Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Институт истории, политических и социальных наук

Институт истории, политических и социальных наук

Кафедра зарубежной истории, политологии и международных отношений

КУРСОВАЯ РАБОТА

ФОРМИРОВАНИЕ МЕХАНИЗМОВ РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛИТИКИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В СЕВЕРНЫХ СТРАНАХ (2000 – 2015 ГГ.)

Студентка III курса

Направления подготовки 41.03.05

бакалавр международных отношений

Романова Анастасия Алексеевна

_______________________________

«____» ___________________ 2016 г.

 

Научный руководитель

Яровой Глеб Олегович,

кандидат политических наук, доцент

_______________________________

«____» __________________ 2016 г.

 

 

ПЕТРОЗАВОДСК


Оглавление

 

ВВЕДЕНИЕ.. 3

Глава I. Теоретические аспекты концепции устойчивого развития: общий контекст формирования и эволюция международного сотрудничества. 10

1.Общие предпосылки формирования концепции устойчивого развития: зарождение идеи “устойчивости”. 10

2.Формирование концепции устойчивого развития в проектах ООН.. 13

3.Деятельность ООН по практической реализации концепции устойчивого развития в 2000-2015 гг. 21

4.Концепция устойчивого развития как фактор. 24

Глава II. Особенности механизмов реализации политики устойчивого развития в северных странах 29

1.Формирование политики устойчивого развития в Швеции. 29

2.Опыт Финляндии в реализации политики устойчивого развития. 36

3.Особенности реализации политики устойчивого развития в Норвегии. 42

4.Сравнительная характеристика механизмов реализации политики устойчивого развития в северных странах 2000-2015 гг. 44

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. 47

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ... 48

 


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. В середине ХХ века происходит интенсификация процессов глобализации и интеграции, что приводит к изменению как общей структуры международной системы, так и отношений между ее акторами. Результатом высокой динамики социально-экономического развития становится значительный рост уровня жизни в странах, вставших на путь индустриального развития, но эта же динамика отражается в тенденции к развитию глобальных кризисов, связанных с состоянием окружающей среды, сохранностью природного и культурного наследия, биологического и этнокультурного многообразия. В целом, одной из основных характеристик существующей сегодня системы международных отношений является взаимосвязанность и взаимозависимость существующих экологических, экономических и социальных проблем.

Понимание этих взаимосвязей, а также того, что процесс глобализации предопределяет необходимость консолидировать усилия национальных государств и других акторов для решения этого комплекса проблем, легло в основу ряда базовых принципов, которые, как предполагалось, должны составлять основу взаимодействия акторов международных отношений. Дальнейшее развитие этих принципов и попытки создать теоретическую и нормативно-правовую базу, которая сделала бы возможной их реализацию на практике, привели к появлению новых концепций, в том числе и концепции устойчивого развития, формирование которой началось еще в 1970-х гг.

Изначально данная концепция разрабатывалась как теория, которая способна предложить общую схему действий в контексте глобальных угроз и координировать национальные стратегии долгосрочного развития на основе единых целей, подходов и принципов. В процессе развития и дополнения основных положений сформировалась достаточно обширная теоретическая база концепции как на локальном, так и на международном уровне: с 1992 г. за 30 лет на уровне ООН были приняты Декларация Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию, “Повестка дня на 21 век”, “Декларация тысячелетия ООН”, Йоханнесбургская декларация по устойчивому развитию, декларация “Будущее, которое мы хотим” по итогам конференции “Рио+20”. После проведения в 1992 г. Конференции по окружающей среде и развитию начался процесс разработки национальных программных документов: так, в Австралии, Великобритании и США были разработаны национальные стратегии устойчивого развития в 1992, 1994 и 1996 г. соответственно, в Эстонии принят закон об устойчивом развитии, в Норвегии подготовлен доклад парламенту по решениям конференции, в Швеции – закон по выполнению этих решений. В Нидерландах был разработан проект “План действий – устойчивые Нидерланды”, который был принят в 1992 году, в Канаде – программа действий. В России разработка концепции перехода России к устойчивому развитию началась в 1994 году и была утверждена в апреле 1996 года. Новая экологическая программа Европейского союза получила название “Стратегия на пути к устойчивости”. В ряде стран началась разработка локальных “повесток дня на XXI век”, были сформированы национальные комиссии или комитеты по устойчивому развитию (например, во Франции, Норвегии, Швеции).[1]

