Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава двенадцатая. Госпиталь Св. Мунго.

За завтраком было необычайно тихо. Гермиона сидела рядом с Гарри, а оба Уизли не стали занимать свои обычные места, а перебрались на дальний конец стола и теперь болтали о квиддиче с Дином и Симусом.

— Я этого не выдержу, — подавленно сказала Гермиона, глядя на них.

— Так что ты собираешься предпринять по этому поводу? — спросил Гарри. — Мне кажется, выбор у тебя невелик. Ты же не собираешься бросать... эээ... ЕГО, чтобы порадовать Рона и Джинни, так ведь.

— Не собираюсь, — согласилась она. — Наверное, остаётся надеяться, что всё образуется, когда я вернусь из Лондона.

— Нервничаешь из-за испытаний? — Гарри решил сменить тему, потому что большие карие глаза Гермионы стали слишком уж влажными.

— Честно? Я в ужасе. Что, если оно не заработает, Гарри?

— Разве не для этого нужны испытания? Узнать, что работает, а что нет? — он покончил с тостом и чаем и встал. — Тебе лучше поторопиться в подземелья. Снейп не любит, когда его заставляют ждать.

Как же хорошо ей это было известно. Гермиона тоже поднялась на ноги и забросила рюкзак через плечо, чтобы в руках нести снаряжение.

— Удачи, — улыбнулся напоследок Гарри. Он наклонился и неловко чмокнул её в щёку.

Снейп уже ждал, скрестив на груди руки и нетерпеливо постукивая носком ботинка (тем не менее, не слишком часто, что девушка посчитала добрым знаком). Профессор МакГонагалл тоже была там — в противном случае Гермиона бы рискнула попытаться урвать у Мастера Зелий утренний поцелуй. Хотя выглядел он сегодня весьма раздражённым, суровым и желчным.

— Взволнована, моя девочка? — участливо поинтересовалась МакГонагалл. — Всё приготовила? Котёл, записи, палочку, зубную щётку, чистую одежду, средство для непослушных волос?

— Профессор, — Снейп бросил на неё сердитый взгляд.

— Да, мэм, — отозвалась Гермиона.

— А у тебя порт-ключ на месте, Северус?

— По-моему, это мы уже обсудили, — ответил он, словно разговаривая с непослушным ребёнком.

— Да-да, и в самом деле, — МакГонагалл торопливо шагнула вперёд и порывисто обняла Гермиону. — Будь умницей, — сказала она. — Я знаю, ты справишься. Сегодня знаменательный день.

Гермиона обняла пожилую женщину в ответ.

— Не могли бы вы, пожалуйста, присмотреть за Живоглотом, пока меня не будет? Добби обещал кормить его, но Глотику нужна компания.

МакГонагалл тепло улыбнулась.

— Он уже расположился на моей кровати, дорогая. С ним всё будет в порядке. Он частенько ко мне заглядывает.

Снейп прочистил горло.

— Не сомневаюсь, что всё это безумно занимательно, Минерва, но нам с мисс Грейнджер предстоит очень длинный день. Нас ждут в Св. Мунго.

Гермиона встала напротив Снейпа. В левой руке он держал порт-ключ, и маленькая чёрная гаргулья ехидно усмехалась, глядя на взволнованную девушку. Гермиона накрыла её своей ладонью, а длинные пальцы Снейпа сомкнулись сверху. Перебросив сумку с собственным оборудованием через плечо и освободив тем самым правую руку, он также протянул её вперёд, ладонью вверх. Гермиона встретилась с ним взглядом.

— Вашу руку, мисс Грейнджер. Так будет лучше, — она вложила свою маленькую ладошку в его тёплую ладонь, не отводя глаз. — Бузина, — произнёс Снейп, и они исчезли из подземелья.

