Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 6 Молчание – знак согласия

Так он и стоял напротив меня, насупленный и даже немного красный. От злости? Интересно, на что он злится? Может быть, я что-то пропустила и он все-таки звал меня с собой, но так, что я этого не поняла? Я на секунду зажмурилась и попыталась припомнить все наши разговоры, особенно те из них, которые происходили ранним утром, когда я еще сплю и ничего не соображаю. Или поздним вечером, когда от его взгляда в полумраке нашей комнаты я вообще теряю способность мыслить. Он мог сказать:

– Дорогая, ты поедешь со мной в Самарскую область?

Неужели я бы этого не услышала?

– Надя, что с тобой? Опять ты провалилась в одну из своих черных дыр? – сердито выдернул меня Стас из моего полузабытья.

Я встрепенулась и нахохлилась.

– Я почти на сто процентов уверена, что ты меня никуда никогда не звал, – заявила я, скрестив руки.

Стас еще больше покраснел и сжал кулаки.

– Это не так! Ты же прекрасно понимала, что едешь со мной. Мы столько раз обсуждали это? Даже по ночам, и ты никогда не была против.

– Что? – Я чуть не задохнулась от возмущения. – Да, мы обсуждали. Именно сто раз обсуждали, как это здорово, что ты туда поедешь. Понимаешь, ТЫ! И никогда ты ни словом не обмолвился обо мне.

– Что ты мелешь? Мы все обсудили. Даже квартиру, которую мне там дадут для размещения. И ты говорила, что это классно – двухкомнатная квартира, причем бесплатно, – напомнил Стас.

Да, это было. Мне понравилось, как он описал свою будущую квартиру, но я думала, что он это рассказывает так, из… вежливости? Нет, из садизма. Мол, посмотри, дорогая, как я буду там замечательно жить. Без тебя.

– Но с чего ты взял, что я поеду? Если ты ни разу меня об этом не спросил?

– Так ты не хочешь? Я правильно понял? – вытаращился на меня Стас. Он перестал краснеть и в момент позеленел.

– Что? Я не это хотела сказать, ты меня не так понял. Я только…

Стас забегал по комнате, опустив глаза и растирая ладонями виски.

– Я очень люблю тебя, – попыталась объяснить я.

Но он меня не услышал.

– Ты готова жить со мной в Москве, но чтобы покинуть эти свои насиженные места – нет? Конечно, все вы, женщины, одинаковы. Вам надо все и сразу. А Самара – это не место твоей мечты, конечно. Интересно, а если бы я тебя позвал со мной куда-нибудь в Швейцарию, ты тоже бы отказалась?

– Стас? – Я попыталась остановить его словесный поток.

– И зачем тогда надо было так на меня смотреть, все эти поцелуи по ночам, когда ты думаешь, что я сплю. Я было поверил, что ты – самая лучшая женщина на земле. Я подумал, что мне страшно повезло, что наконец-то рядом со мной женщина моей мечты, женщина-идеал, которая будет меня любить и пойдет за мной, куда бы я ее ни позвал…

– СТАС! – довольно грубо гаркнула я. – ДОВОЛЬНО БРЕДИТЬ!

– Что? – остановился он наконец.

– Я бы пошла за тобой куда угодно, но ты должен был для начала меня хотя бы позвать, а не сидеть и молчать, как партизан. Откуда я должна была узнать, что ты берешь меня с собой? Погадать на кофейной гуще? Посмотреть на звезды? Ты бы мне хоть е-мейл прислал, что ли?

– Но ведь это же было совершенно очевидно, – растерялся он.

– Да? – злорадно ухмыльнулась я. – И как же это? Сначала ты говоришь, что не имеешь больше сил на серьезные отношения, потом твоя мама звонит и говорит, что ты спишь и видишь, чтобы вернуться к бывшей жене.

– Что? – ахнул он и побагровел. Он сегодня был прямо как палитра. Впрочем, я еще не видела, какого цвета я сама. Может, я уже вообще в крапинку.

