Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Время: 0103, 19 сентября 2552 (по военному календарю) / «Столп осени», крейсер ККОН, местоположение неизвестно.

Уильям Дитц

Поток

 

 

«Поток / Уильям Дитц»: Издательство: Азбука-классика; СПб; 2009

ISBN 978-5-395-00469-7

Аннотация

 

На таинственном мире-кольце под названием Гало борьба человечества за выживание достигла критической точки. Но жестокие войны ковенантов, самые могучие бойцы расы чужаков, — не единственная опасность, подстерегающая здесь людей.

Когда крепость Предел и ее храбрые защитники были разгромлены, избежать гибели сумел только экипаж единственного крейсера под командованием капитана Кейза, команда десантников, и последний оставшийся в живых спартанец — суперсолдат Мастер-Шеф.

Мастер-Шеф при высадке на Гало терпит аварию на территории, оккупированной ковенантами, где бойцы чужаков разыскивают нечто, созданное давно исчезнувшей расой. Гало хранит много смертоносных секретов, но один из них затмевает все прочие. Мастер-Шеф заставляет разрозненные войска людей в бешеном темпе раскрыть самую мрачную тайну мира-кольца — и выпускает на свободу неуправляемую силу…

 

Уильям Дитц

ПОТОК

 

Марджори с благодарностью и любовью

 

 

Спасибо Стиву Саффелу за прокладывание курса, Дугу Цартману — за помощь в совмещении отдельных кусков, Эрику С. Тротмаиу — за полировку до блеска, Эрику Ниланду — за подготовку почвы, Нэнси Фигатнер и «Franchise Development Group» — за поддержку.

А также Джейсону Джонсу, который вместе с остальными членами выдающейся студии «Bungie» создал потрясающую игру.

 

ПРОЛОГ

 

Часть I

СТОЛП ОСЕНИ

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

 

Часть II

ГАЛО

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

 

Часть III

МОЛЧАЛИВЫЙ КАРТОГРАФ

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

 

ГЛАВА ШЕСТАЯ

 

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

 

Седьмой цикл, 49 единиц (по военному календарю ковенантов) / Крейсер «Истина и Единение», орбита Гало.

 

Зука ’Замамей поднялся на борт «Истины и Единения» при помощи главного гравитационного лифта, воспользовался внутренним подъемником, чтобы добраться до командирской палубы, прошел стандартную проверку на посту охраны и предстал перед Советом Владык в рекордные сроки. Все это казалось ему вполне закономерным до тех пор, пока он не вошел в зал, где горела одна-единственная лампа, освещавшая только площадку, предназначенную для посетителей. Не было видно ни Сога ’Роламея, ни пророка, ни все еще остававшегося неизвестным воина элиты.

Возможно, Совет опаздывает, или произошел сбой в расписании, или еще какая-либо бюрократическая ошибка. Но зачем тогда позвали ’Замамея? Местный персонал всегда знал, собрались Владыки или нет.

Офицер уже собирался развернуться и выйти, когда загорелась вторая лампа, высветившая лицо ’Роламея. Его голова не была прикреплена к плечам, как полагалось, но возвышалась на окровавленном пьедестале, уставившись пустым взглядом в пространство.

Возник парящий в воздухе образ пророка, который махнул в сторону головы:

— Печально, не правда ли? Но дисциплину должно соблюдать. — Пророк сделал какой-то жест, показавшийся ’Замамею частью религиозного ритуала. — Гало старо, невероятно старо, и у него есть свои секреты. Это настоящие сокровища, которые Предтечи оставили для нас, зная, что мы найдем им достойное применение. Однако, — продолжал пророк, — познание всегда сопряжено с риском. И здесь нас также поджидали опасности, с которыми обещал управиться ’Роламей. Но он не сдержал своего слова. Теперь же, когда все вокруг начали громить эти людишки, цена его ошибок стократно возросла. Двери были открыты, огромная мощь выпущена на волю, и от нас потребуется приложение всех наших сил для того, чтобы вновь взять Гало под свой контроль. Вы меня понимаете?

На самом деле ’Замамей не понял ни слова, но признавать это не собирался. Поэтому он произнес:

— Так точно, ваше превосходительство.

— Хорошо, — сказал пророк. — За этим мы и вызвали вас. Не в последнюю очередь нашим проблемам поспособствовала ваша попытка заманить в ловушку бесчинствующего человека. В результате ваших действий он не только сумел обезвредить часть систем безопасности Гало, но и нашел путь, ведущий к «молчаливому картографу», и теперь, без сомнения, воспользуется им, чтобы доставить нам еще больше неприятностей. Поэтому, — доверительным тоном сообщил пророк, — я и подумал, что было бы разумно пригласить вас сюда, чтобы вы хорошенько посмотрели на цену ошибки и подумали над тем, хочется ли вам ее заплатить. Вы меня поняли?