Однако при всем объеме теоретической разработанности концепции при ее внедрении в конкретные политические курсы по-прежнему возникают значительные трудности, связанные с рядом причин. Так, до сих пор нельзя говорить о существовании единого подхода к определению “устойчивого развития” и единого мнения насчет самой концепции. Одной из главных проблем считается сложность практической реализации базовых идей концепции в том виде, в котором они были изложены в основных документах ООН, поскольку предложенные положения фактически представляли собой лишь самые общие теоретические рамки для конкретных действий государств.

В связи с этим до сих пор продолжается поиск оптимальных механизмов, которые позволят интегрировать концепцию устойчивого развития в национальные политические курсы. В частности, исследуются уже существующие модели и конкретные национальные проекты по реализации концепции, чтобы понять, как именно проводится политика устойчивого развития, какие сложности при этом возникают и, по возможности, найти универсальные способы решения определенных проблем.

Исторически особую роль в эволюции концепции устойчивого развития сыграли северные страны – Швеция, Норвегия и Финляндия. Первая конференция ООН по окружающей среде, результаты которой определили дальнейшее развитие международной политики в области решения экологических проблем, состоялась в Стокгольме. Официальная трактовка термина “устойчивое развитие” была представлена в отчете Международной комиссии по окружающей среде и развитию, которую возглавила Гру Харлем Брундтланд, на тот момент занимавшая пост премьер-министра Норвегии. На данный момент во всех трех странах существуют национальные стратегии устойчивого развития и действуют национальные координирующие органы по вопросам устойчивого развития, причем процесс их создания в основном начался после принятия Целей развития тысячелетия (ЦРТ) в рамках Декларации тысячелетия ООН в 2000 году. Можно предположить, что, учитывая успешный опыт интеграции концепции устойчивого развития в общеполитический курс северных стран, возможно построить такую модель устойчивого развития, которая позволила бы реализовать базовые положения концепции и в других национальных государствах. Однако для того, чтобы это выяснить, для начала нужно понять, действительно ли в северных государствах существуют определенные общие черты реализации политики устойчивого развития. Таким образом, перед нами встает вопрос: какими механизмами обеспечивается реализация политики устойчивого развития в северных странах в 2000-2015 гг.?

Нижняя граница определена, исходя из даты утверждения Целей развития тысячелетия, которые легли в основу большинства национальных стратегий. Выбор верхней границы связан с подведением итогов ЦРТ на 70-й сеcсии Генассамблеи ООН и принятием Повестки дня в области устойчивого развития на ближайшие 15 лет, что в перспективе предполагает изменение институциональной структуры и механизмов, с помощью которых реализовывается политика устойчивого развития на данном этапе.

Блок научной литературы, посвященной данному вопросу, можно условно разделить на две части. В первой исследуются теоретические основы политики устойчивого развития, анализируется общий концепт устойчивого развития в его динамике, проводится анализ основных понятий в общепринятом значении (зафиксированном в первых документах ООН по устойчивому развитию) в сравнении с национальными интерпретациями и предлагается общая классификация направлений исследований.

В частности, Большаков Б. Е. в работе “Возникновение и основные проблемы вхождения понятия “устойчивое развитие” в мировую политику и науку ” отмечает, что “на примере абсолютного большинства стран нетрудно заметить значительную дистанцию между теоретическими размышлениями об устойчивом развитии и конкретной практикой”.[2] Он соотносит начало активного изучения вопроса устойчивого развития с периодом обращения к глобальной проблематике. Анализируя литературу, которая появилась в 1980-е гг. ХХ в., он указывает на то, что среди зарубежных исследователей глобальной проблематики изначально наиболее отчетливо проявилось два крыла: «технократическое» и «технопессимистическое». Представители первого в решении глобальных противоречий подчеркивают широкие возможности науки и техники, придают важное значение научно- техническому прогрессу. «Технопессимисты» возлагают ответственность за негативные последствия глобализации и обострение глобальных проблем на научно-технический прогресс, крупный международный капитал, транснациональные корпорации.[3]