– А то! Что даже она уверена, что я тебе не пара.

– Это мое дело, кто мне пара, а кто нет. Если бы я слушал свою маму, я был бы женат на ее подруге, директорше одного универсального магазина. Она пыталась меня на ней женить, чтобы обеспечить мое будущее, а ведь я был тогда еще студентом.

– Неужели? – ахнула я. Вот это женщина. Сначала пытается женить сына на своей подруге, а потом сама выходит замуж за его ровесника. Интересная женщина, блин! – И все равно. Пусть даже так, но ты-то сам, ты сам буквально недавно сказал, что если и женишься, то только в самом невозможном, самом экстренном случае. То есть практически никогда. Ты одинокий волк и все такое…

– Я был пьян, – отвел глаза Стас. – И я был дурак, что ляпнул такое. Но ведь ты должна была понять, что сейчас именно такой случай. Мы уезжаем, мы там должны быть женаты, чтобы оформить все документы и вообще. Я хочу, чтобы мы поженились! Очень хочу! Ты самая лучшая женщина на земле.

– Да? – дернулась я. – Правда? Ты не врешь?

– Я никогда не вру. О чем ты?!

– И что, ты не мог мне ничего сказать? Ведь для чего-то люди научились говорить, а? Как ты считаешь? – Теперь уже я возмущенно забегала по комнате, опустив от волнения глаза и потирая руками виски. Все было странно, почти невозможно. Я даже не знала, что сказать.

– Так ты согласна? Ты поедешь со мной? Ты выйдешь за меня замуж, а? – тихо спросил Стас.

Я остановилась у окна.

– Ты хочешь, чтобы я бросила дом, оставила Нику, маму…

– Ника уже большая, я уверен, что она будет только рада стать хозяйкой в доме. И ее Николай, кажется, вполне заслуживает доверия. А о маме мы позаботимся. Наймем кого-нибудь, чтобы он убирался и привозил продукты, оставим карточку, будем переводить деньги. И потом, Самара совсем не так далеко. Ты сможешь иногда приезжать.

– Ты все продумал, – улыбнулась я.

– Кроме одного. Я не узнал, что ты думаешь обо всем этом. – Стас подошел и взял меня за руки. – Что ты скажешь, дорогая?

– Я скажу, что ты был совершенно прав! Я поеду за тобой куда угодно. И можешь даже не сомневаться, я с радостью стану твоей женой. Правда, страшно даже представить, что скажет об этом твоя мама.

– И твоя! – усмехнулся Стас.

– Да, наши мамочки друг друга стоят.

– Слушай, а давай организуем для них свадебный обед? Пусть старушки порадуются, – предложил Стас.

Я кивнула и провела рукой по его щеке.

– Как же я боялась, что ты никогда этого не скажешь.

– Про обед?

– Про любовь, – тихо покачала я головой.

Стас замолчал, внимательно посмотрел мне в глаза и крепко обнял меня за плечи. Я закрыла глаза. Как же я счастлива!

– Кхе-кхе, – легкое покашливание за моей спиной оборвало наш поцелуй на самом интересном месте. Оказывается, это Дима вошел в кабинет. – Я дико извиняюсь, но пока еще это все-таки мой кабинет. Можно, я возьму тут кое-какие бумаги?

– Можешь нас поздравить! – широко улыбнулся Стас. – Мы уезжаем.

– Я рад, – без особого воодушевления кивнул Дима.

– Что-то незаметно, – покачал головой Шувалов.

– Просто ты ведь меня оставляешь без хорошего секретаря, так что радость моя немного смазана. Не представляю, где мне сейчас найти ей замену, – развел руками Дима.

Тут дверь открылась и в комнату заглянула Анжела. Она была одета в почти вечернее бордовое платье с красивым глубоким вырезом. И надо признаться, была она ужасно соблазнительна.

– Дмитрий Алексеевич, может быть, я могу вам чем-то помочь? – томным голосом спросила она.

Дима затравленно посмотрел на нас, словно бы спрашивая: неужели мне от этого никуда не деться?

