, поднес ее сперва Сун Цзяну, а затем и всем остальным начальникам. После этого он сказал:

– Предводитель нашего лагеря старший брат Чао Гай, узнав о постигшей вас во время первого наступления неудаче, послал меня вместе с пятью другими вожаками на помощь к вам. По нам неизвестно, как у вас сейчас обстоят дела – выиграли вы сегодня бой или снова проиграли?

– В двух словах этого не расскажешь, – промолвил Сун Цзян. – Мерзавцы из поместья Чжу вывесили по обеим стороудм ворот белые флаги, на которых написано: «Сравняем г землей лагерь Ляншаньбо и захватим Чао Гая!» «С победой войдем в лагерь разбойников и захватим Сун Цзяна!» Эти негодяи совсем обнаглели! Сначала мы послали против них передовой отряд. Но так как эта местность нам незнакома, то мы потеряли Ян Линя и Хуан Синя. Затем мы пошли в наступление ночью. И вот тут Зеленая захватила в плен Коротконогого тигра‑Вана, а Луань Тин‑юй своим молотом подбил Оу Пэна; не повезло и Цинь Мину с Дэн Фэем, – их схватили, когда они наскочили на протянутые веревки и перевернулись вместе с конями. Вот так мы и проиграли. И если бы наставник Линь Чун не захватил в плен живьем Зеленую, то мы потерпели бы полное поражение. Что можно сделать сейчас? Если я не разнесу поместье Чжуцзячжуан и не спасу братьев, попавших в беду, то готов покончить с собой. Мне тогда нельзя будет и показаться на глаза нашему уважаемому брату Чао Гаю!

– Само небо уничтожит это поместье! – смеясь, воскликнул У Юн. – Сейчас для этого представляется очень удобный случай, и мне кажется, что на это дело потребуется всего лишь один день.

Сун Цзян изумился и вместе с тем обрадовался.

– Но как же это поместье может быть уничтожено в течение одного дня? – поспешно спросил он. – И какой представляется для этого случай?

В ответ У Юн улыбнулся и не спеша рассказал, в чем заключается его замысел. Поистине, можно сказать, что:

 

Длань, что в воздухе может ловить облака, – человека

Из капканов земных и небесных сетей выручает.

 

О чем же рассказал У Юн, вы можете узнать из следующей главы.

 

Глава 48

 

 

Последнее изменение этой страницы: 2016-08-11

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...