Направления отечественной глобалистики Большаков Б. Е. подразделяет на философско-методологическое и научно-теоретическое (выявление философских оснований, условий появления и характера глобальных проблем, анализ наиболее важных социально-политических и экономических преобразований, необходимых для успешного решения глобальных противоречий); социо-природное (касается прежде всего вопросов, возникающих в сфере взаимодействия природы и общества); социо-культурное (основное внимание сосредоточено на научно-техническом прогрессе и его последствиях).[4]

Однако Jabareen Y. в своей статье “A new conceptual framework for sustainable development” обращает внимание на описательный характер основной литературы, посвященной вопросу устойчивого развития, что, по его мнению, говорит о сравнительно малой степени изученности вопроса, и предлагает свою классификацию общих направлений изучения устойчивого развития, выделяя ряд концепций внутри исследований.[5]

Ряд авторов, кроме того, изучает динамику эволюции концепции устойчивого развития в контексте происходящих мировых процессов. В эту группу входят работы “Концепция устойчивого развития: новая социально-экономическая парадигма” Гизатуллина Х.Н.[6], “Современные акторы мировой политики и переход к устойчивому развитию” Калюжной Д.Е.[7], “Seeking Sustainability : On the prospect of an ecological liberalism” Paton G.[8], “Sustainable Development: A History” Egelston A., а также статьи Урсул А. Д. “Глобализация в перспективе устойчивого будущего”[9] и “Устойчивое развитие и мировая политика”[10]. В данных работах представлен глубокий анализ изменений, произошедших в концепции устойчивого развития с момента принятия первых документов, однако при этом довольно незначительное внимание уделяется анализу отдельных национальных стратегий и их особенностей.

Вторая часть литературы посвящена практическим методам и механизмам решения проблем устойчивого развития и способам интеграции концепции в политические курсы северных стран. В частности, результаты тщательного исследования способов реализации политики устойчивого развития в Норвегии представлены в статье “Sustainable development discourse in Norway” Ruud A.[11] Автор суммирует общие положения национальной стратегии устойчивого развития и исследует механизмы проведения общей политики. Настолько же детальное исследование по Швеции представлено в статье Ahlberg M. “Sustainable Development in Sweden – a success story : Discourse analysis”.[12] Частично рассматриваются конкретные механизмы реализации политики устойчивого развития в работах, Baker S. “The Politics of Sustainable Development : Theory, Policy, and Practice within the European Union”[13], Pallemaerts M. “The European Union and Sustainable Development : Internal and External Dimensions”[14], Persson L. “Local Responses to Global Changes : Economic and Social Development in Northern Europe’s Countryside”[15]. В целом, можно увидеть, что в ряде работ затрагиваются отдельные аспекты проблемы, но полная картина соотношения национальных теоретических основ устойчивого развития и механизмов их практической реализации на данный момент отсутствует, что оставляет поле для дальнейшего изучения данной темы.

Наиболее часто концепцию устойчивого развития пытаются анализировать с точки зрения неолиберализма, объединяя их в категорию “концептов Запада” и предполагая, что неолиберальный подход представит наиболее полное понимание концепции. Действительно, идея устойчивого развития отражает идеи глобальной взаимозависимости, множественности акторов, свойственные неолиберальной парадигме, подчеркивает необходимость создания гражданского общества, предоставляющего возможности для самореализации, однако концепция не может предложить картину мира, которая совместила бы воплощение принципов устойчивого развития и идеалы неолиберальной традиции, связанные с либерализацией торговли и ростом рыночной конкуренции. Так, во многих развивающихся странах, ориентированных на мировой рынок, наблюдается рост бедности и неравенства, что, в свою очередь оказывает негативное влияние на окружающую среду и подрывает возможности реализации концепции устойчивого развития, что позволяет неолибералам критиковать устойчивое развитие как “пустое понятие, объединившее череду фантазий, сказочных историй и плодов воображения”.[16]

