Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Основные тенденции развития современного

Мирового хозяйства

 

Основными тенденциями развития современного мирового хозяйства, на наш взгляд, являются следующие.

1. Интернационализация хозяйственных связей, т.е. усиление взаимозависимости между субъектами мирового хозяйства, переход от абсолютизации национальных интересов к глобальной экономике. Это наиболее значимая и долгосрочная тенденция, которая оказывает влияние на все стороны жизни мирового сообщества. На практике это находит свое проявление в развитии интеграционных процессов.

Под международной экономической интеграцией следует понимать объективный и осознанный процесс объединения национальных хозяйственных систем, обладающий потенциалом саморегулирования и саморазвития. В его основе лежат экономические интересы отдельных субъектов и международное разделение труда. При этом в качестве субъектов интеграции могут выступать транснациональные корпорации и банки, государства, политические партии, профсоюзы и другие хозяйствующие и политические структуры. Они могут преследовать как универсальные, так и специфические цели.

Интеграционные процессы происходят как на микро-уровне (предприятие, фирма), так и на макроуровне (государство, группа стран, регион). Поэтому можно выделить два направления международной экономической интеграции.

1. Создание и развитие транснациональных фирм, которые позволяют разрешить многие трудности и обеспечить эффективные условия производства (трансфертные поставки и цены, выгодные условия воспроизводства и др.).

2. Создание региональных интеграционных группировок, внутри которых формируется единое экономическое, правовое, информационное и политическое пространство.

Интернационализация - это не только экономическая, но и общая тенденция, затрагивающая различные аспекты жизни общества. Ее позитивное влияние проявляется в повышении уровня и качества жизни людей. Но возможно и негативное воздействие на экономику, которое проявляется, например, в ра-пространении экономических, экологических и других кризис-ных явлений на страны-участницы интеграционных процессов.

2. Экологизация экономики является частью общемировой стратегии создания устойчивой экономики в глобальном масштабе. Она предполагает соизмерение темпов экономическо-го роста с масштабами деградации окружающей среды, форми-рование благоприятной с экологической точки зрения отрасле-вой структуры экономики.

3. Информатизация экономики. Связана с научно-технической революцией (НТР), с превращением информации в ведущую производительную силу общества. Под воздействием этого процесса в экономически развитых странах мира начала формироваться принципиально новая отраслевая структура экономики, которая получила название постиндустриальной, или информационной. Она знаменует собой переход к ресурсосберегающей экономике.

4. Неравномерность экономического развития отдельных стран, групп стран и регионов. Для начала 90-х гг. было характерно замедление темпов экономического роста практиче-ски во всех регионах мира, кроме азиатского. По прогнозам спе-циалистов, в ближайшем будущем возможно дальнейшее усиле-ние роли этого региона в мировой экономике. Неравномерность экономического развития также проявляется в увеличении раз-рыва в уровне душевого ВВП между странами.

 

Рубеж XX—XXI вв. продемонстрировал существенные достижения глобализации системы мирохозяйственных связей. Нарастающими темпами развиваются международная торговля и сфера международных финансов, вовлекая в свой оборот все большее количество стран. Появились новые тенденции в сфере международной экономической интеграции. Помимо региональных группировок и наряду с ними формируются трансконтинентальные альянсы. Усиливаются и позиции международных организаций как надстройки всей системы мирохозяйственных связей, призванной регулировать взаимодействие национальных экономик.

Едва ли можно отрицать тот факт, что экономическая глобализация открывает новые перспективы развития национальным хозяйствам. Вместе с тем оказалось, что ее последствия далеко неоднозначны. Глобализация принесла ощутимые дивиденды, прежде всего экономикам ведущих стран мира, одновременно введя слабые неконкурентоспособные экономики в состояние депрессии. Она вызвала накопление огромных богатств на одном полюсе системы мирохозяйственных связей и нищеты, безработицы, нестабильности и отсутствия безопасности на другом.

Информационная революция конца XX в. усилила связи между нациями, людьми и компаниями, находящимися на разных континентах, фактически разрушила «железные» и «бамбуковые» занавесы, разделявшие многие государства. Обмен информацией в режиме реального времени означал настоящую революцию для финансовых рынков, маркетинга и инвестиций. Вместе с тем контроль за основными СМИ, в том числе и за электронными, остается в руках немногих, что препятствует полноправному доступу к информации всего населения планеты. В результате информатизация усилила политическую и экономическую власть развитых стран, предоставив им возможность побеждать в информационных войнах, дискредитируя позиции' государств, отстающих в научно-техническом развитии.