’Замамей сглотнул и кивнул:

— Так точно, ваше превосходительство. Понимаю.

— Хорошо, — ласково произнес пророк. — Рад это слышать. Теперь же, раз уж вы осознали свою ошибку и намереваетесь никогда более ее не повторять, вы расскажете мне, что собираетесь делать дальше. И если мне понравится ответ, если вы сумеете убедить меня, я позволю вам покинуть этот зал живым.

По счастливому стечению обстоятельств у ’Замамея был не просто план, а восхитительный план. Более того, офицер был готов убедить пророка в состоятельности своего замысла.

Но когда воин элиты, сопровождаемый Яяпом, покидал «Истину и Единение», перед его глазами стояли не картины славной победы, а мертвый взгляд ’Роламея.

 

Мастер-Шеф помедлил возле люка, чтобы убедиться, что его никто не преследует, удостоверился, что его оружие полностью заряжено, и задумался над тем, где же он находится. Повинуясь указаниям Кортаны, «Кувалда» завела «Пеликан» в отверстие в поверхности Гало и полетела по похожим на капиллярную систему просторным туннелям, пронизывавшим мир под земляной шкурой кольца. Вскоре они приземлились на взлетно-посадочной площадке в огромном зале. Оттуда спартанец и начал свое путешествие по лабиринту коридоров и комнат, многие из которых хорошо охранялись.

Сейчас, пройдя очередным туннелем, Мастер-Шеф остановился возле люка и задумался над тем, что ждет его за ним.

Ответ пришел неожиданно. Дверь распахнулась, выпуская ледяной ветер и хлопья снега. Впереди маячило что-то напоминающее пешеходный мост. Металлический барьер отчасти заслонял вид, но Джон-117 видел световые лучи, используемые на Гало в качестве несущих тросов, и серую отвесную скальную стену за ними.

— Погодные показатели кажутся вполне естественными, — задумчиво произнесла Кортана. — Интересно, это просто отказали контролирующие погоду системы Гало или же его создатели хотели, чтобы здесь условия были настолько суровыми?

— А может быть, им эти условия вовсе и не казались суровыми, — добавил спартанец.

Решив, что все это не имеет ни малейшего значения — во всяком случае, для него, — Мастер-Шеф осторожно высунулся из люка, чтобы проверить, что его там ждет.

Ответ оказался прост: «Тень», в кресле которой сидел ворчун. Быстрый взгляд, брошенный направо, подтвердил: там стоит точно такое же орудие, хотя и без стрелка.

Когда спартанец уже собирался продолжить свой путь, над мостом проревели двигатели «Пеликана», приземлившегося в долине под ним. Раздался треск статики, а за ним в наушниках зазвучал мрачный мужской голос.

— Огневая группа «Зулус» срочно запрашивает поддержки любых войск ККОН. Меня кто-нибудь слышит? Прием.

ИИ определил, что вызов исходит от одного из отрядов, вылетевших с базы Альфа, и ответил:

— Кортана вызывает «Зулус». Вас слышу. Держитесь. Мы уже в пути.

— Вас понял, — откликнулся пилот. — Не задерживайтесь.

«Час от часу не легче», — подумал спартанец.

Он выскочил из люка, уложил ворчуна выстрелом в голову и поспешил занять его место за штурвалом «Тени». Запрыгивая в кресло, он уже слышал, что выстрел вызвал суету среди врагов, и понимал, что у него остается лишь несколько секунд, чтобы развернуть ствол орудия.

Как только указатель прицела загорелся красным, он нажал на гашетку. Смертоносные сгустки энергии сбили с ног ворчуна и шакала, сжигая вместе с ними кусок моста. Остальные твари словно растворились среди окружающих конструкций.

Когда все цели скрылись из виду, спартанец потратил пару секунд на то, чтобы осмотреть мост. Он был построен скорее для движения пешеходов, чем для техники, состоял из двух уровней и поддерживался в воздухе опорными лучами, которые Мастер-Шеф заметил еще в самом начале. Сверху сыпался снег, с шипением исчезавший при соприкосновении со световыми тросами.

На дальнем конце моста что-то шевельнулось, и Джон-117 удостоил его росчерком сверкающей энергии. Он работал плазменным орудием, будто брандспойтом, окатывая смертоносным огнем каждый закуток, каждую щель, расчищая себе путь.

