Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Тема 2. Источники, система и принципы коммерческого права Европейского Сообщества

2.1. Общие и специальные принципы

Общие принципы права выражают основополагающие ценности, которыми Союз должен руководствоваться в своей правотворческой и правоприменительной деятельности.

В качестве общих принципов права Сообщества они были сформулированы в решениях Суда Европейских сообществ. Последний, в свою очередь, отталкивался от принципов, выработанных в системах государств-членов, а также в международном публичном праве.

В разные годы в качестве общих принципов права Судом, в частности, были провозглашены:

- обязательность соблюдения основных прав личности и сами эти права. Таким путём Суд восполнял пробел в учредительных договорах, которые и в первоначальной, и в действующей редакции не содержат полноценного «билля о правах»

- процессуальные права и гарантии применительно к делам, рассматриваемым национальными институтами: право на защиту, конфиденциальность общения с адвокатом, право быть заслушанным и др.;

- принцип правовой определённости, или правовой безопасности, согласно которому законодательство должно быть ясным и предсказуемым для всех субъектов.

Специальные принципы права – это принципы, действующие в рамках отдельных сфер правового регулирования Европейского Союза (ст.14 Договора о ЕС).

Правовое закрепление источников права ЕС отличается не­четкостью и неопределенностью. Как представляется, на момент создания Сообществ такой подход государств-учредителей имел свое объяснение. Во-первых, они не до конца "раскрывали карты", стре­мясь опустить вопрос о будущих наднациональных полномочиях Сообществ. Во-вторых, рассматривали Сообщества как динамично развивающуюся структуру. Отсюда — так называемые "подразу­меваемые" полномочия (implied powers) институтов Сообществ, по­зволяющие Совету и Комиссии в известных условиях выходить за рамки четко очерченных полномочий. В-третьих, как верно отмеча­ет М. Л. Энтин, "априорно... установить круг источников внутренне­го права европейских сообществ было крайне сложно. В результате вопросы определения источников права сообществ отошли к облас­ти дискреционных полномочий Суда ЕС".

Такой подход резко контрастирует со сложившейся в этой об­ласти международной практикой. К примеру, Устав Международ­ного суда ООН содержит подробный перечень всех источников права, которые при рассмотрении дел применяет Международный суд. В отличие от этого учредительные договоры ограничи­ваются краткой формулой, согласно которой Суд обеспечивает со­хранение единообразия права Сообщества при толковании и при­менении этих договоров.

Характерно, что ни понятия права Сообществ, ни понятия его источников в учредительных договорах не содержится. Лишь при определении правотворческих полномочий Совета и Комиссии, а позднее и Европарламента перечисляются акты, в форму которых облекаются властные веления этих органов.

В отечественной правовой литературе отмечается, с одной сто­роны, что право Сообществ "хорошо организовано, систематизиро­вано и внутренне согласовано", с другой, что критерии классифи­кации правовых актов Сообществ неудовлетворительны и нужда­ются в пересмотре. Отмечаются активные дискуссии по этому во­просу в институтах Сообществ, на сессии Европейского Совета в Риме в 1990 г.

При общей характеристике источников права ЕС следует обратить внимание на следующий момент. В зарубежных работах по данной проблеме, с одной стороны, понятие "источник права" тол­куется в традиционном смысле как форма выражения и закрепления правовых норм, форма их бытия, с другой — ему придается иное значение: как первопричины возникновения права ЕС, основы, на которой оно создается. В этом смысле под источником прав ЕС понимается международная солидарность, желание сохранит, мир и построить лучшую Европу путем экономической инте­грации.

При классификации источников права Сообществ мы берем за основу наиболее распространенный в отечественной и зарубежной правовой литературе подход, согласно которому источники права ЕС подразделяются на "первичные" и "вторичные".

