Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 3. В гостях у грозы подземелий или Что же делать дальше?

Княже, мой княже.

Шелкова пряжа

До ворот твоих шелком легла.

Враже, мой враже.

Грозна твоя стража,

Что ж от меня-то не уберегла?

Хелависа «Княже»

 

 

Они быстро дошли до невзрачного ветхого домика. Скрипнула дверь, на несмазанных петлях. От этого звука по спине забегали мурашки. Снейп, неизвестно как почувствовавший это ее движение, обернулся и злорадно процедил:

- Вы все еще не передумали?- спросил он язвительно.

- Ну что Вы! Здесь так мило.

Но в следующий миг, когда на нее волной нахлынул запах, который скапливается в долго непроветриваемом помещении и, кажется, запах подгнивающего дерева, ее выдержка изменила ей и она сморщила нос. Снейп злорадно усмехнулся и шагнул внутрь.

Гермиона, проклиная все на свете, шагнула за ним.

Снейп подошел к единственному окну, через которое пробивался слабый свет. Он задернул пыльную бархатную портьеру, спадающую до самого пола. Лишенная и этого неверного света, комната погрузилась в кромешную тьму, послышалось спокойное шептание заклинания в стороне, где Гермиона только что видела Снейпа.

- Теперь можем включить свет, - послышался его голос совсем близко, так, что женщина вздрогнула. Она и забыла, как бесшумно он умел ходить.

Тут, щелкнул выключатель, и под потолком загорелась лампа. Гермиона вторичный раз вздрогнула.

«Нервы», - подумала она.

Света лампы хватило только на освещение пятачка в центре вытянутой гостиной, оставляя углы в полумраке. Гермиона выдавила сдавленный вздох, увидев стены, на которых не было почти ни одного свободного местечка, которого бы не занимали книги. Некоторые фолианты, щеголяющие протертыми корешками с померкшей вязью, заставили Гермиону завистливо прикусить губу. У себя дома она даже оборудовала целую комнату под библиотеку, каждый раз не удерживаясь, приобретая все новые и новые тома. Вначале Рон ворчал на любовь Гермионы к книгам, потом решил не заострять на этом внимание и лишь сдавленно матерился, когда ночью случайно заворачивал в эту комнату. Его же книги, необходимые по работе, занимали всего маленькую полочку, на уровне его роста. И то только потому, что это были дорогущие и редкие книги по темным искусствам, которые не могли бы храниться в кабинете Рона в министерстве.

Милый, милый Рон… Как он далеко….

Из задумчивости Гермиону вывел голос Снейпа, раздавшийся над самым ухом.

- Вы так и будете стоять у порога? Проходите, - он подтолкнул ее в спину, в направлении вытертого дивана. - Теперь, когда у нас есть немного времени, вы должны рассказать все по порядку: кто Вы, откуда, что произойдет с Темным Лордом и, наконец, почему вам нужен я.

 

Гермиона сбивчиво рассказала про выигранную войну, немного об их дальнейшей жизни, более подробно описала свое изобретение, и свое путешествие во времени.

- Не может быть! Наша «мисс Всезнайка» ошиблась в расчетах и из-за этого угодила на целых пол жизни назад. Кто бы мог подумать?

Гермиона хотела убить его. Разговаривает с ней так, как будто она маленькая девчонка, которая до сих пор его студентка. Как он может с такой легкостью говорить об этом, когда ей самой хотелось плакать.

- Мне нужно вернуться к себе. У меня там дети, - Гермионе стоило огромных усилий не разрыдаться.

“Не смотря на то, что я так и не понял, что от меня хочет эта женщина, ясно одно: здесь не безопасно. Надо же! Мисс Грейнджер!”- подумал Снейп.

- Не понятно только одно - зачем вы спасли меня. Ну да ладно. Буду, благодарен и благоразумен. Так что воздержусь от дальнейших вопросов. А теперь пойдемте наверх, я покажу вашу комнату на эту ночь. Завтра нам надо убираться отсюда и чем раньше, тем лучше.

Он поднялся из кресла, и она безропотно прошла за ним. Они поднялись по страшно скрипучей лестнице. Везде была невероятная пыль. Несмотря на крутой подъем, Гермиона так и не рискнула прикоснуться к перилам.

Второй этаж представлял собой маленький вытянутый коридорчик, из которого выходило четыре двери. В конце коридора было маленькое мутное окно, из которого в свете луны, неярким полукругом выступавшей на потемневшем небе, виднелась зловещего вида труба, относящаяся видно к какому-то магловскому заводу. Гермиона передернула плечами, будто от набежавшего сквозняка. Снейп отвернулся и стал повторять себе, что не собирается ни в коем случае не собирается жалеть эту женщину. Он открыл первую от лестницы дверь слева.

- Эта ваша комната на этот вечер.

