Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Когнитивно-бихевиориальная терапия и атрибуционная терапия: подумай и помоги себе сам

В бихевиориальной терапии, часто называемой модификацией поведения, используются принципы инструментального и классического обусловливания, с помощью которых изменяют модели поведения, вызывающего тревогу или приводящего к плохой адаптации. Например, если использовать инструментальное обусловливание для борьбы с пьянством, то терапия может включать в себя систематические наказания клиента электрошоками всякий раз, когда он заказывает или пьет алкогольные напитки во время сеансов в «терапевтическом баре», и поощрения с помощью похвалы или частичного возврата платы за лечение, если в еженедельном анализе крови не окажется следов алкоголя.

Процедуры классического обусловливания можно применять для лечения иррациональных страхов или тревожности. Для преодоления боязни летать на самолетах можно сначала научить клиента методам релаксации. Затем, находясь в расслабленном состоянии, он должен последовательно пройти через ряд ситуаций, расположенных в порядке возрастания вызываемого ими беспокойства и страха: мысли о полете на самолете, поездка в аэропорт, пребывание в аэропорту, экскурсия по самолету — и наконец полет на самолете. Поскольку релаксация и сильная тревога являются несовместимыми реакциями, то если клиенту удастся сохранять состояние расслабленности в присутствии вызывающего страх стимула, связь между стимулом и страхом будет ослабевать и затем исчезнет. Такое контробусловливание входит в число наиболее эффективных методов изменения иррациональных эмоциональных реакций, мешающих адаптивному поведению.

Единственной целью бихевиориальной терапии является изменение поведения. Однако многие модели поведения, приводящего к плохой адаптации, формируются под влиянием привычных способов самовосприятия встревоженных индивидуумов и их мышления о себе и своем социальном мире. Более того, некоторые проблемы в основном являются «проблемами головы»: человек ведет себя нормально, выполняет свою работу, у него в целом удовлетворительные отношения с другими людьми, но он чувствует себя отвратительно или испытывает тревогу. В таких случаях усилия, направленные на непосредственное изменение поведения, могут сами по себе не дать желаемого эффекта. Возможно, к ним следует добавить еще и терапию, назначение которой — изменить эти неправильные представления, убеждения и установки. Такой комплексный подход называется когнитивно-бихевиориальной терапией.

Мрачные депрессивные мысли.Когнитивно-бихевиориальная терапия является особенно эффективным средством для лечения депрессии. Мы обычно думаем, что депрессия — это состояние, характеризующееся только подавленным настрое-

нием. Но это также и поведенческая проблема. Люди с хронической депрессией часто не способны совершить действия, которые могли бы дать им подкрепление, поднять им настроение, что для них так необходимо. В отсутствие примеров успеха, вызванного их собственными действиями, эти люди впадают в еще более глубокую депрессию, от чего становятся еще более пассивными, а это ведет к усилению депрессии и т. д. Получается порочный круг.

Источник пассивности (отсутствие попыток что-либо предпринять), которая является частью этого порочного круга, находится в когнитивной сфере. В состоянии депрессии люди мыслят пессимистически. Их атрибуции «депрессивны». Когда случается что-нибудь плохое, они объясняют это внутренними причинами («Это моя вина...») и считают, что не могут самостоятельно добиться каких-либо улучшений в будущем («...и я ничего не могу с этим поделать»). Хорошие результаты относятся на счет временной удачи или действий других людей. Такого рода атрибуции приводят к появлению чувства безнадежности, а следовательно, и к отсутствию попыток изменить свою судьбу (Peterson and Seligman, 1984).

Для поддержания этих депрессивных атрибуций у страдающих депрессией людей возникает повышенная общая склонность к негативным мыслям. Помните, какую роль играет позитивная беседа с самим собой в выполнении пациентами трудных медицинских назначений? Большинство людей почти все время ведет мысленные беседы с самими собой. Мы разговариваем с собой, произнося монологи, как Гамлет, гораздо чаще, чем вступаем в диалоги с другими людьми. Исследования говорят о том, что у хорошо адаптирующихся людей в среднем на каждую негативную мысль приходится по две позитивных (Schwartz and Garamony, 1986).