Первичные источники исходят непосредственно от государств-членов. Будучи высшими в иерархии источников права ЕС, они порождают производное, или вторичное право и определяют критерии его действительности. К первичным источникам права относятся прежде всего три учредительных договора - Парижский 1951 г. о Европейском объединении угля и стали и два Римских 1957 г. - о Европейском экономическом сообществе и EBPOATOMe, а также протоколы и декларации, изданные как приложения к ним и последующие поправки и дополнения. Это, в частности, такие акты, как Договор о слиянии 1965 г., Акт Совета о прямых выбора в Европейский парламент (1976 г.), договоры о присоединении к Сообществам новых членов, Единый Европейский Акт 1986 г., Маастрихтский договор 1992 г., Амстердамский договор 1997 г. Как уж отмечалось, первичные источники сравнивают с Конституцией Co обществ, поскольку они определяют цели, принципы, организационную структуру Сообществ и основу их правопорядка. Договор об учреждении Европейского Сообщества является одним из учредительных договоров Европейских сообществ и Евросоюза. Несмотря на то, что он был подписан в 1957 году, действует со значительными изменениями до сих пор.

К 2009 году станет составной частью нового общего учредительного документа или Конституции Европейского Союза.
Основные поправки внесены Амстердамским и Ниццким договорами 1997 и 2000 года соответственно.

Английские авторы Д. Ласок и Дж. В. Бридж видят специфику договоров, составивших "конституцию" Сообществ, не столько в том, что на их основе созданы наднациональные институты, сколько в том, что, в отличие от типичных международных договоров, госу­дарства-участники не могут без участия институтов ЕС обеспечить их реализацию.

Учредительные договоры являются самоисполнимыми, т. е. после ратификации они автоматически становятся правом на тер­ритории государств-членов и непосредственно применяются суда­ми как нормы национального права. В этом смысле они рассматри­ваются не как международные соглашения, а как законодательные акты.

Акты вторичного права, в отличие от "конституции" Сообществ, сравнивают с законами и подзаконными актами (правительствен­ными постановлениями, министерскими решениями и т. д.). Дума­ется, такое сравнение верно лишь в той части, что акты вторичного права действительно производны от права "первичного". "Подзаконность" вторичного права нашла закрепление в Маастрихтском договоре, предписывающем Европарламенту, Совету, Комиссии и Суду осуществлять свои полномочия в соответствии с условиями и согласно целям, предусмотренным Учредительными договорами, последующими договорами и актами, внесшими в них изменения и дополнения, а также с положениями данного Договора.

Однако как отмечалось, между иерархической структурой актов "вторичного права" и системой органов, их издавших, суще­ствует явное несоответствие.

"Вторичное" право является "подзаконным" также по своей функциональной роли: как закон в странах романо-германского права требует для своей реализации издания конкретизирующих его декретов и иных подзаконных актов, так и акты "вторичного" права порой являются средством реализации права "первичного". Речь идет о ситуации, когда последнее провозглашает направления политики, общие принципы, цели и задачи Сообществ в сфере ин­теграции, что предполагает необходимость издания для их реали­зации конкретизирующих норм.

Следует отметить, однако, что в ряде случаев нормы "первич­ного" права.

Другую группу, как отмечалось, составляют соглашения, за­ключаемые ЕС с третьими странами или с международными орга­низациями. Соглашения такого рода вытекают из международной правосубъектности Сообществ, закрепленной в учредительных договорах, а также из компетенции на их заключение, прямо предусмотренной в ст. 228 Договора о ЕС. По существу, эти полномочия являются делегированными государствами-участниками, каждое из которых также участвует в их осуществлении посредством своей деятельности в Совете, а также использования возможности обра­щения в Суд ЕС при нарушении Договора. Специфика таких согла­шений, заключаемых обычно по вопросам торговли, состоит в том что, будучи межгосударственными, они реализуются, однако, так­же в рамках национальных правопорядков и могут порождать права и обязанности для субъектов внутригосударственных отношении.

"Первичное право" включает в себя также ряд иных источни­ков права. Это, в частности, общепризнанные принципы и нормы международного права, особенно в сфере защиты прав человека, общие принципы права, действующие во всех государствах-членах. В процессе становления находится обычное право Сообществ.