Гермиона шагнула внутрь. Здесь пахло затхлостью и сыростью, в углах висела паутина, везде лежала пелена пыли. И это без учета весьма скромных размеров спальни.

- Надеюсь, Вы не голодны, а то я все равно не смог бы вам предложить ничего кроме вина.

Гермиона буквально почувствовала, как ее желудок сжался. Конечно, она была голодна, но сейчас она ляжет спать, а потом разберется со всем остальным.

- Располагайтесь, - буркнул Снейп и, взметнув полами мантии, хлопнул дверью.

Гермиона с иронией вспомнила диснеевский мультик «Красавица и Чудовище». Снейп в этом контексте представлял собой чудовище, запирающим ее в этой комнатушке. Ну, ничего, все можно исправить. За считанные секунды комната была приведена в порядок, Гермиона еще в первый год своего брака наизусть выучила «1000 заклинаний для домохозяйки». Вытащив из кармана свой чемодан, она увеличила его и достала ночные принадлежности. Причесывая волосы, она обдумывала, как же так получилось, что она попала сюда. И вообще Гермиона не могла так нагло повиснуть на шее у бывшего профессора. Она, конечно же, быстро себя оправдала: «Но ведь не зная многого, он мог попасть в неприятные истории, да и угодить в руки мракоборцев, которые не стали бы пока разбираться во всех интригах Дамблдора, тоже мог».

В конечном итоге она пришла к выводу, что пока не воспроизведет расчеты и не будет готова вернуться, останется рядом с профессором. Так, в конце концов, легче. Человеку труднее в одиночестве. Этот дом казался ей невыносимо тихим. Казалось, его тишина давила на уши. Гермиона опять вспомнила свою семью. Она сделает все, что бы вернуться к ним быстрее. Взмахнув палочкой, она погрузила комнату в темноту, но сон так и не шел, и она следила как на луну., светившую в окно, одна за другой набегают тучи.

Обитателю соседней комнаты тоже не спалось. Он обдумывал сегодняшние события. Подумать только - всего в каком-то дне от полной победы его чуть не убили.

И кто? Все он же - это чудовище Темный Лорд. Перед глазами снова замелькали картины его молодости. Темный Лорд. Кумир его молодости. Он слепо шел за ним, впитывая в самое сердце каждое его слово. Затем? На протяжении почти семнадцати лет задавал он себе этот вопрос. Если б он еще в первый раз, когда Лили подняла эту тему, обнял ее и сказал: «Конечно, малышка, если ты хочешь, я больше не пойду на их собрания». Но эта чертова гордость! Как же мог он, надменный кретин, позволить, что бы ему что-то указывала женщина, да еще и маглорожденная!

Когда он узнал, что она умерла, он был в таком отчаянии, что, смотря на остатки дома Поттеров, едва не убил себя. Останавливала его только мысль о том, что сначала должен умереть тот, кто был повинен в ее смерти. С тех пор у него не было совершенно никаких привязанностей. Он не доверял никому. В глубине души он ненавидел даже Дамблдора. Он не смог уберечь Лили. А потом еще решил пожертвовать ее сыном, единственным, что осталось у него, и которого он столько раз спасал, рискуя собой. В глубине души Северус понимал, что Гарри многим скорее похож на мать, нежели на своего несносного папашу. И мальчишка не заслуживал такой участи.

Раз так вышло, Снейп решил жить. Ему надоел этот сумрак, в котором он жил столько лет. С него довольно! Ему выпал второй шанс, и он воспользуется им! Вот только теперь, наверно, он бы предпочел тишину и уединение. По крайней мере, первое время…

 

***

Утром Гермиона не спешила открывать веки. Она медленно приходила в себя, вспоминая, где она и почему не слышно храпа рядом. Она с ужасом подумала, что опоздала на работу. Пытаясь вскочить, она запуталась в одеяле, упала мешком на холодный пол. Оглянувшись вокруг, вспомнила все. Потерев ушибленное место, она поднялась с пола. Ну что ж гриффиндорка! На встречу новым приключениям. Она накинула халат и босиком тихо выскользнула из комнаты. Выглянув в окно в коридоре, она увидела только слабо алеющее небо. Дома она всегда вставала за час до Рона. Надо же погладить его и свои вещи, приготовить завтрак. Ну и так далее. И по этому ничего удивительно, что она проснулась в семь утра. Она подошла к соседней двери и в порыве какого-то инстинкта приложилась ухом к ней. Ничего не услышав, она заскользила по коридору, намереваясь заглянуть на кухню. На кухне она обнаружила… пустоту. Очевидно, профессор не жил здесь довольно долго. А даже если и жил, то не составлял себе ежедневное меню из трех блюд. Она опять взлетела наверх и, одевшись, с негромким хлопком телепортировала.