– Дмитрий Алексеевич, – ухмыльнулся Стас. – Я вижу, у вас тут нет никакого кадрового дефицита. Так что извольте улыбнуться. Ваш старый друг женится.

– Так, то есть ты хочешь сказать, что нам надо забить на работу и пойти куда-нибудь все это отметить? – хитро прищурился Дима. Стас кивнул. – Ну что ж, Анжела, садись. Давай-давай, принимай звонки. Привыкай к своему новому месту работы. И еще, не смей здесь красить ногти, ненавижу запах ацетона.

– Конечно, Дмитрий Алексеевич, – кивнула Анжела, широко улыбаясь.

Глядя на нее, я понимала, что у Димы осталось немного шансов на продолжение своей вольготной гаремной жизни. Кто попадет в лапы к такой, как Анжела, может уже не надеяться выбраться обратно. Живым, во всяком случае. Но, кажется, Дима уже и не пытался. В конце концов, Анжела была по-настоящему красивой женщиной. Такую всегда нужно держать под присмотром, чтобы не увели. Боже мой, сколько времени я потратила, мечтая стать такой же, как она. Как же я переживала из-за того, что я такая слабая, безо всякой хватки. Женщина без особых примет, так сказать. Только хрупкое телосложение и жалостливые глаза. И все-таки этого оказалось достаточно, чтобы остаться рядом с самым прекрасным мужчиной на земле.

Мы вышли из офиса, нырнули в красивую черную машину Стаса и поехали с нулевой скоростью в сторону ближайшего ресторана. Из динамиков лились последние новости, комментаторы обсуждали проблемы все еще позорно низкой стоимости нефти, всех пугали реальные угрозы падения курса основных валют. В Китае опять нарушались права человека, а Украина не знала, чем расплатиться за российский газ. Я усмехнулась. А ведь я уже потихоньку привыкла слушать всю эту бредятину. А Стас начинает понемногу врубаться в сюжетные линии основных комедийных телесериалов, которые мы смотрели в записи по выходным. Я любила именно такие, бессмысленные, но веселые, легкие фильмы, в которых жизнь была, как бесконечное забавное приключение. Мир без больших тревог и без серьезных проблем. Мир без голода, болезней, страданий и войн, такой, где каждый имеет уютный маленький домик на берегу теплого моря, с садом и гиацинтами, которые нужно регулярно поливать. Мне кажется, что все-таки эти сериалы очень даже нужны нам. Особенно после всех этих ужасных новостей, кризисов и задержек зарплат. Пусть хоть вечером можно будет всей страной сесть и немного отдохнуть. И посмеяться.

После памятного разговора в кабинете Димы я даже дышать боялась, чтобы не спугнуть удачу, впервые в жизни поселившуюся в моем доме. Я не спрашивала о свадьбе, не собирала вещи и не говорила на тему отъезда. Стас только работал и по ночам крепко прижимал меня к себе, жарко шепча, что никуда меня не отпустит. Никогда. Я целовала его, отвечая, что сама никуда от него не денусь, даже если он будет меня гнать. Так что о дате свадьбы Стасу пришлось думать самому, и, если честно, мне вообще начало казаться, что в Самару мы уедем безо всякой свадьбы.

– Почему ты его не поторопишь? – возмущалась Иришка, которая всегда была сторонницей метода «быка за рога».

– У него нет рогов, и он не бык.

– Ну, рога – это не проблема, все в твоих руках, – усмехнулась подруга.

– Ни за что, – категорически отказалась я.

– У тебя тут друзья, дочь беременная, которой скоро рожать. Я опять же. Как же ты все оставишь?

– Легко! – смеялась я. – В моем доме стало так тесно, что даже кофе по утрам невозможно выпить спокойно. Или Николай придет, когда я буду сидеть в одной пижаме, или его Пиксель украдет мой кусок сыра с бутерброда. Я прямо чувствую себя в доме лишней.