 

2.2. Источники вторичного права

К актам вторичного права относятся акты, издаваемые институтами Союза, а также все другие акты, принимаемые на основе учредительных договоров. В определении источников вторичного права мы наблюдаем столкновение подходов к пониманию источников в континентальной и англо-саксонской правовых семьях (признание в качестве источников юрисдикционных актов), а также влияние концепции источников в международном праве.

Вторичное право Европейского Союза имеет своими источниками различные категории правотворческих форм. Первая категория актов вторичного права – это нормативные акты, к ним относятся регламенты, директивы, рамочные решения, общие решения ЕОУС, рекомендации ЕОУС. Вторая категория – это индивидуальные акты, к ним относятся решения (кроме общих решений ЕОУС). Третья категория – это рекомендательные акты, к которым относятся рекомендации (кроме рекомендаций ЕОУС) и заключения. Следующей категорией актов вторичного права являются акты о координации Общей внешней политики и политики безопасности, а также Сотрудничества полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере. К данной категории актов относятся принципы и общие ориентиры, общая позиция, совместная акция, общая стратегия. Отдельную категорию актов составляют юрисдикционные акты – решения Суда. К источникам вторичного права относятся акты sui generis – «неофициальные» формы права, не предусмотренные учредительными договорами акты, издаваемые органами Союза (обычно выражаются, как решение конкретного органа или резолюция). Последнюю категорию источников вторичного права можно обозначить как международные акты, в неё входят решения и акты представителей государств-членов, конвенции между государствами-членами заключенные на основе учредительных договоров, международные договоры Европейского Союза.

Положения учредительных договоров, касающиеся Суда европейских сообществ, оказались в числе наиболее устойчивых. Не подверглась изменениям и статья, определяющая назначение Суда: «Суд обеспечивает сохранение единообразия права Сообщества при толковании и применении настоящего Договора»

Право сообществ понимается в этой статье как:

1)совокупность учредительных договоров, т.е. первичное право;

2)вторичное право, основанное на учредительных договорах;

3)международные договоры, заключенные сообществами в соответствии с учредительными договорами, т.е. то же вторичное право;

4)общепризнанные принципы права.

В Амстердамском договоре юрисдикция Суда была расширена таким образом, что в нее вошли вопросы сотрудничества государств—членов Европейского союза в рамках «третьей опоры» — в сфере правового сотрудничества и внутренних дел. Речь идет о предварительных решениях по вопросу о юридической силе и интерпретации структурных и иных решений, интерпретации конвенций, а также о юридической силе и интерпретации мер по их применению.

В соответствии с действующими правовыми актами Суд рассматривает на своих заседаниях следующие виды исков:

1) Иски Комиссии к государствам-членам, уклоняющимся от выполнения каких-либо обязательств, возложенных на них учредительными договорами. Предварительно Комиссия должна каждый раз давать мотивированное заключение по такому поводу, предоставив заинтересованному государству-члену возможность высказать свои соображения. Только в случае, если государство-член, о котором идет речь, оставит без внимания заключение Комиссии в течение определенного срока, установленного Комиссией, она может обратиться в Суд.

2) Иски государств-членов к другим государствам-членам, которые, по их мнению, уклоняются от выполнения обязательств по учредительным договорам. Обращению в Суд одного государства-члена с иском к другому государству-члену, основанное на предполагаемом нарушении этим последним обязательств, вытекающих из учредительных договоров, должно предшествовать предварительное обращение в Комиссию по данному вопросу.

3) Иски, связанные с осуществлением надзора за законностью актов, принятых совместно Европарламентом и Советом, актов Совета, Комиссии и Единого европейского банка, исключая рекомендации и заключения, а также актов Европарламента, предназначенных оказать правовое воздействие на третьи страны. С этой целью Суд рассматривает иски, возбужденные Советом или Комиссией по мотивам отсутствия компетенции, нарушения существенных требований процедурного характера, нарушения учредительных договоров или правовых норм, связанных с их выполнением, или злоупотребления властными полномочиями.

Нормативно-правовые акты европейского сообщества и их юридические свойства.