 

***

Снейп проснулся оттого, что кто-то тихонько подошел к двери. Скрипнула половица и, так как он спал всегда очень чутко, то тут же открыл глаза. Снейп насторожился, почти перестал дышать, а рука метнулась к палочке, оставленной на прикроватной тумбе. Тут сказались годы, проведенные шпионом. Потом шаги удалились, а он с осторожностью огляделся. О нет, он снова в этом доме! Когда-то он поклялся никогда больше не возвращаться сюда. Но так как он не нажил за свою жизнь достаточного состояния, то год за годом возвращался обратно. Эти стены хранили в себе мрачные воспоминания. Он ненавидел отца за то, что тот был маглом, презирал сына и жену за волшебство; не уважал мать за то, что она прощала отцу, все его издевательства. И, наконец, ненавидел эту дыру. Но теперь он не собирался оставаться здесь. С этим домом он похоронит всю свою старую жизнь…

 

Простите меня, читатели. На самом деле ненавижу это выражение и все его формулировки, считая, что это просто не возможно просто так откреститься от старой жизни, но, что делать! Должен же был дорогой Северус наконец догадаться, что дальше так не дело жить?

 

***

Теперь шаги по коридору появились снова, и секундой позже послышался хлопок от аппарации. В мгновение ока Снейп вскочил на ноги и, накидывая на плечи халат, выбежал в коридор. Затем он свернул в соседнюю комнату, откуда по его мнению послышался хлопок. Профессор толкнул дверь и обомлел на пороге. Комната была в идеальном порядке. Признака пыли нигде даже не наблюдалось. Кровать аккуратно застелена, а возле нее стоял не закрытый чемодан. Снейп подошел и открыл крышку. В ней наблюдались явно женские вещи. В голове медленно всплыл вчерашний вечер.

“Мисс Грейнджер. То есть миссис Уизли. Очередная.”, - Снейп, было, усмехнулся, потом вдруг насторожился.

«А где кстати она? Уж не отправилась ли она на помощь к мракоборцам?» - он постарался раньше времени не поддаваться этой мысли, но ладони уже не произвольно сжались в кулаки. Взгляд его снова остановился на чемодане, так наивно оставленном не закрытым. Кроме того, если бы гриффиндорка решила бы отправить его в лапы к мракоборцам, а это явно неминуемая смерть (телесная или духовная), то попросту не стала бы возиться, спасая его.

Прошел почти час. Он спустился в гостиную, сел на диван, и, вперив взор в холодный камин, продолжил ждать.

Вскоре посреди комнаты возникла Гермиона, с объемистыми пакетами в руках.

Гермиона долго рыскала в округе в поисках круглосуточного магазина. Пришлось телепортировать в город, и только там она нашла магловский

супермаркет.

- Где Вы были? - Снейп смерил ее строгим взглядом. – Разве стоило повторять Вам, что мы в абсолютной небезопасности, и нам надо держаться незаметно?

- Все верно, но я старалась вести себя очень скромно, была только в магловских кварталах.

Снейпа она явно не убедила, но он воздержался от возражений.

Теперь женщина стояла на кухне и готовила завтрак. Поджаривала гренки, варила яйца и овсянку. Без этого она уже не могла обходиться. Да и тем более она не ела, Бог знает сколько времени. Да и Снейп наверняка тоже. Теперь она ощущала себя главой и его семейства. Она повернулась, было, что бы взять сахар, и вздрогнула, увидев за спиной мрачного Снейпа.

Снейп втянул носом воздух.

- Да… Давно здесь не пахло подобным образом. Но вы вовсе не обязаны готовить.

- Мне это совсем не трудно. По дому у нас все делаю я, - она отвернулась к плите, медленно помешивая овсянку.

Снейп со вздохом присел на табурет в своей маленькой кухни.

«Ну, вот и еще один человек, который не терял времени даром, а завел семью. Пусть даже с такой бездарностью, как Рон Уизли».

Он огляделся. Кухня, после того, как здесь побывала Гермиона, выглядела хоть и заброшенной, но уже более обжитой. И все же беленые стены, выщербленный стол напоминали ему о годах детства, когда домом уже особенно не занимались. Но сейчас…

- Ладно, завтракайте, а потом мы сейчас же уходим.

- Хорошо. О, вообще-то я готовила на двоих, Вы тоже должны поесть.

Снейп сделал усилие, что бы сохранить на лице беспристрастное выражение. Желудок жалобно свело. Потом мотнул головой и собирался уже встать, что бы выйти из комнаты, но Гермиона напевая какую-то мелодию, которую Снейпу никогда не приходилось слышать, поставила тарелку с овсянкой. Именно туда, где только что сидел профессор.

Снейп смерился и сел. Сколько лет уже никто совсем никто не заботился о нем. Гермиона села напротив него и подала ложку. Потом хлопнула себя по лбу, вскочила и снова закрутилась вокруг кухонного стола. Затем перед Снейпом появились тосты, мармелад и кофе. Снейп втянул аромат кофе. Как будто все растворилось в нем.