Когда спустя несколько неприятных мгновений они возникли в Департаменте исследований Св. Мунго, Гермионе показалось, что Хогвартс никуда не делся — вокруг такое же подземелье: прохладные помещения, каменные столы, неудобные табуреты. Однако это подземелье было куда лучше оборудовано: множество котлов, всевозможных размеров и из разнообразных металлов, уйма флаконов, стеклянные ёмкости для хранения ингредиентов в форме колокола, бутыли и мензурки, три стены занимали грифельные доски. Аппараты для перегонки жидкостей, ступки, пестики, целые полки, заставленные ингредиентами во всех возможных состояниях: толчёные, измельчённые, сушёные, рубленые, целые, свежие, маринованные, настоенные. И всё это, до последнего сосуда, с бешеной скоростью вращалось вокруг неё.

— Я бы здесь развернулся, — прошептал Снейп таким страстным голосом, который при обычных обстоятельствах вызвал бы у неё слабость в коленях. Он убрал порт-ключ в карман, но не отпустил левую руку Гермионы, за что она была ему безмерно признательна, поскольку в комнате, похоже, не вращался один лишь Снейп. — Только представь, зелья в нескольких котлах и... с тобой всё в порядке?

— Тошнит, — промямлила Гермиона, зажав рот ладонью. — Уф. Не надо было завтракать...

Она с трудом сглотнула и зажмурилась, но тут же пожалела об этом: с закрытыми глазами стало казаться, что её уносит с Земли прямо в космос вопреки закону гравитации. Лучше уж смотреть, как вращается комната. Она судорожно вцепилась в руку профессора.

Снейп пошарил в кармане мантии и достал оттуда мятную конфету, которую, вне всякого сомнения, тоже стащил со стола Дамблдора.

— Вы раньше путешествовали с помощью порт-ключа? Можно подумать, вы пятилетний ребёнок, а не староста Хогвартса. Я ожидал от вас большего. Вот, возьмите, это должно помочь.

— Не хочу. Щасвырвет... ставьтедну... пройдёт...

— Хотите — не хотите, ешьте, иначе я силой запихну вам её в рот. Головокружение, вызванное порталом, просто так не проходит. Я сам такую съел перед отбытием из Хогвартса.

Бросив попытку испепелить его съехавшимися на переносицу глазами, Гермиона позволила профессору положить ей в рот мятную конфету, думая, что её завтрак вот-вот окажется на его мантии. Так ему и надо. Чёрствый ублюдок.

— Сосите — быстро, — скомандовал Снейп, изогнув бровь и глядя на неё весьма прямым и откровенным взором. И... это что, искорки в его глазах? «Наверное, мне уже лучше», — подумала Гермиона. Она сделала глотательное движение и пришла к выводу, что в ближайшие пять секунд на собственные ботинки её не вывернет. — Ну что, меньше кружится? — отрывисто спросил он. Огонь в глазах пропал так же быстро, как появился.

Она кивнула. Всё вроде бы продолжало оставаться на своих местах и в космос больше не стремилось. Фу.

— Ого, вот это лаборатория, — Снейп вёл её за руку к лабораторным столам.

— По всей видимости, здесь мы и будем работать. Это ингредиенты для диагностического зелья.

Послышались шаркающие шаги, и в комнату вошёл моложавый волшебник в заляпанной пятнами мантии.

— Здесь команда из Хогвартса! — крикнул он через плечо и направился к прибывшим, вытянув вперёд правую руку. — Я Руперт Попинджей, — представился он. — Ведущий аналитик по зельям. Вы, должно быть, профессор Снейп и мисс Грейнджер. Прошу, зовите меня Рупи. Добро пожаловать! Вы даже не представляете, как мы рады вашему появлению.

Не привлекая внимания, Снейп отпустил ладонь Гермионы, словно держаться за руки для него — самое обычное дело, и пожал протянутую руку учёного. Через мгновение то же самое проделала Гермиона, ослепительно улыбаясь обоим мужчинам. Мятная конфетка знала своё дело, и Гермионе не терпелось поскорее начать варить зелье.