К этой группе отнесены регламенты, директивы и решения. Регламент является нормативно-правовым актом общего характера, который во всех своих элементах обязателен для всех субъектов европейского права и является актом прямого действия, т.е. он подлежит применению властями и судебными учреждениями всех государств-членов независимо от того, выступало ли данное государство за их принятие или нет. Главное отличие директив от регламента заключается в том, что в директиве, как правило, указываются цели и результаты, которые должны быть достигнуты, однако национальным властям предоставляется право самим определять, в какой форме или посредством каких процедур и механизмов эти цели могут быть достигнуты. Третью группу нормативно-правовых актов Сообществ образуют решения. Их отличительная особенность заключается в том, что это акты индивидуального, а не общего характера. Решения сообщаются тем субъектом европейского права, которых они непосредственно касаются и которые выступают в качестве исполнителей соответствующих предписаний.

Источники прецедентного права. Основным источником прецедентного права Европейского союза являются решения судов Европейского Союза. Суд наделён правом толкования учредительных актов, он осуществляет преюдициальную юрисдикцию, а равно разрешает споры, связанные с осуществлением учредительных актов и иных нормативно-правовых актов государствами-членами и с деятельностью институтов Европейского союза.

Решения, выносимые Судом ЕС, рассматриваются в качестве прецедентов и являются обязательными для всех государств-членов. Прецедентный характер решений означает, что при аналогичных обстоятельствах Суд выносит решение, аналогичное уже состоявшемуся. Суд ЕС вправе пересматривать создаваемые им прецеденты. Такое хотя и редко, но случается,

Решения Суда ЕС образуют один из важнейших источников европейского права. Неисполнение решений Суда влечёт за собой применение санкций, предусмотренных учредительными договорами.

 

2.3. Роль суда Европейского Сообщества в развитии права Европейского Союза

Суд Европейских Сообществ (European Court of Justice, Europaeischer Gerichtshof (далее Суд ЕС)) представляет собой особо важный и влиятельный институт европейской интеграции. Согласно учредительным актам (Маастрихтскому Договору о Европейском Союзе 1992 г., Уставу Суда, утвержденному Протоколом, подписанному в Париже в 1951 г. применительно к Суду Европейского объединения угля и стали (далее ЕОУС), Брюссельским Протоколам от 1957 г. применительно к Европейскому Сообществу по атомной энергии (далее Евроатом) и Европейскому Экономическому Сообществу (далее ЕЭС), а также Процессуальному регламенту) Суд Европейских Сообществ относится к числу главных институтов Сообществ и Союза.

Можно сказать, что по сравнению с Европейским Советом, Советом ЕС, Комиссией и Европарламентом Суд ЕС выступает в роли строго специализированного юридического органа неполитического характера. Если в общих чертах определить роль суда в жизни Сообществ, то его деятельность прежде всего направлена на единообразное толкование и применение права Европейских Сообществ по отношению ко всем субъектам права ЕС и на всей территории, подпадающей под юрисдикцию Сообществ; на обеспечение расширения юрисдикции Сообществ. Суду удалось повысить авторитет принимаемых им решений, что привело к появлению важнейшего источника права ЕС - судебного прецедента и способствовало успешному развитию процесса европейской интеграции. Кроме того, Суд ЕС «выступил в роли стража европейского права и взял на себя функции арбитра в разрешении споров между государствами-членами и институтами, институтов между собой по всем вопросам, относительно применения права Сообществ».

Следует отметить, что Суд ЕС значительно отличается от национальных судов, и также не стоит его отождествлять с такими немало известными учреждениями, как Европейский суд по правам человека и Международный суд ООН. Суд ЕС в своей деятельности минимальное значение придает охране свобод индивидов, поскольку такими немаловажными проблемами занимается Европейский суд по правам человека в Страсбурге (ЕСПЧ). Так как все государства - члены Союза являются участниками Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, осуществление которых гарантируется Европейским судом по правам человека, параллельная юрисдикция Суда ЕС оказалась не обязательной. Это помогает Суду ЕС сосредоточиться на своей главной задаче - быть «стражем европейской интеграции» и содействовать ее продвижению. Но это не говорит о том, что Суд ЕС не обеспечивает своей деятельностью охрану прав и свобод личности. Напротив, именно Суд ЕС первым сформулировал в своих решениях положение о том, что личные права и свободы (в том виде, как они зафиксированы в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод) являются краеугольным камнем права ЕС. Это говорит о том, что Суд должен контролировать и предотвращать принятие решений и актов на уровне Союза и Сообществ, которые противоречили бы основным принципам, признанным Судом ЕС.