«Да в доме с женщиной есть свои преимущества». Нахмурившись, он отогнал от себя эти мысли. «Этот бред», - поправил он себя мысленно.

Она опять уселась напротив него.

- Спасибо Вам. И за вчерашнее и за завтрак.

Гермиона пожала плечами. С самого утра, обнаружив, где она, старалась не расплакаться.

- Нам надо обсудить, куда мы отправимся.

- У меня есть немного денег, мы могли бы снять квартиру или домик,- сказала Гермиона. Она как всегда не теряла даром времени, а все обдумала за ночь.

- Мне, кажется, мы могли бы сложить наши средства и купить или арендовать небольшой дом, в отдалении от поселений. Надо поехать в банк. Вас здесь никто не узнает. Я дам Вам ключ, и Вы заберет все деньги. Хотя нет, ждите здесь

Он залпом допил кофе и быстро поднялся. На нем были черные брюки и черная рубашка на выпуск. На его худощавой фигуре все смотрелось просто замечательно. Гермиона невольно залюбовалась. Кроме того, не смотря на то, что он не был выше Рона, Снейп все равно возвышался над Гермионой на целую голову. Она отогнала эти мысли и уткнулась в тарелку с овсянкой. Он развернулся и стремительно зашагал наверх по лестнице. В своей комнате он открыл еще одну дверку, за которой скрывались стеллажи с приготовленными зельями. С полки он взял пузырек с густой коричневатой жидкостью. Спрятав в карман бутылочку, он накинул мантию. Потом, посмотрев сверху вниз на себя, он скинул ее. Выйдя из комнаты, он опять сбежал вниз. Прошелся на кухню, мимо Гермионы, открыл чуланчик, и с верхний полки достал запыленный чемодан. В воздух взметнулся столб пыли. Гермиона два раза чихнула, и удивленно посмотрела на Снейпа. Он, не обращая внимания на нее, открыл саквояж и вынул оттуда длинную серебристую мантию и пару старых, но элегантных черных туфлей - лодочек.

Гермиона от изумления открыла рот. Мантия определенно была женской. Не собирается же Снейп пойти в ней на прогулку?

Но Снейп невозмутимо захлопнул саквояж и, поставив его на место, вышел из кухни.

***

Часом позже в здание Гринготса вошла привлекательная женщина лет 35. Ее черты казались бы мягкими, если бы не холодные глаза и губы, сжатые в тонкую ниточку. Дама шла очень прямо, но порывисто и при каждом шаге, ее серебристая мантия взметалась вокруг стройных лодыжек.

Она подошла к первому гоблину у стойки, от которой только что отошла молодая пара.

- Здравствуйте. Я бы хотела снять деньги со счета 278 и, пожалуй, закрыть его.

- Ключ, - произнес гоблин и поднял глаза.

На его лице отобразилась улыбка. Несомненно, его не обмануло оборотное зелье, но он не стал заострять на этом внимание. Да и какое дело было старому гоблину, до того, что беглый преступник переодевается в дамские платья и снимет свои деньги. Немного взгрустнулось гоблину только в тот момент, когда он вспомнил, что если бы этот человек никогда не появился, а еще лучше умер бы, не оставив наследников, то все деньги достались бы банку.

Дама вскинула бровь.

- Спасибо, - отчеканила она.

- Вас проводит Нилбо, - он махнул рукой высокому для своего народа гоблину.

Снейп (Вы, конечно же, догадались, что дамой был именно он) прошагал за гоблином в сторону шахт. Он не дернул не одним мускулом, когда телега с невероятной скоростью и дребезжанием понеслась по рельсам, в конце концов, в каких только переделках он не побывал, что бы нервничать из-за какой-то телеги, лишь немного дернулся, когда она внезапно остановилась. В ячейке, он собрал все деньги в мешок и посмотрел на наручные часы. Пора было уходить. Эти часы он незаметно позаимствовал у магла на перекрестке, где столкнулся с симпатичной женщиной, лет 35.…

Глава 4. Домик у дороги

И лампа не горит.

И врут календари.

И если ты давно хотела что-то мне сказать,

То говори.

***

Любой обманчив звук.

Страшнее тишина,

Когда в самый разгар веселья

Падает из рук бокал вина.