– А что на это все сказала Ника? – беспокоилась моя мама. Самое тяжелое было объяснить ей, что мой отъезд – не конец света.

– А Ника сказала: мамочка, дорогая, как я за тебя рада, – соврала я.

Ника сказала нечто еще более радикальное. Она сказала, что меня очень любит и все такое, но что лучшего подарка на ее свадьбу я даже не могла бы и придумать. А потом она запрыгала на одной ножке (насколько смогла с ее уже очень большим животом) и захлопала в ладоши.

– Мы будем жить сами, ура, ура! – и ускакала делиться этой новостью с Николаем. Так что в целом получилось, что меня тут ничего (кроме мамы, конечно) не удерживало.

А однажды, примерно за три недели до нашего со Стасом отъезда, случилось нечто, чего никто никак не ожидал. По крайней мере, так рано. Я как раз ходила по магазинам, пытаясь убедить себя, что телятина в тайском соусе для любимого мужчины мне вполне по силам, как вдруг на мой телефон пришла СМС от Ники.

«Я рожаю. Приезжай, только купи корма Пикселю – он воет от голода, а Коля едет со мной в роддом!»

– Что?! – во весь голос ахнула я и выронила трубку на пол магазина.

Срок у Ники был только семь месяцев, так что я подскочила, все бросила и побежала за Стасом – мы поехали в роддом. Правда, каюсь, про Пикселя мы все-таки забыли, так что ему пришлось изрядно поголодать. Весь следующий день мы в полном составе просидели в коридоре роддома, по одному заскакивая в Никину палату. Это была роскошь, доступная только платным пациенткам, но, слава богу, к тому моменту Колины родители уже сменили гнев на милость и оплатили роддом. Кстати, они тоже сидели вместе с нами. Все ужасно волновались, ведь Ника родила раньше срока, однако все обошлось, все были здоровы.

– Вот ваш внук! – радостно заулыбалась медсестра, вручая нам маленький белый кулечек.

– Ой, какой красивый, – зачирикала Светлана, Колина мама. – Совсем как Николаша в детстве.

– Слушай, Стас, – тихонько прошептала я, – это что получается, что если я когда-нибудь вдруг рожу тебе ребенка…

– Что? – Тут Стас забавно на меня вылупился.

– То! А вдруг. То тогда ведь наш ребенок будет младше нашего внука. Вот это будет номер!

– Слушай, я так чувствую, что тебе теперь совсем не до этого, – шепнул Стас в ответ. – Но прежде чем рожать ребенка, нам было бы неплохо все-таки пожениться. А то у меня такое чувство, что ты об этом совсем забыла.

– Я забыла? Это ты забыл!

– Я не забыл. Я уже дал денег в твоем загсе, так что нас завтра ждут. Надеюсь, этот маленький сверток с твоим внуком не помешает тебе дойти до загса? – сердито спросил он.

Я взяла малыша из рук Светланы, кстати, а кто она мне, сваха? Нет, кажется.

– Никто мне не помешает. Ты посмотри, какой маленький, какой лапочка.

– Так, господа посетители, это уже ни в какие ворота. Вы уже тут впятером, так нельзя, – набросилась на нас медсестра.

Мы вышли из роддома и поехали к себе. Все ужасно устали. Поэтому на следующий день, в день моей собственной свадьбы, я была невыспавшейся и растрепанной.

– Я ужасно выгляжу.

– Ты прекрасна.

– Нет, я пугало, – возмущалась я.

В прошлый раз, когда я выходила замуж за Кирилла, все было совсем по-другому. У меня было белое платье (пусть и не очень дорогое), были цветы, крики «горько» и подарки, несколько чайников и сервизов. А тут – мы просто приехали к загсу, Стас зашел подмигнуть заведующей, та вышла и отправила нас к своей помощнице, которая тут же нас и расписала. Не было никого, кроме Димы, который выступил нашим свидетелем со стороны жениха, и моей Машки с Таганки, которая вырвалась с работы и стала свидетелем со стороны невесты. Клятв мы не произносили, зато обменялись кольцами, которые, оказывается, Стас купил заранее. Вот и вся свадьба, а потом мы на скорую руку посидели в ресторане и поехали к Нике в роддом.