Функции суда:Во-первых, они могут подаваться с целью получить разъяснение смысла норм учредительного договора, а равно правовых актов институтов Европейского Союза и Европейского центрального банка - запросы о толковании (п. «а» и «b» ст. 234 Договора, утверждающего Европейское Сообщество).

Во-вторых, целью преюдициального запроса может служить оспаривание актов вторичного права по причине их вероятного противоречия учредительному договору ЕС - запросы о соответствии Правовых актов институтов и ЕЦБ учредительному договору (п. «b» ст. 234).

Если национальный суд при рассмотрении конкретного дела приходит к выводу, что регламент, директива или другой правовой акт институтов ЕС противоречит «конституции» (учредительному договору), он не вправе сам объявлять «закон» Сообщества недействительным.

В подобных обстоятельствах судебный орган государства-члена приостанавливает разбирательство дела и направляет преюдициальный запрос в Суд Европейских сообществ. По итогам рассмотрения запроса Суд может объявить соответствующий акт не подлежащим применению.

Таким образом, с помощью преюдициальных запросов появляется возможность оспаривать решения институтов и после истечения срока исковой давности для подачи исков об аннулировании, который очень короток (два месяца).

Посредством того же механизма физические и юридические лица могут добиться рассмотрения Судом вопроса о «неконституционности» регламентов и директив, т.е. нормативных актов, которые они не могут оспаривать напрямую.

В-третьих, целью запроса национального суда нередко служит разрешение коллизии между национальным и коммунитарным правом - запросы о соответствии правовых актов государств-членов праву EC.

Данный вид запросов прямо не предусмотрен учредительным договором (они маскируются под запросы о толковании), но широко встречается на практике, когда национальный суд не уверен в противоречии двух правовых систем или не желает самостоятельно, опираясь на принцип верховенства права ЕС, признавать национальный закон не имеющим юридической силы.

В соответствии со ст. 234 Договора о ЕС направлять преюдициальные запросы могут как суды, так и трибуналы государств-членов. Понятие «трибунал» охватывает органы, осуществляющие юрисдикцию по определенным делам, но не входящие в систему судебной власти государств-членов, например Иммиграционный трибунал Великобритании.

Направление преюдициального запроса – право национального суда/трибунала, которое он реализует на любых стадиях процедуры как по собственной инициативе, так и по инициативе лиц, участвующих в деле: истца, ответчика, подсудимого и т.д.

Однако для судов и трибуналов высших инстанций, т.е. для тех «решения которых не подлежат обжалованию в соответствии с национальным правом» (это не всегда верховный или аналогичный суд) направление данного запроса превращается в обязанность (абз. 3 ст. 234 Договора, утверждающего Европейское Сообщество). От этой обязанности они освобождаются только в том случае, когда правовая проблема уже была урегулирована прецедентным правом Суда.

Дела предварительного контроля. В делах предварительного контроля Суд рассматривает правомерность юридических актов еще до их совершения, т.е. на этапе подготовки проекта решения.

Сюда относятся, прежде всего, запросы о соответствии учредительному договору подписанных, но еще не вступивших в силу соглашений ЕС с третьими странами и международными организациями - предварительный «конституционный контроль» международных договоров, аналогичный существующему во Франции.

В соответствии со ст. 300 Договора, утверждающего Европейское Сообщество с необходимым запросом в Суд могут обратиться Совет, Комиссия, а также любое из государств-членов. Ниццкий договор добавил к этому перечню Европейский парламент.

По итогам рассмотрения проекта соглашения Суд выносит заключение. Если заключение положительно, т.е. соглашение признано соответствующим учредительному договору ЕС, то документ может вступить в силу, стать юридически обязательным для Сообщества и всех его государств-членов. В противном случае вступление в силу соглашения ЕС разрешается только после внесения необходимых изменений в текст учредительного договора Сообщества.