В течение следующей четверти часа Снейп и Гермиона познакомились с остальными аналитиками в области Зельеварения. Руперт носился от одного члена группы к другому, как бордер-колли, одержимый идеей всеобщего единства и дружбы, и беспрестанно улыбался Гермионе. Наконец все собрались и расселись за лабораторными столами.

— Итак, — весело произнёс Руперт, потирая руки, и снова улыбнулся Гермионе, — с чего начнём?

Гермиона бросила на Снейпа беспомощный взгляд. Она считала, что аналитики знают, в чём проблема, и приготовилась отвечать на конкретные вопросы. Вид профессора не слишком отличался от её собственного, однако в следующее мгновение он уже сурово хмурился.

— Вы хотите сказать, что не смогли даже НАЧАТЬ готовить зелье? — прошипел Снейп. — Записи были предельно понятными, мы с мисс Грейнджер сами их составляли. И это команда лучших зельеваров волшебного сообщества? Не смешите меня, — Злобный Снейп вернулся. Гермиона встревоженно его разглядывала. Несколько аналитиков нервно заёрзали на табуретах.

— Профессор Снейп имел в виду, что... — его сердитый взгляд пришпилил её к месту, как прожектор, и Гермиона умолкла, ожидая выволочки и про свою честь за то, что осмелилась говорить за него. Однако Снейп молчал, хотя его мрачный вид по-настоящему пугал. Она облизнула губы и продолжила: — Возможно, стоит повесить записи на доску, чтобы все могли их прочитать, и мы вместе их разберём?

— На самом деле мы начинали варить это зелье, и не раз, — нервно начал оправдываться один из аналитиков. — Просто результаты не были хоть сколько-нибудь обещающими.

Снейп сузил глаза.

— Насколько я помню, вы не были хоть сколько-нибудь обещающим учеником, когда посещали мои занятия, мистер Боджер.

Гермиона побледнела. Было плохо, но стало просто отвратительно.

— Профессор-Снейп-если-вы-любезно-согласитесь-отослать-свою-палочку-к-доске-я-опишу-ей-весь-процесс, — на одном дыхании выпалила она.

******

 

Идиоты, сплошные идиоты. А Попинджей этот — самый мерзкий из них, хвостом виляет перед Гермионой. Раздражённо взмахнув кистью, Снейп отослал палочку к доске на другой конец комнаты. Гермиона пошла за ней, теребя в руках записи. Сузив глаза, он заметил, что она велела палочке вести конспект, только когда обращаются непосредственно к ней. Так можно было отвечать на вопросы аналитиков, не путая записи на доске. И палочка послушалась. Что ж, это было так же любопытно, как и вчерашний инцидент, когда палочка не повредила ей руку.

Наблюдая за тем, как она руководит группой, взвешенно отвечает на вопросы о количествах, точности, помешиваниях и периодах покоя, он неожиданно для себя понял, что Гермиона обладала врождённым даром объяснять. Она быстро завладела вниманием и уважением всех присутствующих, включая его самого. Хогвартская мисс Всезнайка мастерски держала ситуацию под контролем, и с каждой минутой чувствовала себя всё увереннее и спокойнее.

Час спустя её горло засаднило, голос заскрипел, но она продолжала. У группы скопилось много вопросов, главным образом касающихся теорий Гермионы о том, как и почему должна работать диагностика проклятий. Снейп поднялся с места, сходил в соседнюю комнату и вызвал домового эльфа, чтобы тот принёс чай для Гермионы. Он лично взял у домовика поднос и налил чаю в кружку. Добавил лимон и мёд для горла и, тихонько вернувшись обратно, вложил чашку ей в руку. Гермиона благодарно улыбнулась и сделала жадный глоток.