А. Васильев. "Романс"

 

 

Дверь маленького домика тихонько скрипнула, пропуская в крошечный холл троих. Миссис и мистера Андерс и мисс Квик. Точнее так полагала мисс Квик, которая в последний раз привезла эту странную семейную пару в продаваемый ею дом. Этот дом был маленьким, но очень удобным и уютным. Единственным его недостатком было удаленность от населенных центров. Мисс Квик вообще удивлялась, как прежние хозяева умудрились построить дом так далеко от людей. Хотя они, как помнила риэлтер, были геологами. Потом геологи продали дом ей, а сами переехали в …Хотя куда там они дальше направились ее уже не касалось. Этот дом камнем висел на ее шее уже достаточно давно. Никто не хотел жить в предгорье в полном одиночестве на многие километры вокруг. И тут когда она снизила цену на него почти втрое, появилась эта благословенная пара. Им требовался дешевый, желательно в отдаление дом, причем регион страны абсолютно не учитывался. Риэлтер вытаращилась на них, а они преспокойно заявили, что он пишет диссертацию о влиянии обособленности на человеческую психику, а она в это время будет писать картины. Вообще то женщина совсем не походила на художницу, слишком у нее был сосредоточенный и аналитический взгляд. Мисс Квик конечно не знала точно, но как она могла судить художники должны быть люди чудаковатые и немного не обычные. Он же наводил на нее страх. От одного взгляда этого молчаливого мужчины, у нее подгибались коленки. Она никогда не видела настолько черных глаз. В общем, они сразу нашли общий язык, она продала дом, и теперь готова была сесть в машину и катить назад в свой городок.

Она с радостью отдала ключи и через 15 минут преспокойно ехала по дороге, огибающей горы, смотря в зеркало, в котором виднелся, еще не успевший скрыться, дом.

Едва риэлтер успела отъехать далеко, Снейп, а это был, он, начал накладывать чары не обнаружения магами и маглоотталкивающие чары. Теперь они не могли бы быть замеченными. Гермиона уже вовсю орудовала в доме. Вытирала пыль, мыла полы, снимала бахилы с мебели.

К позднему вечеру, благодаря скромному размеру дома, все было готово. Гермиона устало сидел в кресле, бессильно опустившись в кресло. Снейп сидел, вольготно раскинувшись на диване, и читал новый выпуск «Ежедневного Пророка». По мере чтения брови его ползли вверх. Многие погибли. Колоссальное количество учеников. При прочтении каждого имени, перед глазами вставало новое лицо. Хоть студенты и считали, что профессор распределяет всех студентов, кроме Слизерина, по шкале ненависти, но для него каждый ученик имел свое лицо, профессор всегда точно знал, на что он способен. И вот теперь он был вынужден читать про погибших друзей из Пожирателей смерти. Точнее бывших друзей. После смерти Лили, вчерашние товарищи превратились для него в безжалостных ублюдков и головорезов. Он ненавидел каждого из них. Точнее с тех пор он ненавидит весь мир, включая себя.

- А что же стало с Малфоями?

- Сначала всех троих посадили, но на слушании они заявили, что выступали за Волан-де-Морта по принуждению. Что якобы он обещал убить их, если они снова не присоединяться к нему. Естественно им никто не поверил. Нарцисса Малфой никогда не была замечена в особо крупных операциях Лорда. Ее оправдали. Драко Малфой, благодаря пособничеству Гарри, - брови Снейпа удивленно взлетели вверх, - остался на свободе. Ну а что стало с его отцом – это в общем-то тайна за семью печатями. Ег осудили, но по дороге в Азкабан ему удалось бежать. Дальше о нем никто никогда не слышал. Может он за границей. А может, как писали некоторые газеты, он убит при попытке к бегству. Мне почему-то всегда верилось во второе. Нарциссу похоронили совсем недавно. Поговаривали, что ее прокляли. Правда, их имущество больше чем на половину конфисковали, но думаю, они не побираются по миру. Да и потом, Драко стал министром, - Снейп удивленно посмотрел на нее поверх газетных листов.

Затем, пожав плечами, он со вздохом отложил газету. Закрыв глаза, Снейп потер переносицу. Перед ним, как будто бы встали все убитые в этой войне, сражавшиеся до последнего вздоха, а он как последний трус бежал с поля боя. Но что ж. Значит, так тому и быть. Он больше не намерен переживать. Решено. Он достаточно положил на алтарь этой войны. Гермиона с интересом наблюдала за профессором. Так странно ему казалось, что он не мог вспомнить многих важных моментов в своей жизни. Почему Поттер должен был умереть? Он ничего не помнил. Но… Кажется он отдал все свои воспоминания мальчишке. О, Боже! Ему пришлось сделать это? «Как хорошо, что для него я давно мертв!”

- Ну что ж, я спать, - он встал и медленно двинулся к лестнице.

- Спокойной ночи, - обычными словами пожелала Гермиона хороших снов своему новому домочадцу.

Снейп замер. Было видно, как он напрягся. Ему уже много лет никто не желал спокойной ночи. Или просто он уже много лет был совершенно один. Совсем один. Всегда.

- Спокойной ночи, - не оборачиваясь, бросил он.

И слишком быстро вбежал по лестнице, хлопнув наверху дверью. Слишком не привычно.

Гермиона изумленно посмотрела ему во след. Воистину странный мужчина. Хотя бы одно было хорошо. Теперь она не была неопытной молодой школьницей и от одного его взгляда, хоть и становилось иногда не уютно, но на край света бежать уже не хотелось.