Поскольку процедура пересмотра «конституции» Европейского Союза, в том числе Договора о ЕС, весьма сложна и длительна, события чаще развиваются по другому сценарию: изменения вносятся не в учредительный договор Сообщества, а в сам проект международного соглашения, чтобы адаптировать его к требованиям «конституции» ЕС.

С некоторыми оговорками к сфере предварительного контроля Суда можно отнести еще несколько категорий дел (на практике они почти или вовсе не встречаются):

- дела о снятии иммунитета с судей и генеральных адвокатов. Соответствующее решение Суд может вынести как по собственной инициативе, так и на основании обращения заинтересованных государств-членов в случае совершения членом Суда преступления или проступка (ст. 3 Статута 2001 г.);

- дела о снятии иммунитета с имущества Европейских сообществ;

В соответствии со ст. 1 протокола «О привилегиях и иммунитетах» здания и помещения Европейских сообществ являются неприкосновенными. Государства-члены, на территории которых расположено имущество Сообществ, в том числе денежные активы, могут применять к нему меры принудительного характера (например, конфискацию) лишь с разрешения Суда Европейских сообществ, полученного заблаговременно

- проверка законности процедуры привлечения государств-членов к ответственности за нарушение общих принципов конституционного строя (п. «е» ст. 46 Договора о Европейском Союзе в редакции Ниццкого договора).

Исходя из вышеперечисленного, можно сделать вывод, что Суд ЕС наделен довольно широкими разноплановым кругом полномочий, т.е. он осуществляет функции, характерные для конституционного, административного, гражданского, арбитражного суда. Кроме того Суд выступает и как консультативный орган, заключению которого придается особая юридическая сила.

Действующие нормативно-правовые акты сравнительно детально - регламентируют разграничение юрисдикции между Судом ЕС и Судом первой инстанции. Преобладающей в этой области тенденцией является расширение компетенции Суда первой инстанции. В исключительном ведении Суда ЕС остаются все дела косвенной юрисдикции, решения по преюдициальным вопросам и заключения по вопросам толкования и соответствия, которые Суд дает по запросу институтов Союза или государств-членов. Напомним, что в этом случае заключения Суда носят обязательный характер. К исключительному ведению Суда ЕС относятся также дела, сторонами в которых выступают государства - члены ЕС, институты Союза либо государства и институты Союза.

К юрисдикции Суда первой инстанции (далее СПИ) относятся рассмотрение трудовых споров, которое предусмотрено ст. 236 Договора, учреждающего Европейское Сообщество. Он же рассматривает дела, относящиеся к оспариванию решений Совета, выполняющего функции Высшего руководящего органа, со стороны частных лиц, а также споры, касающиеся частнопредпринимательской деятельности. СПИ рассматривает иски, предъявляемые частными лицами против институтов Сообществ на основании ст. 230, относящиеся к контролю за законностью и предусматривающие возможность оспаривания нормативно-правовых актов, принятых институтами ЕС. К юрисдикции СПИ относится разрешение дел по ст. 232 Договора, учреждающего Европейское Сообщество, предусматривающей возможность предъявления иска о бездействии в связи с неисполнением обязательств институтами Сообществ относительно издания ими акта, рекомендации или заключения, предусмотренных учредительным договором. СПИ рассматривает также иски по ст. 235 Договора, учреждающего Европейское Сообщество, связанные с возмещением вреда и предусмотренные, в частности, ст. 288 этого же Договора.

Существенное расширение юрисдикции СПИ было осуществлено решением Совета 93/350 от 8 июня 1993 г. Была расширена возможность рассмотрения в СПИ исков об аннулировании; исков, связанных с договорной и внедоговорной ответственностью; исков о бездействии, учиняемых частными лицами; а также дел, связанных с борьбой против демпинга или нарушением правил торговли.