Рост числа индивидуальных инвесторов через развитие долевой собственности способствовал известной демократизации хозяйственной жизни. Вместе с тем он породил новые проблемы.

Научно-технические достижения оказались уделом ограниченного числа стран. Для гарантированного прогресса в данной области никак нельзя обойтись без значительных инвестиций в сферу образования и науки. Подорванный холодной войной экономический потенциал стран, образовывавших социалистическую систему, не давал им возможности вкладывать средства в развитие технологий, напрямую не связанных с национальной обороноспособностью. В результате технологическое отставание по коммерческим проектам только нарастало. Развитые капиталистические страны и здесь оказались в фаворитах.

Основная проблема становления современного мирового хозяйства заключается в том, что на базе идеи образования глобального рынка возник глобальный нерегулируемый капитализм. При этом мировой рынок оказался вовсе не рынком свободной конкуренции с нишами для всех на нем, а стал строго сегментированным, обеспечивающим господствующее положение прежде всего развитым капиталистическим странам.

К современным тенденциям развития мировой экономики относится также следующие негативные черты:

1) неравномерное распределение доходов в мире;

2) нестабильность мировой финансовой системы;

3) нарастающая угроза доминирования глобальных монополий и олигополии;

4) эрозия национальных государств и снижение эффективности государственного регулирования;

5) деформация ценностей и обострение социальных конфликтов.

Неравномерное распределение доходов в мире может рассматриваться в качестве подтверждения справедливости так называемого правила 20/80, сформулированного первоначально применительно к отдельно взятой национальной экономике. Дело в том, что на 20% стран мира, являющихся развитыми, приходится более 80% всех получаемых в мировом хозяйстве доходов. В то же время 20% развивающихся стран могут рассчитывать только на 1,5% мировых доходов. По сведениям ООН, к началу XXI в. четверть населения планеты имела доходы не более одного доллара в день.

Большая часть мирового ВВП (свыше 60%) производится менее чем в 30 странах мира (входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития - ОЭСР). Как раз в данных странах и проживает «золотой миллиард» населения планеты. В то же время пятерка самых больших по населению и территории государств (в их число не включены США и Канада), в которых проживает почти три миллиарда жителей планеты, производит совокупный ВВП в три раза меньший, чем страны ОЭСР. На почти двести оставшихся стран мира приходится также около 20% ВВП.

Страны «золотого миллиарда» привлекают в свою экономику почти 2/3 всех мировых инвестиций, на них приходится около 80% мирового экспорта товаров и услуг. Дистанция между богатыми и бедными странами увеличивается. Если в 1960 г. разрыв в уровне благосостояния 20% самых процветающих и 20% самых бедных стран был тридцатикратным, то уже в конце

1990-х гг. он был более чем семидесятикратным. В конце XX в. только 33 страны мира отличались стабильным уровнем экономического роста, причем большинство из них были развитыми. Одновременно в 59 странах за тот же самый период времени наблюдалось значительное снижение доходов. К числу таких государств относятся беднейшие страны Африки, реформируемые экономики Центральной и Восточной Европы, государства СНГ.

Еще более сенсационные факты содержатся в докладе ООН о мировом экономическом развитии, опубликованном в 1999 г. Три самых богатых семейства планеты (семьи основателя компании Microsoft Билла Гейтса, султана Брунея и семейство, контролирующее сеть магазинов Wal-Mart) располагали к началу XXI в. активами, которые в совокупности превышают ВВП сорока трех наименее развитых стран мира. Самой же бедной страной мира признается Сьерра-Леоне, в которой средняя продолжительность жизни составляет всего 37 лет, а большинство детей испытывают стресс и психические расстройства в результате последствий семилетней гражданской войны.

С одной стороны, по этому поводу можно сколь угодно долго говорить о несправедливости распределения доходов в мире. Однако, с другой стороны, формально эти доходы получены вполне законно и явились результатом развития экономики ведущих стран мира, и именно капитализм стимулировал такое развитие. В этой связи примечательно, что Нобелевский лауреат А. Сен, в своих трудах, посвященных изучению проблемы голода в развивающихся странах, показал, что проблема голода связана вовсе не с недостатком продуктов питания, а с плохим управлением экономикой, неэффективным распределением ресурсов и отсутствием демократии.