У людей, страдающих депрессией, наоборот, на каждую негативную мысль приходится менее одной позитивной. В одном исследовании обнаружено, что около 55% их мыслей имеют негативное содержание (Kendall, 1987). При депрессии негативное мышление становится практически автоматическим (Beck, 1976) («Я недостаточно способный, чтобы поступить в эту школу». «Мной никто особенно не интересуется». «Я чувствую себя старой щеткой для унитаза»), В состоянии депрессии все представляется человеку в самом мрачном свете. У него появляется ощущение, что он проиграл и вообще выбыл из игры — согласно решению собственного «внутреннего судьи».

С помощью когнитивно-бихевиориальной терапии наступление на депрессию ведется сразу на двух фронтах — когнитивном и поведенческом. На когнитивном направлении психотерапевт указывает пациенту на его негативное мышление и самообвиняющие атрибуции и доказывает, что такой негативизм не имеет под собой оснований. Психотерапевт представляет в ином свете негативные события, описанные в дневнике клиента, — он доказывает, что причиной негативных результатов являются не личные, диспозиционные недостатки клиента, а ситуационные факторы. В сущности, психотерапевт выдвигает сильно персонализированные убеждающие аргументы, предназначенные для изменения представлений клиента о мире.

На поведенческом направлении клиенту даются «задания» проявить активность, выйти из дома и сделать что-нибудь позитивное. Но сначала его учат, как тщательно спланировать свои действия, чтобы обеспечить их успешность. По сравнению с нынешней пассивностью клиента почти любой результат этих действий будет считаться позитивным. Таким образом, будет подготовлена почва для классического вариан-

та воздействия самоатрибуции. Из своих успешных действий клиент должен сделать вывод, что на самом деле он способен действовать эффективно и управлять происходящими с ним событиями. Вы, конечно, понимаете, что психотерапевт полностью использует потенциал самоатрибуции, приводя как можно больше примеров успешного поведения клиента. Например, услышав, как его пациентка выразила едва заметное чувство удовлетворения от недавно проходившей у нее дома вечеринки, психотерапевт может заметить: «Вы, наверное, довольно организованный человек, если вы смогли за такое короткое время приготовить все для успешного званого обеда». Этот процесс самоатрибуции на основе выводов, сделанных из собственного поведения, на самом деле может оказаться самым важным (Bandura, 1986).

Когнитивно-бихевиориальная терапия весьма успешно применяется для лечения депрессии, особенно в тех случаях, когда клиенты хотят измениться и восприимчивы к терапии уже на ее начальных этапах (Baker and Wilson, 1985; Kendall, 1987). Депрессия — это не единственная психологическая проблема, с которой можно справиться с помощью вмешательств, изменяющих стили атрибуции. Краткосрочные варианты когнитивно-бихевиориальной терапии, которые часто называют атрибуционной терапией, используются при психологическом консультировании различных типов.

Сделайте это во имя любви.Для несчастливых супружеских пар или регулярно встречающихся партнеров характерна «негативная атрибуционная тенденциозность» по отношению к своему партнеру (Finchman and O'Leary, 1983; Kyle and Falbo, 1985). Супруги или партнеры объясняют положительные поступки своего партнера ситуационными причинами или рассматривают их как одноразовые действия, возможно, имевшие скрытые мотивы. Причиной негативных поступков считается личность партнера. На самом деле члены несчастливых пар видят меньше позитивных причин в поведении партнера, чем в своем собственном поведении, даже когда они ведут себя одинаково (Finchman et al., 1987). Происходит нечто в таком духе; «Я обнимала тебя на вечеринке, потому что ты мне небезразличен; ты делаешь то же самое, чтобы произвести впечатление на других». Или: «Вчера вечером я не обращал на тебя внимания, потому что был очень озабочен проблемой, возникшей на работе; ты не обращаешь на меня внимания, потому что я тебе надоел»,. Для поддержания таких атрибуций позитивные поступки партнера объясняются причинами, которые почти не поддаются контролю. Преобладают такие рассуждения: «Она нежна только тогда, когда ей нужно на кого-то опереться. Поэтому я не могу "заслужить" ее ласки».

Конечно, бывают случаи, когда эти атрибуции правильные. Но когда оба партнера говорят о своей любви и хороших намерениях и об отсутствии таковых у партнера, то становится ясно, что ошибочные атрибуции присутствуют, по крайней мере, в одной голове, а иногда и в обеих. Умелые консультанты по вопросам семьи и брака раскрывают атрибуционную тенденциозность своего «динамического дуэта», помогают партнерам понять, что их впечатления ошибочны, и занимаются с парой взаимным «атрибуционным переучиванием».