Договор, учреждающий Европейское Сообщество, подтверждая на уровне учредительного акта существование СПИ, предусматривает возможность дальнейшего расширения его юрисдикции на основе единогласного решения Совета по предложению Суда ЕС и после консультации с Парламентом и Комиссией (ст. 225 Договора). Та же статья Договора о ЕС специально оговаривает, что дела, рассматриваемые в преюдициальном порядке, не могут входить в юрисдикцию СПИ. Следует, очевидно, добавить, что в случае ошибочного выбора инстанции для предъявления иска заинтересованной стороной ошибка может быть исправлена непосредственно судебной администрацией без рассмотрения дела по существу Судом ЕС или СПИ. В основном такие вопросы решаются на уровне грефье.

 

 

2.4. Международный договор как источник права Европейского Сообщества

Международные договоры образуют особую группу источников права ЕС. Соглашения, заключенные ЕС с третьими государствами и международными организациями, выступают в качестве внешних источников, правовой режим которых определяется в значительной мере нормами общего международного права.

Специфика международных договоров, заключаемых Сообществами и государствами-членами, а в перспективе Союзом, состоит в том, что их постановления не должны противоречить учредительным договорам.

К источникам права ЕС можно отнести еще некоторые разновидности соглашений, которые близки по своему статусу к международным договорам. Это закрытые конвенции, заключаемые между государствами-членами в развитие предписаний учредительных договоров в целях детализации сотрудничества в отдельных областях.

Помимо формализованных источников права ЕС, содержащих императивные нормы и предписания, определенное влияние на развитие права ЕС оказывают и иные акты, издаваемые институтами и органами ЕС.

Особо важное значение имеют решения, принимаемые Европейским советом. Высший орган политического руководства ЕС формулирует в своих документах общие принципы, стратегические направления и главные этапы осуществления политики.

Единый Европейский Акт (1987) и его роль в дальнейшей эволюции Европейского Экономического Сообщества в Европейский Союз.

1 июля 1987 г. вступил в силу Единый европейский акт. В первой части документа подтверждается стремление стран-членов после­довательно продвигаться к цели - созданию подлинного Ев­ропейского Союза. Экономическая интеграция и европейское политическое сотрудничество были сведены в единый маги­стральный процесс. Во второй части акта содержатся положения о процедуре взаимодействия между Советом, ЕК и Европарламентом, о процедуре принятия решений. Главное - отход от принципа единогласия в разработке коммунитарного законодательства. По мнению специалистов, принцип единогласного принятия решений тормозил интеграционный процесс. Устанавливалась дата перехода к единому рынку, подразумевающего свободу движения капиталов, товаров, услуг и рабочей силы - 31 декабря 1992 г. В третьей части речь идет о сотрудничестве в области внешней политики. Поставлена задача выработки общей внешней политики стран ЕС, зафиксирована схема политического сотрудничества. В заключительной части документа содержатся общие поло­жения о применении статей Акта. Для конкретизации идеи создания единого рынка ЕК был разработан специальный план мероприятий из 300 пун­ктов по устранению различных препятствий в торгово-экономической сфере, т.н. "Белая книга". Целесообразно привести некоторые результаты выполнения этого плана, тем более, что они в большей или меньшей степени характеризу­ют сегодняшний уровень интеграции. Первая группа поло­жений "Белой книги" относится к демонтажу физических барьеров сотрудничества. Речь идет в первую очередь о пол­ной ликвидации механизма национального импортного кон­троля, т.е. по существу правительства стран-членов лишаются формальной возможности действовать вопреки единой внеш­неторговой политике. Значительно облегчена процедура офор­мления грузов в рамках торговли между странами Евросоюза. Огромное значение имеет Шенгенское соглашение о полном устранении контроля за передвижением всех граждан (про­живающих на территории стран, подписавших этот доку­мент) и едином визовом контроле. Значительный шаг вперед сделан в реализации второй группы задач - устранение тех­нических препятствий. В первую очередь речь идет о вырав­нивании норм и стандартов. Важное место занимают финансовые услуги. С 1993 г. каждый банк-резидент имеет право на выполнение всех банковских операций в любом месте в любой стране - члене интеграционной группировки. Разре­шена продажа долей уставного капитала гражданам и ком­паниям стран - членам ЕС, либерализованы страховая деятельность, рынок услуг (хотя имеется ряд нерешенных проблем), более прогрессивен регламент о свободе движения капиталов, расцениваемый как первый шаг к созданию эко­номического и валютного союза в рамках ЕС. Самые сложные проблемы возникли в ходе реализации третьей группы задач - налоговые проблемы. Подчеркивается, что функцио­нирование единого рынка не требует быстрого и жесткого выравнивания национальных ставок косвенных налогов, ос­новной проблемой является структура налогообложения, т.е. деление на налог, на добавленную стоимость и акцизы.