— Итак, похоже, с записями мы разобрались. Можно начинать варить? — наконец спросила она. Все собравшиеся кивнули, как один. — Хорошо. Разбейтесь на группы, хотя бы по двое, лучше по трое. Данное зелье требует точности и осторожности. Каждый ингредиент отмеряйте дважды. Помешивания считайте вслух, не сбейтесь со счёта. Мы с профессором Снейпом будем подходить и отвечать на ваши вопросы. Это должно занять минут тридцать.

Однако уже спустя десять минут Гермиона скомандовала всем остановиться. Она опередила в этом Снейпа лишь на пару секунд.

— Уже не так, — нахмурившись, сказала она. — Содержимое котлов сейчас должно быть густым и серым, а не жижей цвета грязи. — Гермиона обернулась к Снейпу: — Профессор, не могли бы вы проверить свежесть ингредиентов? Я ещё раз просмотрю записи. Что-то не так. Очищайте котлы, начнём заново через несколько минут.

Попинджей двинулся вслед за ней к доске.

— Видите, мисс Грейнджер? Это нас и беспокоит. Мы много раз перечитывали инструкции и согласны, что по написанному должно получиться. Мы ничего бы не стали менять, и у нас есть ваш образец как доказательство, что сварить это можно. Но понимаете, у нас НЕ ВЫХОДИТ.

Снейп кружил по комнате и принюхивался к ингредиентам, бросая мрачные взгляды в сторону Попинджея. Слишком близко он стоял к Гермионе. Ещё и трогал её за руку во время беседы. Гермиона на Попинджея не смотрела — размышляла над записями, пощипывая нижнюю губу большим и указательным пальцами. «Эта вариация сладко надутых губок тоже требует моего личного внимания», — подумал Снейп. Он тряхнул головой, чтобы избавиться от последовавших мыслей.

Акцио, палочка, — очень тихо сказал Снейп. Она поднялась над головой Гермионы и поплыла ему в руку. Когда Попинджей в следующий раз дотронулся до локтя Гермионы, Снейп бросил в его наглую лапу маленькое жалящее проклятие.

Ничего не понимающий Попинджей торопливо засунул свои несчастные пальцы в рот. Гермиона с интересом на него взглянула, но затем вновь сосредоточилась на доске. Снейп завершил проверку ингредиентов — все они были свежими — и сообщил об этом Гермионе.

— Как думаете, в чём тогда дело? — взволнованно спросила она. — Оно такое простое, на начальном этапе только полынь, немного лопуха и постоянное помешивание. — Снейп покачал головой. — Не понимаю. Оно должно быть простым. БЫЛО простым, — если она продолжит так же терзать губы, он за себя не ручается.

— Думаю, нам с вами нужно самим сварить это зелье, прежде чем будет загублено столько ингредиентов. Как считаете?

— Я согласна.

И они сварили. Учёные столпились вокруг их стола. Попинджей снова умудрился подобраться непозволительно близко к Гермионе, но Снейп был слишком занят ингредиентами и не мог этому помешать. И снова, спустя лишь несколько минут от начала, зелье приобрело неправильный цвет.

— Не понимаю, — тихо произнесла Гермиона. Снейп уловил в ней перемену: включился режим «маньяк-проблеморешатель», который так раздражал многих. В такие мгновения она кружила по комнате, как загнанная в ловушку крыса, препарируя проблему на мельчайшие составляющие, которые затем реорганизовывала или отбрасывала до тех пор, пока решение не находилось. Её губы беззвучно шевелились: — Что, что, что изменилось?

— Почему бы нам не прерваться на ланч, а после продолжить? — предложил Попинджей. Гермиона, погружённая в свои мысли, рассеянно кивнула. Попинджей деловито взял её под руку и повёл в столовую по коридору. Снейп двинулся за ними следом, еле сдерживая гнев.