Нестабильность мировой финансовой системы вызвана особенностью архитектуры мировых финансовых рынков включающих в себя фондовый рынок, рынок капитала, денежный рынок и валютный рынок. Схематически их структуру можно представить в виде перевернутой пирамиды.

К настоящему-времени установился значительный разрыв между капиталом, обслуживающим реальный сектор экономики, в котором создаются распределяемые и потребляемые затем товары и услуги, и фиктивным капиталом, служащим для массированных финансовых спекуляций и не имеющим под собой серьезного материально-вещественного обеспечения. Между тем, еще пару десятилетий назад структура мировых финансовых рынков была совершенно иной: на долю коммерческих операций, связанных с кредитованием международной торговли и производства приходилось свыше половины оборота, что давало всей системе несомненно большую устойчивость. В настоящее время преобладают именно спекулятивные операции, а на долю финансовых потоков, обслуживающих реальный сектор и международную торговлю, приходится не более 10% совокупного оборота мировых финансовых рынков.

Рано или поздно спекулятивная верхушка перевернутой пирамиды нарушает зыбкое равновесие системы и тогда в самом слабом звене мировой экономики разгорается валютно-финансовый кризис, бороться с которым приходится усилиями всего мирового сообщества. Конец 1990-х тт., ознаменовавшийся валютно-финансовыми кризисами в Латинской Америке (1994 и 1999 гг.), Юго-Восточной Азии (1997-1999 гг.) и России (1998 г.), показал всю опасность мировой финансовой архитектуры и уязвимость мирового хозяйства перед лицом глобальных кризисов.

Однако наиболее серьезным вызовом для всей мировой экономики стал глобальный экономический кризис, начавшийся с «лопания пузыря» на рынке американских ипотечных активов в середине 2007 г. Спусковым крючком начала этого наиболее глубокого экономического спада со времен Великой депрессии 1930-х гг. стали проблемы, возникшие в наиболее слабом звене мировой финансовой архитектуры — сегменте американских высокорисковых ипотечных облигаций (subprime mortgage). В течение длительного времени единственным реальным обеспечением по данному виду облигаций служила лишь залоговая стоимость актива (недвижимости), в то время как низкому качеству обслуживания этих ипотечных долгов ведущие мировые банки не уделяли достаточного внимания. Свою роль сыграла и система страхования рисков инвестора от потенциальных потерь, связанных с подобного рода активами. Примечательно, что ведущие мировые рейтинговые агентства также сыграли свою негативную роль, из года в год присваивая высокие рейтинги этим финансовым инструментам.

Кризис на ипотечном рынке США достаточно быстро перетек в другие сегменты финансового рынка крупнейшей экономики мира и вызвал падение цен на недвижимость в большинстве развитых стран. Однако вплоть до сентября 2008 г. основная часть инвесторов была убеждена в том, что начавшийся кризис будет иметь локальный характер, затрагивая в значительной степени лишь американскую экономику. Банкротство 15 сентября 2008 г. инвестиционного банка Lehman Brothers, одного из крупнейших банков США, стало катализатором начала глобального экономического кризиса. Он выразился в стремительном падении стоимости всех видов активов во всех странах мира: акций, облигаций (за исключением государственных облигаций США и нескольких развитых стран), недвижимости, биржевых и иных товаров. Резко выросшие риски привели к существенному сокращению кредитования и, как следствие, спаду экономической активности в большинстве стран мира. Уже в четвертом квартале 2008 г. большинство экономик мира оказалось затронуто рецессией, самой глубокой за весь послевоенный период. Перед мировой экономикой встала угроза глобального экономического спада, сопровождаемого дефляцией и ростом безработицы.

