Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Насколько важны явления Христа после воскресения?

«В первые годы существования христианства, — писал К. С. Льюис, — «апостолом» считался прежде всего тот, кто представлялся очевидцем воскресения. Всего через несколько дней после распятия, когда шла речь о двух новых кандидатах в апостолы на место предателя Иуды, они считались годными на роль апостолов на основании того, что лично знали Христа как до, так и после Его смерти, и могли из первых рук свидетельствовать внешнему миру о Воскресении (Деян. 1:22). Через несколько дней Петр, в своей первой христианской проповеди, говорил о том же самом: «Сего Иисуса Бог воскресил, чему все мы свидетели» (Деян. 2:32). В Первом Послании к Коринфянам Павел причисляет себя к апостолам на том же основании: «Не апостол ли я?.. Не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего?» (9:1).

Что если явления воскресшего Христа были всего лишь видениями?

Если принять определение Льюиса, то «явления» Христа, в галлюцинациях обеспечивает апостольское звание. В таком случае, пишет Грешам Мейиен, «вся христианская церковь зиждется на нездоровых явлениях, произошедших с рядом людей в первом веке нашей эры. Это означает, что если бы Петр и его соратники обратились бы к хорошему невропатологу, то никакой христианской церкви никогда бы не существовало».

Что такое видение?

Уилбур Смит приводит удачное определение видения, которое дает Вайс: «Научное значение этого термина заключается в том, что имеет место зрительное восприятие в отсутствие соответствующего внешнего объекта. Зрительный нерв возбуждается не внешними волнами или колебаниями эфира, а чисто внутренними психологическими факторами.

В то же время испытывающий видение воспринимает его как полностью «объективное», полагая, что объект зрения действительно находится перед ним».

Можно ли считать явления Христа видениями?

Как свидетельствует Новый Завет, ученики Христа никогда не испытывали никаких видений.

«Те, кто испытывает галлюцинации, — замечает Хилльер Стратон, — никогда не становятся героями. Воскресение Христа настолько преобразило всю жизнь тех первых свидетелей, что они шли на гибель за то, что провозглашали эту истину».

Теория галлюцинаций противоречит некоторым принципам психиатрии.

Галлюцинации обычно посещают людей определенного типа.

Это люди с повышенным воображением, нервные, находящиеся «на взводе».

В своих явлениях Христос не ограничивается кругом людей с определенным психологическим складом.

Как отмечает Джон Р. У. Стотт, видевшие Христа были в самых различных настроениях: Мария Магдалина плакала, женщин одолевали страх и удивление, Петр мучился совестью, Фома был полон неверия. Двое, идущие в Эммаус, думали о событиях минувшей недели, а учени ки в Галилее — о рыбной ловле.

«Невозможно свести эти явления нашего божественного Господа к галлюцинациям расстроенных умов», — подытоживает Стотт.

Через подсознание галлюцинации обычно связаны с прошлым опытом человека.

Они отличаются индивидуальностью и крайней субъективностью.

В своей фундаментальной работе по психопатологии галлюцинаций Рауль Мург по словам Хайнриха Клюрера пришел к выводу, что «переменчивость и непостоянство составляют главную черту галлюцинаций и сходных с ними явлений. Для него галлюцинации — не статический, а динамический феномен, нестабильность которого отражает нестабильность факторов и условий, вызывающих его появление».

Таким образом, два человека одновременно не могут иметь одну и ту же галлюцинацию.

Явления Христа видело множество людей.

«Совершенно невероятно, — считает Томас Дж. Торберн, что целых пятьсот, скажем, человек среднего душевного здоровья и темперамента, разными группами, в разное время и при разнообразных обстоятельствах переживали всевозможные чувственные впечатления — зрительные, слуховые, тактильные, которые целиком возникали за счет галлюцинаций. Мы говорим, что это невероятно, поскольку если бы подобная теория была предложена для объяснения какого-либо исторического события, кроме «сверхъестественного», ее немедленно бы отвергли по причине смехотворности».