И все-таки мне эта свадьба понравилась гораздо больше, чем первая. Да, не было шумных поздравлений и бурных возлияний. Да, никто не падал мордой в салат. Зато рядом со мной стоял взволнованный и счастливый, самый лучший мужчина на земле, мужчина, которого я люблю. И которого, кажется, любила всю жизнь.

– Ну вот, теперь я спокоен, госпожа Шувалова, – сказал Стас вечером, аккуратно убирая наше с ним свидетельство о браке в папку с остальными документами.

А потом все-таки был тот самый большой семейный обед у Стаса дома, где наконец познакомились мама Стаса и мама моя. Из-за Никиных родов все немного сдвинулось, Стас отложил наш отъезд на неделю и все организовал. Я вам скажу, что это было шоу. Сначала наши мамы с недоверием и недовольством присматривались друг к другу, но потом выпили и разговорились. Оказалось, у них есть масса общих тем. Мамы наперебой рассказывали, какие непутевые дети у них выросли, как они все им отдали, а они все испортили и т. д. и т. п.

– Когда Стас был маленьким, он ничего без меня не мог сделать. Просто буквально ежеминутно требовал к себе внимания.

– А Надежда никогда не умела принимать правильные решения, она всегда была немного не от мира сего.

– Да, я заметила. Но ваша Надя хоть прислушивается к моим советам, а мой Стас совершенно от рук отбился. Ни с чем не считается, а ведь я жизнь прожила, я знаю, что для него лучше, – вторили они друг другу.

Я выдохнула с облегчением. Как бы там ни было, какие бы разные ни были наши со Стасом воспитание и образ жизни, раз у нас с ним у обоих было такое сложное детство, мы всегда найдем общий язык. Как и наши мамы.

Когда мы со Стасом уезжали в Самарскую область, на этот его завод, у меня замирало сердце. Я ведь оставляла внука, Нику, ее очкастого умного мужа… да что там, и кота Пикселя, к которому уже успела привыкнуть. Мысли так и кружили в моей голове. А вдруг они не справятся? А вдруг ребенок будет плакать, а они не поймут, что у него болит? Вдруг им не будет хватать денег? А вдруг?… Хотя что это я начала думать так же, как моя мама? Подумаем-ка по-другому! Ника всегда была хорошей хозяйкой. Она дружелюбная, милая, заботливая и очень ответственная. Да, она со всем справится. Со всем абсолютно! Все правильно. У меня свой путь, а у нее – свой. И не стоит ей мешать. Потому что она сильная, она справится. Уже сейчас, в той же самой ситуации, в которую попала в свое время я, она ведет себя совершенно иначе. Дети никогда не повторяют ошибок родителей. У них масса возможностей совершить собственные.

Я села на свое, уже привычное место в машине, рядом со Стасом. До Самары всего тысяча километров, это на хорошей скорости всего день езды, чего там беспокоиться. Всего один день. А если лететь на самолете? Да мы практически соседи! Я еще раз судорожно прижала Нику к груди и закрыла дверцу. Мой дом, мой город, в котором я прожила столько лет, плавно удалялся и вскоре скрылся за поворотом. Я вздохнула, повернулась вперед и посмотрела на Стаса. Да, впереди меня ждет совершенно новая жизнь.

 

P.S. Да, кстати, чуть не забыла. Чуть раньше, еще до того, как Ника родила, мы со Стасом поехали на дачу и посадили новенькую елку. Мы выбрали пятачок на солнечной стороне участка, прямо в центре, на месте, где когда-то была клумба с цветами. И, конечно же, подальше от всяких заборов. Когда я увидела эту маленькую пушистую зеленую красавицу, вольготно устроившуюся на нашей земле, я поняла, что пока жизнь не кончена, ошибки еще можно исправить или в крайнем случае начать все заново. Верно же?

 

 

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-10

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...