Однако другие подходы к анализу концепции устойчивого развития позволяют проанализировать те противоречия, которые невозможно объяснить с неолиберальных позиций. В частности, с точки зрения социального конструктивизма важно не то, какие национальные интересы лежат в основе действий или как действуют международные институты, но то, как именно при взаимодействии акторов формируется дискурс, в котором развивается идея, то, как появляются и применяются идеи в определенном социо-культурном контексте. Концепция устойчивого развития, как отмечает …, по сути своей не может быть проанализирована исключительно с точки зрения технических критериев или, например, с точки зрения экологии, поскольку по большей части является нормативной, политической категорией, как демократия или справедливость. То, как определяется устойчивое развитие, и то, как применяется концепция, определяет развитие политических процессов, в которые вовлечены различные акторы и институты с различными концептуальными и ценностными ориентациями. Следовательно, чтобы понять, каким образом создавалась национальная политика устойчивого развития, необходимо проанализировать, в каком контексте происходило ее формирование, какие акторы сыграли главную роль в этом процессе и каким образом происходило становление мышления в категориях устойчивого развития.

Таким образом, основная цель данного исследования – определить, каким образом происходило формирование механизмов реализации политики устойчивого развития в северных странах в 2000 - 2015 гг.

Соответственно, для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1.Выявить базовые предпосылки формирования концепции устойчивого развития.

2.Проанализировать основные источники концепции устойчивого развития и на их основе определить особенности формирования контекстуальной интерпретации понятия “устойчивое развитие”.

3.Изучить теоретическую базу и основные инструменты практической реализации концепции устойчивого развития в северных странах в 2000 - 2015 гг.

4.Выявить общие черты и особенности национальных механизмов интеграции концепции устойчивого развития в общеполитический курс северных стран.

Объектом данного исследования является политика устойчивого развития в северных странах. Предмет данного исследования – механизмы реализации политики устойчивого развития в северных странах в 2000 – 2015 гг.

Основным методом исследования является качественный анализ документов, в частности, национальных стратегий северных государств с целью изучения главных характеристик национальных программ, выявления основных акцентов, общих черт и различий данных документов, а также определения особенностей интерпретации ключевых понятий. Исторический подход используется при анализе этапов формирования концепции устойчивого развития в деятельности ООН и региональных институтов и установлении общего контекста формирования национальных стратегий. При анализе и сравнении специфических особенностей моделей устойчивого развития в северных странах применяется компаративистский метод.

Данное исследование состоит из введения, двух глав и заключения. Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются объект и предмет, формулируются цель, задачи и методы исследования, проводится анализ основной литературы, использованной при исследовании. Первая глава “Теоретические аспекты концепции устойчивого развития: общий контекст формирования и эволюция международного сотрудничества” посвящена вопросу о зарождении и теоретическом оформлении концепции устойчивого развития. В данной главе кратко рассматриваются основные предпосылки появления идеи устойчивости и изучаются ключевые этапы эволюции концепции в связи с возникновением новых источников, служащих основой детализации и расширения концепции. Во второй главе “Особенности механизмов реализации политики устойчивого развития в северных странах в 2000-2015 гг.” анализируются особенности формирования национальных механизмов реализации политики устойчивого развития в северных странах в 2000-2015 гг. Рассматриваются специфические характеристики национальных документов, определяющих политику устойчивого развития, эволюция институциональной структуры и особенности механизмов взаимодействия акторов, на основе которых делаются выводы об особенностях интеграции концепции устойчивого развития в национальные механизмы реализации политики. В заключении излагаются основные выводы и подводятся общие итоги курсовой работы.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Говоря о формировании национальных механизмов реалзиации политики устойчивого развития в любой из отдельно взятых стран, необходимо рассматривать этот процесс в контексте более общего дискурса, предпосылки появления которого зарождаются задолго до того, как проблематика устойчивого развития выходит в центр политической повестки дня. Сама идея “устойчивости” как альтернативной модели поведения встречается еще в работах мыслителей 17-18 веков: примером могут служить работы Джона Ивлина и Ганса фон Карловиц. В середине ХХ века в контексте дискурса глобализации и глобальной проблематики идея взаимосвязанности мировых процессов становится особенно востребованной, в силу ряда причин появляется новая для международных организаций экологическая проблематика и возникает потребность в концепте, способном объединить основные пункты глобальной повестки дня, в связи с чем понятие “устойчивого развития” вводится в политический дискурс.