 

***

Проснувшись ночью, Гермиона от всей души пожалела, что в ее комнате нет ванной.

Откинув одеяло, она поежилась от холода. Ступив на холодный пол ногами, она быстро встала и пошла по коридору.

В очередной раз скорчившись от холода, она прошептала в темноту:

- Это не дом, а сплошной сквозняк.

Выйдя из ванной комнаты, она уже хотела подниматься назад, но заметила слабый свет из кухни.

На цыпочках она подошла к кухне, жалея, что у нее нет с собой волшебной палочки. Едва Гермиона высунулась за дверь кухни, она сразу почувствовала облегчение.

Спиной к двери сидел Снейп. На нем был черный шелковый халат, перехваченный на талии поясом, подчеркивая широту плеч и необычайную худобу. Снейп и мирно уплетал бутерброды, лежавшие перед ним на большой тарелке. Профессор поднял голову от стакана с чаем и посмотрел в окно. Его черные спокойные и даже слегка сонные глаза встретились с отражением Гермионы в окне. Он поперхнулся и резко обернулся. Гермиона подавила смешок и вошла в кухню. Невероятно забавно было смотреть на смущенного Снейпа. Откашлявшись, он ястребом воззрился на вошедшую женщину.

- Почему Вы не спите?

- Почему не сплю? Сплю, - Гермиона преспокойно уселась напротив него. - Просто иду мимо кухни, вижу у кого-то поздний ужин или может быть ранний завтрак?

Снейп насупился.

- Я еще не ложился. Зачитался в библиотеке, а потом …. Ну, в общем, решил спуститься сюда.

- И какая же книга настолько привлекла ваше внимание, что Вы не легли спать до четырех утра?

- А что уже 4? - Снейп посмотрел на часы.- Ну, тем не менее, это не ваше дело, - отрезал он.

- Я просто спросила, - Гермиона поднялась, гордо вскинув голову.

Она прошла почти уже до двери, когда Снейп окликнул ее.

- Я читал о черно-магических проклятьях усиленных зельями. Автор… Вылетел из головы.

Гермиона вернулась и села обратно. Кажется, недавно она читала что-то подобное. Да и странно было, что Снейп забыл что-либо. Она прекрасно знала, что такой человек просто не мог ничего забыть.

До шести утра они проговорили о книге. Снейп казался приятным и внимательным собеседником. Но конечно он не мог воздержаться от излюбленной критики. Несколько раз он вставлял довольно едкие замечание по суждениям Гермионы, заставляя ее горячо протестовать, но потом щурил глаза и даже несколько раз хмыкал. У нее сложилось такое впечатление, что он до сих пор видит ее вздорной девчонкой. Но хотя бы Снейп больше не проявлял к ней того леденящего душу презрения, которое сопровождало ее все учебное время.

Гермионе невероятно хотелось, расспросит его обо всем, что она рассмотрела в Омуте памяти. Она еще раз посмотрела на Снейпа. Сейчас он выглядел устало и поминутно зевал, прикрываясь рукой.

- Ладно, надо идти спать.

Гермиона взмахом палочки очистила стакан от чая и стол от крошек.

- Все спать, - она погасила свет и легонько подтолкнула мужчину в спину.

Он отстранился и быстро-быстро взлетел по лестнице, кинув на ходу:

- Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, - произнесла Гермиона.

 

***

2 недели прошли в полнее благодушном расположении духа. Снейп был тихим соседом, хотя и очень непростым. Постепенно Гермиона начала пропускать его замечания мимо ушей.

 

Проснувшись в 9 утра и приготовив завтрак, Гермиона поднялась в кабинет и достала тетрадь, купленную в Лондоне. Ей не хотелось появляться в Косом переулке и нигде поблизости, поэтому она решила обойтись тетрадкой. Развернув тетрадь, Гермиона продолжила по памяти восстанавливать расчеты. Старая привычка отличницы зубрить все наизусть. Строкой за строкой она воспроизводила формулы, сверяясь с проведенными тут же подсчетами. Гермиона не заметила, как пробежало время. Потянув затекшие мышцы, она посмотрела на часы и охнула. Два часа! Она совсем ничего не приготовила. Интересно Снейп не умер от голода? Хотя вряд ли. Он останется жить хотя бы для того, что бы всласть попрекать в халатности Гермиону. Она быстро сбежала вниз и заглянула на кухню. О Боже! Что произошло с кухней? В последний раз Гермиона видела такой бардак, когда Рон в первый и последний раз устроил ей завтрак в постель. Здесь явно побывал мужчина. Но не мог же Снейп соизволить, что-нибудь приготовить? Или мог? Во всяком случае, теперь Гермионе было понятно, почему Снейп так любил оставлять всех на отработки, заставляя драить котлы.