Как трудно быть первокурсником.Еще до того как столкнуться с семейным кризисом, многие люди поступают в колледж. В средней школе им так хотелось

стать первокурсниками, и они очень старались, готовясь к поступлению, а в результате оказалось, что быть «новеньким» в кампусе очень трудно. Большие группы равнодушных или неуживчивых студентов; может быть, жизнь в общежитии в одной комнате с другим студентом; переход из статуса «большого человека» — старшеклассника — в статус ничтожного первокурсника, которому надо еще доказать всем, что он находится здесь по праву, а не «втерся» в колледж обманным путем — такова реальность, с которой сталкивается большинство первокурсников. Адаптация может быть трудной и часто вызывает стресс. Адаптируясь к жизни в колледже и испытывая при этом трудности, студенты часто обвиняют в их возникновении самих себя. Они считают причиной плохой академической успеваемости или медленной социальной адаптации свою собственную личную неполноценность. Это ведет к депрессии; образуется депрессивный цикл, в результате чего может произойти дальнейшее ухудшение успеваемости, а поведение первокурсника будет подтверждать его ожидания. Если человек пришел к выводу, что он тупица, то зачем заниматься? Поэтому он начинает заниматься меньше, и надо же! — проваливается на экзамене. А это убедительное доказательство того, что он был прав: он действительно тупица!

Один атрибуционный подход к борьбе с этим характерным для первокурсников синдромом самообвинения заключается в том, чтобы убедить студента, что он ни в чем не виноват. Настроение и мотивация часто улучшаются, если консультантам и факультетским кураторам (заслуживающие доверия источники) удается внушить новичкам, что трудности на первом курсе фактически являются нормой, что со временем их средние баллы повысятся и они будут чувствовать себя в колледже гораздо комфортнее (Wilson and Linville, 1982). Таким образом внимание переключается на ситуационные причины, которые вполне можно устранить (опять самоэфектив-ность начинает служить здоровью). Вооруженный оптимизмом и освобожденный от необходимости делать мрачные выводы наподобие «Я этого не могу» студент уже не позволит депрессии и пораженчеству парализовать свое поведение.

Здесь существует общий принцип, который может оказаться полезным лично для вас. Для вашего психологического благополучия полезнее, если вы будете искать ситуационные причины ваших проблем (такие же, как у других), чем если вы будете упорно выискивать уникальные диспозиционные причины (которые отделяют вас от других как странного или неполноценного человека).

Ложь во спасение.В идеальном смысле с помощью атрибуционной терапии делается попытка коррекции «неправильных» атрибуций, основанных на неверных самоуничижительных предубеждениях, из-за которых проблемы клиента усугубляются. Иногда, однако, психотерапевты могут использовать основанную на атрибуциях тактику, которая помогает людям заменить набор нездоровых и сильно искаженных атрибуций набором здоровых, но все-таки слегка искаженных атрибуций. У страдающих депрессией людей стараются вызвать оптимистическое чувство личного контроля, которое характерно для хорошо адаптирующихся людей.

Тем не менее исследования показывают, а психотерапевты знают, что всем хорошо адаптирующимся людям свойственна одна здоровая иллюзия — они склонны переоценивать имеющиеся у них возможности контроля над своей жизнью. Страдающий депрессией человек может иметь более верные представления о реальности,

но они порождают пессимизм и пассивность, и у человека опускаются руки. Тем из нас, у кого нет депрессии, ложный оптимизм помогает рисовать для себя самые радужные перспективы и прилагать больше усилий, в результате чего шансы на успех повышаются, а оптимистические взгляды подтверждаются (Lewisohn et al., 1980; Barthe and Hammen, 1981).

Точно так же первокурсник, который в свою первую экзаменационную сессию сдавал шесть экзаменов и получил оценки «F», четыре «D» и «С» с минусом, возможно, действительно имеет недостаточный академический потенциал. Тем не менее консультант, ориентирующийся на атрибуционную терапию, все-таки подталкивает студента к тому, чтобы он возложил часть вины на трудную ситуацию. Психотерапевт считает, что имеет смысл пойти на небольшие атрибуционные искажения в пользу клиента, если в результате он освободится от убеждений, из-за которых он попал в парализующие тиски самообвинения или постоянно ухудшающихся социальных отношений.

Последнее изменение этой страницы: 2017-09-22

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...