Для преодоления разразившегося кризиса финансовые регуляторы ведущих стран мира предприняли ряд мер, наиболее эффективной из которых стала политика низких процентных ставок и так называемого «количественного ослабления», призванная спасти наиболее проблемные финансовые институты и вернуть доверие инвесторов к рисковым активам. Сущность данной политики в целом заключается в выкупе ряда активов непосредственно центральными банками ведущих развитых стран, по сути, в осуществлении денежной эмиссии, предотвращающей возможную дефляцию. Данные меры были приняты Федеральной Резервной Системой (ФРС) США, Европейским Центральным Банком, Национальным Банком Швейцарии и Банком Англии. Заседание Комитета по открытым рынкам ФРС США 18 марта 2009 г., на котором было принято решение о переходе к политике «количественного ослабления», стало поворотным пунктом в ходе глобального кризиса. Проводимая ФРС и другими центральными банками политика привела к некоторому восстановлению мировой финансовой системы и росту спроса инвесторов на финансовые и товарные активы. Рост фондового рынка США и других развитых стран в марте-мае 2009 г. оказался наиболее значительным с 1933 г. Однако мировая финансовая система все еще остается в кризисном состоянии, так как проблема некачественных финансовых инструментов, к которым относятся и ипотечные ценные бумаги, до сих пор не решена.

Нарастающая угроза доминирования глобальных монополий и олигополиислужит дополнительным рычагом напряженности во всей мировой экономической системе. Современные ТНК стали настолько сильны и в экономическом, и в политическом плане, что им под силу контролировать ситуацию не только в своей базовой стране, но и далеко за ее пределами. Наиболее крупные из них имеют годовой оборот, соответствующий или даже превышающий ВВП далеко не самых последних в мировом хозяйстве стран. В этой ситуации нетрудно предположить, какие проблемы стоят перед подавляющим большинством развивающихся стран, объективно не имеющим возможности противостоять должным образом не только политике развитых стран, но и политике ТНК, доминирующих на мировом рынке.

Вторая угроза — это монополизация самого рынка. Господство на определенных рынках мощных ТНК, представляющих страны с развитой экономикой, и образование альянсов между ними не оставляют никаких шансов потенциальным конкурентам для проникновения на данные рынки. ТНК в любом случае будут пользоваться эффектом масштаба, лидерством в сфере НИОКР. Это дает им возможность для снижения цен до такого уровня, который не смогут позволить себе их конкуренты из числа компаний малого и среднего бизнеса, национальных производителей развивающихся стран и стран с переходной экономикой. С другой стороны, ТНК могут удерживать чрезмерно высокий уровень цен, получая сверхприбыли и будучи при этом надежно защищенными от прихода на рынок новых конкурентов.

Наглядным примером влияния монополистической структуры рынка на ценообразование может служить авиастроение. Так, в сегменте широкофюзеляжных дальних магистральных лайнеров в мире в настоящее время присутствуют лишь два производителя - компании Boeing и EADS. Причем до тех пор, пока европейский консорциум EADS с моделями А 340 и А 380 не стал достойным конкурентом американской корпорации Boeing, последняя пользовалась абсолютной монополией на лайнер В 747, реализуя его по цене около 150 млн долл., из которых не менее 100 млн долл. составляла сверхприбыль. Впрочем, современная ситуация олигополии на данном рынке также не грозит существенным снижением цен на широкофюзеляжные дальние магистральные лайнеры.

Эрозия национальных государств и снижение эффективности государственного регулирования является важным проявлением глобализации. Причины обеспокоенности и сомнений в отношении роли национального государства в глобализирующейся системе мирохозяйственных связей многочисленны и разнообразны, но особенную актуальность им придают пять обстоятельств последнего времени:

1) крах административно-командной экономики в бывшем Советском Союзе и странах Центральной и Восточной Европы, снизивший уровень социальных гарантий и стабильность в государствах, некогда представлявших «мировую социалистическую систему»;

2) проблемы «государства всеобщего благосостояния» в большинстве развитых стран мира (особенно яркими примерами является современное положение социальных рыночных экономик Германии и Франции);

3) высокая активность государства в странах Восточной Азии, способствовавшая их переходу от периода «экономических чудес» в затяжную стагнацию (Япония) или спровоцировавшая валютно-финансовые кризисы 1990-х гг. (Республика Корея, Таиланд, Индонезия, Малайзия);

4) крушение ряда государств (например, СССР, СФРЮ) и небывалое увеличение числа чрезвычайных ситуаций в различных частях света (незатухающий арабо-израильский военный конфликт, сложная обстановка в Ираке, террористические атаки на. Нью-Йорк и Вашингтон в сентябре 2001 г., на Мадрид в марте2004 г. и на Лондон в июле 2005 г.);

5) невозможность самостоятельного решения насущных национальных экономических проблем одним отдельно взятым государством в условиях глобального экономического кризиса конца 2000-х гг.