Брови Гермионы поползли вверх, когда, заглянув в кастрюльки, она увидела съедобные на вид спагетти и аппетитно пахнущий сырный соус.

Прибрав на кухне, Гермиона поднялась на второй этаж и постучала в комнату к Снейпу. Заходить в его комнату, он не позволял не под каким предлогом, но сейчас она должна поблагодарить его. Может он не прогонит ее?

Не дождавшись ответа на стук, она тихонько приоткрыла дверь и заглянула в комнату. Комната была меньше чем у нее. Окно было плотно закрыто, а шторы задвинуты. Обстановка была тоже скромной. Кровать, узкий шкаф, кресло и маленький столик рядом. Гермиона подумала, что здесь слишком жарко. И тут взгляд ее упал на дверь в соседнюю комнатку. Это была небольшая кладовая, где хранились ненужные вещи. Кажется, там что-то кипело, а из-под двери шел пар. Открыв дверь, она увидела котел с кипящим внутри зельем. Заглянув в котел, она поняла, что это было Оборотное зелье. Тут за спиной раздался холодный голос.

- Вам кажется, доставляет удовольствие лезть в чужие дела? - Гермиона вздрогнула.

- Я вовсе не хотела…. - пробормотала она. Она снова чувствует себя как в школе! Ну, как у этого человека удается наводить на нее страх?

Снейп впился рукой в ее локоть и, резко потянув за собой, закрыл дверь. От этого прикосновения пробежали мурашки по спине.

- Вообще - то я искала Вас.

- Надо же, какая неожиданность. И чем же вызван такой интерес к моей персоне? - Снейп не выглядел разозленным, как будто ожидая от Гермионы нечто подобное, но руку так и не отпустил.

- Я хотела поблагодарить Вас за обед. Не стоило беспокоиться. Вам просто надо было отвлечь меня. Я заработалась. Не знала, что Вы умеете готовить.

- Умею. Я столько лет живу один, так что готовить мне приходится уметь.

Гермиона посмотрела на него во все глаза. Если бы какой-нибудь человек сказал ей, что грозный Мастер зелий умеет готовить, она бы никогда ему не поверила.

- А зачем вам Оборотное зелье?

- Слишком много вопросов, - Гермиона смутилась, наверно она не имела право спрашивать. Снейп может жить как его душе угодно. Но он выдавил усмешку и ответил, - буду устраиваться на работу. А так как я вне закона, то придется позаимствовать чью-то личность. Не промышлять же мне разбоем? Как Вы считаете, мадам?

Гермиона расслабилась и даже улыбнулась, но потом обеспокоено спросила:

- Вы понимаете, что могут возникнуть осложнения. Например Вас могут разоблачить… И куда Вы собираетесь устраиваться?

- Попробую устроиться в Дурмстранг. Ничего иного мне пока не пришло в голову. Я не плохо говорю на их языке. И тем более мне не стоит оставаться в Англии. Сейчас я как раз написал им письмо. Надеюсь, вопросов больше нет?

Нет, у Гермионы было куча вопросов! Например, один из них, но правда не относящийся к теме: почему она вот уже пять минут не может оторваться от черных глаз Снейпа, теряя нить разговора? И еще, неужели он собирается бросить ее совсем одну и уехать на север? Конечно она уже не маленькая девочка, да и вообще скоро она перенесется назад в будущее. Но Гермиона почувствовала какую- то обиду, не понимая до конца ее причину.

- Отпустите меня, - тихо попросила она.

Снейп отпустил руку, и отступил с той поспешности, как если б обжегся, ударившись плечом о приоткрытую дверь. Гермиона быстро вышла из комнаты, удерживаясь, чтобы не перейти на бег, хлопнув дверью. Снейп проводил ее хмурым взглядом, но даже оставшись один, он как всегда стер с лица всякие эмоции и только сел в кресло, уставившись в потолок.

Пересекая коридор, она проклинала себя за не сдержанность и….. сама не зная за что еще….. Стараясь успокоится, Гермиона толкнула дверь и вошла в кабинет. На столе лежал развернутый свиток, чернильница с обмакнутым в нее пером. Она села на стул и взяла в руки свиток. Горло почему-то сдавило. Это было то письмо, о котором говорил Снейп. Гермиона пробежала его глазами. Он просил принять его на работу учителем Темных искусств. Она нахмурилась. Хотя с другой стороны школа Дурмстранг всегда славилась за любовь к Темным искусствам. Защиту там, кажется, вообще не преподавали. А Снейп всегда питал слабость к этой отрасли. Если бы не смерть Лили, он бы никогда не перешел на сторону Ордена Феникса. Но Гермиона не опасалась за свою жизнь. Она знала, что Снейп всегда спасал их из самых непредвиденных ситуаций еще детьми.