За столом ему досталось место напротив Гермионы — рядом с ней нагло уселся Попинджей, который галантно поставил перед ней суп и хлеб. Снейп не ел. Он размышлял, где лучше наколдовать фурункул — всего один, но по-настоящему огромный — на Попинджее, чтобы достичь максимального эффекта. На лице, на месте третьего глаза? Нет, слишком банально. На подбородке, прямо в милой ямке, откуда его будет сложно вывести? Это уже поинтереснее. Снейп на автомате пропустил как вариант кончик носа — клише ведь, в самом деле. Хм, хотя... есть ведь место глубоко личное, весьма интимное и исключительно чувствительное...

Он медленно, зловеще постучал ложкой о край тарелки и переложил её в другую руку, раздумывая, как...

Вдруг тарелка Гермионы опрокинулась и её содержимое устремилось к Снейпу. Но тот не напрасно столько лет был Пожирателем Смерти — он легко избежал ожогов, молниеносно отскочив назад вместе со стулом. Его соседям, правда, не так повезло. Гермиона бегом бросилась обратно в лабораторию с криками:

— Ложка! Это ложка!

Снейп ринулся за ней. Для миниатюрной девушки она двигалась очень быстро.

Когда он её, наконец, догнал, Гермиона лихорадочно переворачивала лабораторию вверх дном.

Акцио, ложка! Акцио, ложка! — приговаривала она, открывая один за другим шкафы, ящики и полки. На встречу ей выскакивали ложки всех сортов, но она их остервенело отбрасывала. Ложки для перемешивания зелий, чайные ложки, черпаки, ковши... Пол вокруг неё был завален ложками. Увернувшись от стремительного полёта ещё нескольких (Акцио Гермионе удавалось крайне мощным, с ухмылкой вспомнил Снейп), он наконец поймал её за руку и развернул лицом к себе.

— Что... ты... ищешь? — выдавил он. — Я могу помочь, только сначала успокойся.

В дверном проёме показались учёные, кто-то в супе, кто-то нет. Возглавлял их споткнувшийся на пороге Попинджей. Снейп резко взмахнул палочкой, выкрикнув:

— Чёртов идиот! Импедимента! — Попинджей застыл. Все остальные тоже замерли на месте, с тревогой переглядываясь друг с другом. Не такого они ожидали от сегодняшнего дня. Но, опять же, многие из них в своё время учились у Снейпа и знали, что лучше не навлекать на себя его гнев.

Гермиона обернулась к ним и воскликнула:

— Здесь что, нет ни одной рябиновой ложки??? — Повисло оглушительное молчание.

— Ря-рябиновые ложки старомодны, — заикаясь, ответил за всех Боджер. — Мы давно перешли на тефлоновые, изобретение маглов, они так легко чистятся...

Гермиона сделала глубокий вдох и постаралась взять себя в руки.

— Мне нужна рябиновая ложка, иначе зелье не получится. — Она сурово посмотрела на Снейпа: — Вы были непростительно грубы с нашим коллегой, профессор. Фините Инкантатем!

Попинджей с грохотом упал на пол, поскольку заклятье Снейпа настигло его, когда он практически стоял на носке ботинка. Снейп остался чрезвычайно довольным и не преминул гаденько ухмыльнуться.

******

 

Был ранний вечер. Последние алые лучи уходящего солнца заливали большую кухню дома на площади Гриммо. Тонкс и Ремус шинковали овощи для тушёного мяса на четверых. Гермиона восседала за столом с огромным заплесневевшим экземпляром «Гербария» Хэйзелвуда и изучала свойства рябины. Что-то, содержавшееся в старой школьной ложке, вступило в реакцию с когтем мантикоры и шкуркой бумсланга. Истинно счастливое стечение обстоятельств. Снейп сидел поодаль, глядя на тёплый красный свет, игравший в уложенных во французскую косу волосах, и слушал, как Гермиона читает вслух витиеватые выдержки.