В основном на начальном этапе формирования концепции эволюция идей устойчивости происходит в рамках деятельности ООН: на основе отчета Брундтландской комиссии конструируется исходное понятие “устойчивого развития”, основанное на двух опорах: потребностей (настоящего и будущих поколений) и ограничений (природы), развивающееся в неразрывной связи с концептами ответственности перед будущими поколениями, взаимозависимости и взаимовлияния мировых процессов и, как следствие, необходимости международного взаимодействия. “Наше общее будущее” стало основой итоговых документов Конференции Рио, “Декларации Рио-де-Жанейро по окружающей среде и развитию” и “Повестки дня на XXI век”, положивших начало оформлению международного экологического законодательства и определивших основные темы и направления деятельности мирового сообщества в области охраны окружающей среды.

На следующем этапе эволюции концепция устойчивого развития расширяется и детализируется в новых международных источниках, в число которых входят “Декларация тысячелетия” и “Цели развития тысячелетия”, Йоханнесбургская декларация, и окончательно закрепляется в политическом дискурсе как одно из базовых положений, определяющих основы международного взаимодействия, с одной стороны, и начинается процесс реализации отдельных положений концепции на национальном и региональном уровне, с другой: так, в начале 2000-х гг. оформляется Европейская стратегия устойчивого развития. Эти базовые документы составляют основу национальных стратегий, которые формируются с учетом специфических особенностей процесса развития страны, в связи с чем возникают различия в политических курсах государств и механизмах интеграции концепции устойчивого развития в общеполитические программы.

Анализируя особенности формирования механизмов реализации политики устойчивого развития в северных странах, можно отметить несколько ключевых характеристик. Во-первых, в разработке национальных программ и планов действия в области устойчивого развития и, в дальнейшем, в ее реализации принимал участие широкий круг акторов, включая правительство, региональные и местные власти, неправительственные организации, бизне-структуры, образовательные учреждения и экспертные сообщества. Во-вторых, формирование национальных стратегий в сильной степени зависело от глобального контекста, в связи с чем в северных странах несколько раз инициировался процесс реформирования стратегий с целью инкорпорирования в них новых положений, разработанных в ходе международногосотрудничества в рамках ООН и региональных институтов, Европейского Союза и Союза Балтийских государств в частности. При этом различаются акценты национальных стратегий, что заметно при анализе основных целей и методов оценки эффективности стратегии: в Швеции упор делается на социальном измерении концепции, в Норвегии – на экологическом, стратегия Финляндии представляет наиболее комплексное понимание устойчивого развития. В-третьих, различается уровень развития и формализации институциональной структуры: наиболее низкий уровень наблюдается в Норвегии, в Швеции и Финляндии сформировались собственные модели кординации политики устойчивого развития, обладающие рядом специфических характеристик. При этом нужно отметить общую тенденцию к снижению уровня централизованности реализаци политики устойчивого развития и передачи ее на уровень местных и региональных властей после 2008-2009 гг., когда основной задачей центральных органов являлась подготовка национальных стратегий и механизмов ее интеграции в общеполитические программы на национальном и местном уровне. Кроме того, в Финляндии и Швеции сформировалась более четкая структура взаимодействия местных и региональных властей с органами национального уровня и между собой, а также в рамках международного сотрудничества: так, в Швеции постепенно образовалась прочная институциональная база взаимодействия локальных акторов в рамках Ассоциации местных и региональных органов власти и на основе сети партнерств, установленных между городами. Особое значение для Финляндии играет сотрудничество в рамках Ольборгских обязательств и Союза балтийских городов. Отдельно стоит отметить постепенную интеграцию концепции устойчивого развития в образовательные учреждения всех уровней.