Теодор Кристлиб, которого мы цитируем по Уилбуру Смиту, писал:

«Мы не отрицаем известных науке случаев массовых видений. Однако все эти случаи сопровождаются нездоровым умственным возбуждением, а также телесным нездоровьем, в частности, нервической аффектацией. Даже если один или несколько учеников и находились в таком состоянии, мы не имеем права распространять эту идею на остальных, здоровых мужчин разного темперамента и конституции. И все же иные считают, что

свидетели воскресения один за другим впадали в это нездоровое состояние — не только восторженные женщины, но даже Петр, сильный и крепкий рыбак, ничего не имевший общего с неврозами, Иаков, двое по дороге в Эммаус, и такдалее, вплоть до трезвого, исполненного сомнения Фомы, вплоть до всех одиннадцати вместе и даже до толпы в пятьсот с лишним человек. Предполагается, что все эти люди внезапно поддались некоему самообману, причем, заметим, в самые различные моменты, в самых разнообразных обстоятельствах, за самыми разными занятиями (утром у гробницы, за разговором по дороге, в узком кругу друзей, работавших на озере). Самым разным было их настроение, самой разной — склонность к видениям. И неужели все они могли сговориться и объявить миру эти видения телесными явлениями воскресшего Христа? А если так, насколько это было бы чистым самообманом или заведомой ложью? Наверняка кое-кто из них задавался бы впоследствии вопросом о реальности увиденного. Как справедливо подмечает Шлаиермахер, «любой, кто предполагает, что ученики обманули себя и ошибочно приняли внутреннее за внешнее, обвиняет их в такой слабости ума, которая сводит на нет все их свидетельства о Христе и заставляет думать, что и Сам Христос не знал людей, если мог выбрать Себе таких свидетелей. Если же Сам Он, по желанию Своему, распорядился, чтобы они приняли внутренние явления за внешние впечатления, то Он был источником заблуждения, что несовместимо с Его высоким достоинством и ставит под сомнение вообще все нравственные идеи».

Согласно известным психиатрам Л. Е. Хайниси и Дж. Шатскому, иллюзия есть «ложное восприятие, ошибочный ответ на возбуждение чувств… однако у всякого нормального человека это ложное восприятие вызывает желание проверить другое чувство — или же другие чувства приходят ему на помощь, показывая, что он имеет дело всего лишь с иллюзией…"

Явления Христа никак не могли быть «ошибочными» восприятиями:

Уилбур Смит, комментируя Евангелие от Луки, пишет о его авторе как о «человеке, привыкшем научно рассматривать любой изучаемый предмет. В начале своей второй книги, ^Деяний Апостолов», он говорит, что наш Господь «… явил Себя живым по страдании Своем со многими верными доказательствами…» (1:3).

«Именно тот род доказательств, на котором так настаивает современная наука, включая даже психологию, когда хочет определить реальность рассматриваемого объекта, встречаем мы в Евангелиях, когда речь идет о воскресении Господа Иисуса, — продолжает Смит. — Мы видим там доказательства, которые можно увидеть человеческим глазом, потрогать человеческой рукой и услышать человеческим ухом. Это то, что мы называем эмпирическими доказательствами».

«Явления Господа Воскресшего, — подчеркивает У. Дж. Спарроу-Симпсон, — поддаются анализу с помощью человеческих чувств, которыми они воспринимались, будь то зрение, слух или осязание. Все аспекты явлений можно с удобством сгруппировать по данному принципу».

Спарроу-Симпсон начинает свой анализ со зрения. «Это естественный способ привлечь первое внимание свидетелей. О зрительном восприятии явлений Христа говорится в Евангелиях в различных выражениях:

«Иисус встретил их». Мф. 28:9

«Увидевши Его» (хотя среди свидетелей Мф. 28:17

были и сомневающиеся)

«Они узнали Его». Лк. 24:31

«Они… подумали, что видят духа». Лк. 24:37

«Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это — Я Сам;, осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня. И сказав это, показал им руки и ноги». Лк. 24:39-40

О том же пишет и четвертый евангелист:

Мария Магдалина «видела Господа» Ин. 20:18

«Он показал им руки… и ребра Свои» Ин. 20:20

«Ученики обрадовались, увидевши Господа» Ин. 20:20

«Если не увижу на руках Его ран от гвоздей…" Ин. 20:25

«Потому что увидел Меня…" Ин. 20:29

«Из учеников же никто не смел спросить Его:

«кто Ты?", зная, что это Господь». Ин. 21:12

«В продолжение сорока дней являясь им…" Деян. 1:3

Воскресший Господь при Своих явлениях показывает следы от ран, полученных при казни:

Лука пишет о руках и ногах. Лк. 24:39-40

Матфей не упоминает об этом.