Все пора заканчивать с этим. Об этом становиться опасно думать. Гермиона отложила пергамент и взяла свои записи, лежащие неподалеку. Какого же было ее удивление, когда аккуратным учительским подчерком в ее записях были сделаны исправления и сноски. Она хотела, было уже пойти, и сказать все, что она по этому поводу думает Снейпу, но решила, что стоит сначала проверить исправления. А уж потом со спокойной совестью покритиковать его вмешательство. Как ни странно он оказался везде прав.

«Какой умный человек! И откуда, скажите, пожалуйста, он все знает? - подумала Гермиона.- Надо будет поблагодарить его за это. Хотя он интересно не обижен? Я могла обидеть его. В самом деле, что это я?»

Но когда она снова подумала, что он может уехать…..

С вздохом Гермиона принялась восстанавливать оставшуюся часть.

Спустя некоторое время, она спустилась вниз. Пора было пить чай. Сейчас она быстро спечет печенье. А Снейп обязательно появиться. В это время они всегда вместе пили чай в гостиной. Что-то, напевая себе под нос, она заварила чай, расставила красивые фарфоровые чашки, которые не могла удержаться и приобрела в Лондоне, на столик в зале. Налив в них ароматный напиток, она стала ждать. Вот сейчас он спуститься и она поблагодарит его за исправления….

Вот сейчас…

Сейчас…

Но через час она, наконец, поняла, что он не намерен спускаться. Чай совсем остыл. Она залпом выпила свой чай. И, налив Снейпу горячего чая, понесла его наверх.

«Может, он уснул?»

- Мистер Снейп, - тихонько позвала Гермиона. Постучать она не смогла, потому что руки были заняты.

Никто не ответил. Она позвала сильнее.

Дверь на этот раз резко открылась и над ней, подобно скале, навис Снейп.

- Что-нибудь еще, миссис Уизли, - сделав ударение на последних словах, он с лицом, ничего не выражающим кроме сосредоточенного внимания, смотрел на нее.

- Вы не пришли на чай…. Я спекла печенье, - извиняющимся тоном сказала Гермиона и словно в оправдание, подняв поднос повыше.

- Я не хочу чаю. Не стоило беспокойства.

- Ах да. Еще я хотела поблагодарить Вас за исправления. Они очень точны. Не ожидала получить от Вас столь ценную помощь.

- Не стоит благодарности. Я сделал это, что бы помочь Вам вернуться в Ваше время. Вам невыносимо жить вдали от мужа и детей. Да и потом: чем скорее Вы избавите меня от Вашего общества, тем лучше.

И он спокойно захлопнул дверь перед ее носом, заставив почувствовать себя словно облитой холодной водой.

Не понимая, чем вызвана его холодность и безразличие, она ощутила себя уязвлено и обижено. С силой, бросив поднос на пол, Гермиона подобно вихрю пронеслась по коридору, слетела с лестницы и, захватив в прихожей сумку, вылетела на улицу. Телепортировала в Лондон.

 

Услышав грохот разбивающейся посуды, Снейп почти не удивился. Хотя… Он всего лишь сказал, что бы она поскорее уходила из его жизни. Хотел ли он этого на самом деле, он не знал. Но когда Гермиона попросила отпустить ее, он почувствовал себя ужасным чудовищем, монстром. Как будто сама мысль находиться рядом с ним была ей ненавистна. Но если подумать: какое ему до этого дело? И так ли она не права?

Хлопнула входная дверь. Словно пощечина.

Он сам виноват во всем. Всегда виноват во всем. Хоть бы она вернулась…. Несмотря на то, что ей некуда идти, она может лишь из гордости не вернуться сюда. Догнать он ее не может. Он не знает, куда она пошла. Да и не стал бы. Кто она для него? И он, отодвинув штору, стал смотреть в окно, ничего не видя перед собой.

 

***

Не зная, куда идет, Гермиона вдруг наткнулась на цветочную лавку. Ту самую, где перед испытанием купила черные розы.…

Так давно и так не давно это было…. Вот они эти черные розы. Цвета запекшейся крови. Оторвав взгляд от роз, она встретилась с выцветшими голубыми глазами продавщицы цветов. Это была добродушная старушка. Кажется, в прошлый раз здесь была молодая девушка.

Гермиона улыбнулась ей и спросила:

- Миссис, Вы случайно не продаете ростки цветов. Понимаете, я недавно переехала в новый дом, и мне бы хотелось развести садик, вы не могли бы мне помочь?

- Да, конечно, милая. У меня есть как раз ростки вот тех темно-багровых и красных роз. Правда, они красивые?

Гермиона естественно не могла не согласиться со старушкой. Купив ростки роз и семена других цветов, она приобрела еще букет черных роз.

Ей почему-то так нравился этот оттенок. Теперь, прижимая розы к груди, она брела неизвестно куда, не задумываясь…. Надо идти домой. Сейчас она заглянет в магазин и купит все необходимое для дома.

Выйдя из магазина, Гермион

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...