Когда весь департамент исследований был безрезультатно перевёрнут в поисках ложки, один из аналитиков, наконец, достал подходящую у своей бабушки в Пикадилли. Даже поход в Косой переулок не дал результатов, поскольку лавка Олливандера была закрыта. В итоге, на исходе рабочего дня Гермиона и Снейп с чувством глубокого удовлетворения улыбнулись и ухмыльнулись (соответственно): зелье загустело, приняло безмятежный зелёный окрас, чуть подымило и успокоилось.

— И как тебе это только пришло в голову, моя дорогая? — восхищённо спросил Люпин, бросая в кастрюлю морковку и лук.

— Профессор Снейп подал мне идею, — ответила Гермиона. Она дразняще посмотрела на Снейпа, который соединил кончики пальцев под носом и испытующе сузил глаза. — Не знаю, о чём он в тот момент думал, но со своей ложкой он был весьма суров, и тут до меня неожиданно дошло, что единственным отличием в процессе варки там и в Хогвартсе была старая ложка.

Тонкс повернулась к плите с разделочной доской и порезанной кубиками бараниной на ней. Она прошествовала мимо Люпина, который внимательным взором провожал кровавое мясо.

— Молодец, мать, — сказала она Гермионе. — Это покруче, чем поймать снитч!

Снейп неожиданно оказался на ногах.

— Тонкс, — подозрительно спокойно произнёс он, — положи мясо на стол. Сейчас же. И отойди от него подальше.

А у Ремуса Люпина стали отрастать волосы. Много волос. На лице, шее и руках. На голове волосы начали выглядеть так, словно он сначала зализал их, а потом не очень удачно поспал на бигудях.

— Проклятье, — прорычал Люпин. — Я надеялся, по крайней мере, ещё на один час — так хотел побыть с Гермионой в этот прекрасный день, — он слегка шепелявил из-за прорезавшихся клыков.

Гермиона встала и направилась к Люпину. Снейп схватил её за запястье, но она покачала головой.

— Всё в порядке, профессор, Лунатик меня знает, — она мягко высвободилась, подошла к Ремусу и поцеловала его в щёку. — День и вправду был прекрасным. А теперь иди и позаботься о себе.

Тонкс сполоснула руки в раковине и повернулась к ним. Метаморфиня вдруг стала очень похожа на Бородатую женщину из цирка со старых открыток, а не на милую и весёлую воздушную гимнастку. Она взглянула на Снейпа:

— Люпину нравится... ни разу не покусал меня, пока я такая же волосатая, как он. Думает, что я товарищ по играм. Я увезу его куда-нибудь, где тихо и спокойно, на болота. Может, в Бодмин. Нас не будет пару дней — вы справитесь одни? Я отправлю Шеклболту сову, когда мы с Люпином устроимся. В списке дежурных он следующий.

Сердцебиение Гермионы ускорилось ударов до трёхсот. Справятся ли они одни? Она даже не смела смотреть на Снейпа — боялась, что выдаст себя с головой. Обхватив себя руками и пытаясь сделать так, чтоб голос не дрожал, она ответила:

— Справимся, Тонкс. Я готовлю, по крайней мере, немного, да и можно ужинать не дома.

— «Не дома» нельзя, — прорычал Люпин. — Распоряжение Дамблдора. Слишком много соратников Волдеморта вокруг. — Он закашлялся, словно в горле застрял комок шерсти. Тонкс похлопала его по спине. Она дорастила на своём лице волосы и встрепенулась.

— Поначалу всегда немного щекотно, — пояснила она. — Пойдём, Люпин... повоем на корнуоллскую луну.

Вскоре раздался негромкий хлопок, и кухня опустела.

— Ну что ж, — с глубоким, как показалось Гермионе, удовлетворением нарушил молчание Снейп, — интересный поворот событий. — Он подошёл к разделочному столу и бросил мясо в бульон.

Последнее изменение этой страницы: 2017-09-14

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...