Иоанн упоминает Его руки и ребра. Ин. 20:20-25,27

«Явления воскресшего Христа удостоверяются также чувством осязания, — продолжает Спарроу Симпсон. — Наиболее ясно об этом пишет Лука:

«Осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня… Лк. 24:39

Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда; и взяв ел пред ними». Лк. 24:42,43

Профессор Торберн добавляет:

«В Евангелии от Марка «галлюцинаторное» видение имеет слуховую сторону: ангел велит женщинам идти и объявить о случившемся ученикам. Мк. 16:5-7 Аналогичным образом у Матфея (который в значительной мере опирается на те же источники, что Марк), женщины одновременно видят и слышат Иисуса, а также осязают Его». Мф. 28:9,10

Галлюцинации обычно ограничены во времени и пространстве. Как правило,. они сопутствуют местам или обстоятельствам, вызывающим воспоминания.

Ни время, ни место явлений Христа никак не способствовали галлюцинациям свидетелей. Никому не чудились, в силу знакомой обстановки, фантастические события.

Отсутствие внешних обстоятельств, ведущих к галлюцинациям, отмечает Джон Р. У. Стотт. «Если бы явления произошли в одном или двух местах, особо святых для почитателей Иисуса и связанных с Его памятью», — пишет он, — и если «они находились бы в настроении ожидания», то «у нас вполне могли бы возникнуть подозрения».

Стотт приходит к следующему заключению: «Если бы мы располагали лишь рассказом о явлении Христа в горнице, мы могли бы сомневаться и задавать вопросы. Если бы одиннадцать апостолов собрались в этом особом месте, где Иисус провел с ними несколько часов из числа Своих последних на земле, если бы они оставили Его место пустым, и предавались бы сентиментальным воспоминаниям о волшебстве прошедших дней, вспоминая Его обещания вернуться и надеясь на Его возвращение, покуда жар их ожиданий не был бы утолен Его внезапным появлением, можно было бы и впрямь опасаться, что они стали жертвой жестокого заблуждения».

«Не стоит забывать, — писал У. Робертсон Николл, — что ученики не только думали, что видели Христа, но и что они говорили с Ним, что беседы проходили в разных обстоятельствах, и что свидетелей имелось много».

Джеймс Орр подчеркивает, что явления были «не мелькнувшим образом Христа, но длительными беседами».

Рассмотрим большое разнообразие времен и мест явлений Христа:

Ранним утром перед женщинами у гробницы Мф. 28:9,10

После обеда на дороге в Эммаус Лк. 24:13-33

Явления отдельным людям при свете дня Лк. 24:34; 1 Кор. 15:6 Ранним утром у озера Ин. 21:1-23

На горе Галилейской перед толпой в пятьсот с лишним верующих. 1 Кор. 15:7

Разнообразие времен и мест явлений Христа столь велико, что кажется почти намеренным, и никак не согласуется с представлением о них, как о галлюцинациях.

Галлюцинации — это плод предвкушения, надежды, ожидания, которые превращают желаемое во впечатление действительного.

Для галлюцинаций характерны принципы, приводимые ниже. Профессор Миллиган отмечает, что предмет видения должен характеризоваться «верой в идею, которую он выражает, и возбужденным ожиданием того, что эта идея должна каким-то образом материализоваться».

Видение испытывает тот, кто так хочет видета, что он способен увидеть нечто несуществующее и считать плод своего воображения реальностью.

Профессор Э. Х. Дей подчеркивает, что «видения, восприятие исключительных явлений большим числом людей одновременно требует определенной «психологической подготовки» в течение достаточно долгого периода времени».

«Представим, например, мать, у которой сын погиб на войне, — пишет Пол Литтл. — Она помнит, что он каждый вечер в 5.30 приходил домой с работы. Каждый день после обеда, сидя в кресле-качалке, она предается раздумьям. И вот, наконец, ей кажется, что он входит в комнату и начинает разговаривать с ней. При этом она теряет всякий контакт с реальностью».

Свидетели явлений воскресшего Христа были вынуждены в них поверить против своей воли.

«Природа этих явлений, — указывает У. Дж. Спарроу-Симпсон, — говорит, что они привлекли внимание в качестве внешней реальности, а не были сотворены изнутри».

Альфред Эдерсхайм напоминает, что «подобные видения предполагают ожидание события. Как известно, имело место нечто прямо противоположное».

В качестве аргумента против теории галлюцинаций профессор Э. Х. Дей приводит «медлительность, с которой ученики приходят к убеждению, ставшему следствием лишь неумолимой логики фактов».