Маастрихтский договор (1991). Формирование политического сообщества. Экономический и валютный союз.

Важнейшее значение в деле становления европейской интеграции играет Маастрихтский договор о Европейском Союзе, принятый в декабре 1991 г. на заседании Европейс­кого Совета. В соответствии с договором учреждается:

• единое европейское гражданство - все граждане го­сударств-членов приобретают гражданство ЕС (имеется перечень соответствующих прав);

• политический союз - общая внешняя политика, по­вышение роли Европарламента, общая политика в обла­сти внутренних дел и правосудия;

• экономический и валютный союз (ЭВС).

Целесообразно подробнее остановиться на последнем пункте.

Согласно Договору, основные направления экономичес­кой политики ЕС и стран-членов в процессе создания эконо­мического союза будут определяться Советом Министров. Совмин обязан отслеживать ход экономического развития в каждой, стране и в случае несоответствия с проводимой ЕС экономической политикой принимать соответствующие меры. Особенное внимание уделяется исполнению государственно­го бюджета. Что касается формирования валютного союза, то цель - проведение единой валютной политики, введение единой валюты, создание Центрального Европейского Бан­ка, который совместно с центральными банками стран - чле­нов образует Европейскую систему центральных банков. Начало последнего этапа создания ЭВС - не позднее 1 января 1999 г.

Евросоюз добивается поставленных целей главным об­разом путем проведения общей политики (или нахождения путей для проведения общей политики) в сельском хозяй­стве, рыболовстве, на транспорте, в области окружающей сре­ды, во внешней торговле, энергетике, а также в сферах, касающихся конкуренции и таможенного союза. Сельское хозяйство является показательной областью европейского строительства. В результате продуманного подхода к разви­тию этой отрасли страны Сообщества, обеспечивавшие себя в конце 50-х годов полностью лишь сахаром, молоком и сви­ниной, сегодня могут обеспечить себя полностью практичес­ки всей номенклатурой агропродуктов, которые могут быть произведены в данных климатических условиях. Во главу угла была поставлена эффективная система ценообразования, правильный выбор подходов регулирования рын­ка, создание стройной системы протекционизма на грани­цах, внедрение современной техники и технологии. Вместе с тем в этой области появились и определенные проблемы - так, необходима дальнейшая оптимизация отдельных под­ходов к ценообразованию в увязке с регулированием рынка из-за появления излишков сельхозпродукции, подвергается критике бюджетная и управленческая политика. Гораздо более скромными представляются достижения ЕС в развитии отраслевой политики в энергетике, промыш­ленности, на транспорте. Как признают западноевропейские эксперты, несмотря на имеющиеся договоренности, согласо­ванной политики в области энергетики у стран ЕС нет. При­чины в следующем. Большой объем потребления энергоносителей, недостаток собственных ресурсов, зависи­мость от иностранных поставщиков заставило страны возве­сти энергетическую политику в ранг политики национальной безопасности и ревниво относиться к "советам извне", даже если рекомендации исходят из институтов ЕС. Большинство стран стремятся покупать энергоносители у своих коллег по ЕС. Пока же, несмотря на наличие программ и резолюций, крупных денежных интервенций со стороны бюджета Сообщества не просматривается. Европейские договоры не предусматривают общей про­мышленной политики. Отработан общий подход: поддержка чисто рыночных принципов, создание на границах ЕС определенного уровня протекционизма для защиты своих произ­водителей и условий чистой конкур

Последнее изменение этой страницы: 2016-07-22

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...