Таким образом, как можно видеть, национальные особенности реализации устойчивого развития во многом зависят от общего дискурса, который формировался на уровне общественных организаций и, чуть позже, на правительственном уровне в контексте концепций глобализации и взаимозависимости. Как уже отмечалось, определение “устойчивого развития” сильно зависит от контекста применения термина, что можно увидеть при сравнении национальных стратегий, в связи с чем возникают множественные интерпретации концепта, позволяющие по-разному трактовать его в зависимости от области применения. Рассматривая тот факт, что северные страны традиционно считались лидерами в реализации практик устойчивого развития, будет логично предположить, что в государствах, в которых образовалась сильная система социальной защиты и многолетняя практика защиты окружающей среды, формируется идентичность, в значительной степени сопоставимая с мышлением, предлагаемым концепцией устойчивого развития, которое постулирует необходимость приверженности принципам приоритета состояния экологии, участия граждан в жизни общества и в процессе принятия решений (примером чего, в частности, может служить процесс разработки национальных стратегий, в которые был вовлечен широкий круг представителей различных групп интересов) и устойчивого экономического роста. Таким образом, можно рассматривать концепцию устойчивого развития как своеобразную “надстройку” или квинтэссенцию, институционализирующую нормы, сложившиеся в северных странах в процессе исторического развития, в контексте глобального дискурса устойчивого развития.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

 

Официальные документы:

1. Резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей 27 июля 2012 года 66/288 : Будущее, которого мы хотим [Электрон. ресурс]. – URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N11/476/12/PDF/N1147612.pdf?OpenElement. – (20.04.2016).

2. Йоханнесбургская декларация по устойчивому развитию : принята на Всемирной встрече на высшем уровне по устойчивому развитию (Йоханнесбург, Южная Африка, 26 августа – 4 сентября 2002 года) [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/decl_wssd.shtml. - (20.04.2016).

3. Декларация тысячелетия ООН : утверждена резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи от 8 сентября 2000 года [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/summitdecl.shtml. - (20.04.2016).

4. Повестка дня на XXI век : принята Конференцией ООН по окружающей среде и развитию, Рио-де-Жанейро, 3-14 июня 1992 года [Электрон. ресурс]. - URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/agenda21.shtml. - (20.04.2016).

5. Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию : принята Конференцией ООН по окружающей среде и развитию, Рио-де-Жанейро, 3-14 июня 1992 года [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/riodecl.shtml. - (20.04.2016).

6. Наше общее будущее : доклад Всемирной комиссии по вопросам окружающей среды и развития от 1987 года [Электрон. ресурс]. – URL. http://www.un.org/ru/ga/pdf/brundtland.pdf. - (20.04. 2016).

7. Декларация Конференции ООН по проблемам окружающей человека среды : принята Конференцией ООН по проблемам окружающей человека среды, Стокгольм, 1972 [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declarathenv.shtml. - (20.04.2016).

Литература:

1. Большаков Б. Е. Возникновение и основные проблемы вхождения понятия “устойчивое развитие” в мировую политику и науку / Б. Е. Большаков, С. А. Рябкова // Устойчивое развитие : наука и практика. – 2009. – № 1. – С. 43 – 251.

2. Гизатуллин Х. Н. Концепция устойчивого развития : новая социально-экономическая парадигма / Х. Н. Гизатуллин, В. А. Троицкий // Общественные науки и современность. – 1998. - № 5. – С. 124 – 130.

3. Калюжная Д. Е.Современные акторы мировой политики и переход к устойчивому развитию / Д. Е. Калюжная // Социодинамика. – 2013. - № 5. – С. 45 – 87.

4. Кулинич А. А. Бизнес в экологической сфере: его роль в мировой политике / А. А. Кулинич // Вестн. МГИМО-ун-та. – 2013. - № 3. – С. 64 - 69.

5. Урсул А.Д. Проблемы безопасности и устойчивого развития: эволюционный подход и междисциплинарные перспективы / А. Д. Урсул // Вопросы безопасности. – 2012. - № 5. – С. 1 – 62.

6. Урсул А.Д. Глобализация в перспективе устойчивого будущего / А. Д. Урсул, Т. А. Урсул // Вопросы права и политики. – 2013. - № 5. – С. 1 – 63.

7. Урсул А. Д. Устойчивое развитие и мировая политика / А. Д. Урсул, Д. Е. Калюжная // Вестн. МГИМО-ун-та. – 2014. - № 2. – С. 81 - 94.

8. Шаталов-Давыдов Д. Ю. Этапы концептуализации устойчивого развития : анализ экономического и политического дискурсов / Д. Ю. Шаталов-Давыдов // Вестн. Нижегород. ун-та. им. Н. И. Лобачевского. – 2012. - № 4. – С. 445 – 452.

 

Институт истории, политических и социальных наук

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...