Профессор Дей пишет и об отсутствии «психологической подготовки»:

«Первое явление Господа заставило учеников в самых разных настроениях — но состояния ожидания, предвкушения или готовности увидеть Его явно среди них отсутствуют.

При этом «их вера была поколеблена случившейся катастрофой, позорной смертью, столь живо напоминавшей о словах иудейских законов: «Проклят пред Богом всякий повешенный на дереве» (Втор. 21:23). Теория субъективных видений могла бы показаться приемлемой, если бы ученики не верили бы в самое худшее. Но их надежды были настолько разбиты, что приходили в себя они медленно».

Пол Литтл указывает, что общее настроение последователей Христа отличалось от наблюдаемого у жертв галлюцинаций: «Мария пришла к гробнице первым воскресным утром после Пасхи с благовониями в руках. Зачем? Чтобы умастить Тело Господа, Которого она любила. Она явно не ожидала обнаружить Его воскресшим. Действительно, увидев Его впервые, она приняла Его за садовника! Когда Господь наконец явился ученикам, они перепугались и подумали, что видят духа!"

«Описание, приводимое Лукой, как бы предназначено для того, чтобы опровергнуть «гипотезу о видениях», — считает Альфред Эдерсхайм. — Нам открыто говорят, что явления Воскресшего Христа были неожиданными настолько, что они испугали учеников, что они приняли Иисуса за дух, и Ему пришлось убеждать их в Своей реальности, предлагая потрогать Себя, ибо «… дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня».

«Как удачно замечает Ройсс, — продолжает Эдерсхайм, — если бы это фундаментальное положение христианства было выдумкой, то рассказы о нем были бы нарочно приведены в самое полное и буквальное соответствие Друг с другом».

К. С. Льюис подчеркивает, что «любая теория галлюцинаций разбивается об один простой факт — и если это не факт, то мы имеем дело с самой странной выдумкой, изобретенной человечеством — а именно, что в трех отдельных случаях видевшие «галлюцинацию» не признали в ней Иисуса (Лук. 24:13-31; Иоан. 20:15, 21:4). Допустим даже, что Бог послал некую святую галлюцинацию, чтобы учить истинам, в которые и без этого верили многие, и которые можно было бы куда легче преподать другими способами, не столь затмевающими эти истины. Неужели в таком случае Он не мог создать правильной галлюцинации? Неужели Творец всех лиц в мире — такой халтурщик, что Он не может создать даже близкого подобия Человека, который был Им Самим?"

Т. Дж. Торберн считает, что если явления Христа ученикам были плодом «субъективного воображения, вызывавшим аналогичный ход

столь же фантастических впечатлений в других, то предание, несомненно, донесло бы до нас куда более замысловатый рассказ» об этих явлениях.

Галлюцинации обычно обнаруживают склонность регулярно повторяться в течение долгого периода времени.

Они либо учащаются вплоть до кризисной точки, либо становятся реже, а затем исчезают. На этот счет можно привести следующие соображения:

«Все-Евангелия сходятся на том, что явления Воскресшего Тела в конце концов прекратились; в некоторых рассказах они резко прекращаются спустя шесть недель после распятия… — пишет К. С. Льюис. — Призрак может просто рассеяться, но с объективно существующим должно что-то произойти, он должен куда-то уйти».

Он приходит к такому выводу: «Если это было видение, то речь идет о самом обманчивом и ложном видении из всех известных. Но если Христос был реален, то Его появления должны были прекратиться каким-то событием. Невозможно устранить Вознесение, ничего не поставив на его место».

«Словарь апостольской церкви» Хейстингза считает теорию галлюцинаций несовместимой с внезапным прекращением явлений Христа. «После сорока дней Христос уже никому не являлся, за исключением Павла, т. е исключительному человеку в исключительных обстоятельствах. Воображение функционирует другим образом. Как отмечает Кайм, «духов, вызванных людьми, нелегко успокоить».

«Если видения воскресшего Спасителя были галлюцинациями, отчего они так резко прекратились? — спрашивает профессор Кеван. — Почему после Вознесения ни кто уже не испытывает этих столь желанных видений? По законам развития, говорит д-р Маллинз, если действию галлюцинации поддалось пятьсот человек, она должна была бы стать хронической. Но эти «галлюцинации» уступили место решительному и победному походу за торжество Благой Вести».

 

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...