Основная проблема оценки современного состояния национального государства связана с тем, что глобализация способствует нейтрализации национальной специфики развития, заставляя правительства все больше подстраиваться под некие общие правила игры на глобальном экономическом пространстве. Глобализация привела к тому, что в докризисный период наибольшее распространение в значительной мере американизированной «глобальной деревне» получила англосаксонская неолиберальная концепция развития, пропагандируемая с помощью «демонстрационного эффекта» достижений США в сферах экономики, политики, информатики, идеологии, науки, культуры и военной области. Вместе с тем, унификация моделей развития, игнорирование национальной специфики, оказывающей влияние на народное хозяйство страны, как раз и способствовали росту напряженности в современной мировой экономике, ничуть не сделав ее стабильнее в XXI в. по сравнению с XX столетием. В свою очередь глобальный экономический кризис показал слабые места англосаксонского неолиберализма и несостоятельность панамериканизма как стержневой основы современного мирового экономического порядка.

Деформация ценностей и обострение социальных конфликтов.Социальная справедливость стала жертвой глобальной экономики. Образование глобальной капиталистической системы привело к пересмотру всей системы морально-этических постулатов. На смену традиционным духовным, семейным ценностям пришли иные приоритеты. Рыночная экономика привела к становлению общества потребителей, в котором все имеет определенную цену, выражаемую в денежных единицах.

Многим странам, недавно вставшим на путь рыночной ориентации, из-за особенностей их культуры, религии, традиций не свойственна такая несомненно положительная черта капитализма, как протестантская этика, выражающаяся, в частности, в уважении закона и прав частной собственности, в отказе от внешних символов богатства, в необходимости постоянной работы во имя будущего успеха и процветания, в общественном порицании состояний, нажитых нечестным путем, в сострадании к обездоленным. Вместо этого в сознание вошла примитивная массовая культура, жажда легкой наживы любой ценой, культ насилия и вседозволенности, игнорирование общественных норм поведения и законов. Иллюстрацией может стать падение нравов граждан и снижение уважения к представителям власти, которые сами себя скомпрометировали, рост коррупции в чиновничьей среде целого ряда государств.

Социальные деформации затрагивают не только развивающиеся страны или государства с переходной экономикой. Насильственная вестернизация культуры, внедрение рыночных механизмов в общественное сознание разрушает традиционный институт семьи и брака даже внутри «золотого миллиарда». Так, сейчас свыше половины детей в некоторых Скандинавских странах рождается вне брака1, а само число зарегистрированных браков неуклонно снижается.

На сознание миллионов телезрителей и кинозрителей во всем мире оказывается огромное давление со стороны западной,

1 В Исландии вне брака рождается 61% детей, в Швеции — 54%, Близки к данным показателям также Дания (46%) и Норвегия (48%). Популярность внебрачных детей объясняется тем, что всю заботу по финансовому обеспечению неполных семей берет на себя государство, прежде всего, американской культуры, причем в большинства своем демонстрируются не высокохудожественные дорогостоящие шедевры, а низкопробные малобюджетные фильмы. Пропаганда рыночного стиля жизни идет и через рекламу, закрепляя на уровне подсознания ценности «культуры массового потребления». По существу развитие глобальной экономики опережает развитие общественного сознания, которое просто не успевает реагировать на быстрые изменения мирового рынка. Культура, нормы социального поведения вырабатываются столетиями и самое главное заключается в том, чтобы они не стали заложника ми глобального рынка, стирающего национальные различия и не оставляющего ничего святого.

Глобальный рынок не обращает внимания на социальное coгласие ни в обществе, ни между странами. В эпоху виртуализации торговли прежнее деление потребителей по сегментам на основе географической классификации или по возрасту утратило всякий смысл. Виртуальный потребитель может быть кем угодно и откуда угодно, он может совершать покупки анонимно. Теряется индивидуальность работы с клиентом, процесс живого общения. Общество эпохи личных контактов продавца и покупателя уходит в прошлое. Глобальный рынок уравнивает всех и по возрасту, и по национальности. Неоднородное когда-то по своему составу общество потребителей в глазах рынка становится единым, и по отношению к нему можно применять глобальную стратегию, как известно, отличающеюся своей универсальностью. Такое игнорирование нациналъных и индивидуальных различий потребителей в будущем может быть чревато социальными конфликтами нового уровня.

 

4. Международное разделение труда.

Последнее изменение этой страницы: 2016-07-22

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...