Удовлетворившись тем, что все наиболее очевидные цели были уничтожены, спартанец спрыгнул с «Тени». Мост был достаточно широк, чтобы на нем уместились многочисленные надстройки с закоулками, где мог бы укрыться Мастер-Шеф. Впрочем, верно это было в обе стороны — ведь где угодно могли прятаться и ковенанты.

Перебегая от одного укрытия до другого, он добрался до лестницы и спрыгнул на нижний уровень, где расправился с еще одной группой чужаков. Покончив с ними, он заметил укрывшегося за перегородкой воина элиты, вооруженного энергетическим мечом.

Шеф не видел причины приближаться к столь грозному противнику, если этого можно было избежать. Поэтому он метнул за стенку плазменную гранату, надежно прилепившуюся к броне твари, которая запоздало вскрикнула. Чужак выскочил из укрытия и исчез в ослепительной вспышке.

Радуясь тому, что мост наконец-то остался позади, Мастер-Шеф активировал следующий люк, пробежал по похожему на лабиринт залу и добрался до лифта. Тот долгое время падал вниз, пока наконец не начал мягко замедляться и не позволил своему пассажиру выйти. Открывшийся за ним короткий коридор выводил к люку и ожидающему за ним сражению.

Как только люк отворился, Мастер-Шеф поднял взгляд, увидел наверху мост и сориентировался на местности. Впереди простиралась заснеженная равнина, на поверхности которой кое-где торчали валуны и росли отдельные деревья.

Учитывая тот факт, что огонь ковенантов был сосредоточен по местности слева от него, спартанец предположил, что хотя бы часть огневой группы «Зулус» держала там оборону. Их обстреливали как минимум две «Тени» и «Призрак», но десантники, несмотря ни на что, продолжали отбиваться.

Джон-117 знал, что наибольшую опасность для людей представляют тяжелые орудия. Поэтому он выбежал из-под защиты туннеля, остановившись только для того, чтобы прикончить ближайшего канонира из пистолета, и бросился к осиротевшей «Тени». Стаскивая труп с кресла и усаживаясь за штурвал, спартанец ощущал жар, исходящий от стволов орудия. Целей было полным-полно, но больше всего хлопот десанту доставлял «Призрак», так что с него Мастер-Шеф и решил начать. Пары залпов хватило, чтобы привлечь внимание пилота и заставить его приблизиться.

Человек и воин элиты открыли огонь одновременно, и между ними заметались плазменные лучи, но «Тень» все же победила в этом противостоянии. Штурмовая машина содрогнулась, вильнула в сторону и взорвалась.

Но времени отпраздновать гибель «Призрака» спартанцу не дали. В этот момент мортирный танк «Дух» развернулся к их участку долины, метнув в воздух несколько подобных кометам снарядов, и двинулся в направлении позиций десанта.

Мастер-Шеф выпустил в сторону танка несколько энергетических сгустков, но тот был слишком далеко, и «Тень» не смогла пробить броню чудовищной машины.

Осознав, что с танком придется справляться как-то иначе, спартанец выпрыгнул из кресла и бросился бежать. Он был уже в двадцати метрах от «Тени», когда одна из плазменных бомб ударила точно в нее.

При неожиданном появлении Шефа десантники приободрились.

— А вот и наша кавалерия! — воскликнул капрал, одарив спартанца вялой улыбкой.

— Нам не помешает твоя помощь… — крикнул другой десантник. — Эта «Тень» нас совсем прижала.

Проследив за пальцем солдата, спартанец увидел, что ковенанты разместили одно из своих орудий на вершине огромного валуна. Возвышенность позволяла пушке держать под своим контролем половину окрестных территорий, и канонир не переставал поливать огнем позиции группы «Зулус».

Неподалеку, перевернувшись на бок, лежал «Бородавочник», вокруг которого рассыпались боеприпасы. Мастер-Шеф подобрал пусковую установку, но расстояние все равно было слишком большим, и вначале ему надо было приблизиться к врагу. Поэтому, перебросив установку за спину, он проверил заряд своей штурмовой винтовки и побежал к деревьям. Отряд ворчунов бросился к десантникам, но спартанец отбросил их назад и направился к привлекшему его внимание пню. Укрывшись за ним, воин пристрелил прятавшегося за деревьями шакала и вскинул ракетную установку на плечо. В прицеле мелькнул синеватый корпус «Тени», и спартанец подкрутил увеличение, «приблизив» врага. Затем, стараясь держать свое оружие как можно ровнее, Джон-117 выстрелил.

На вершине валуна прогремел взрыв, и «Тень» сверзилась вниз.

Раздалось улюлюканье десантников, но Мастер-Шеф уже бежал обратно к «Бородавочнику».

Мортирная бомба взорвалась прямо у него за спиной, в щепки разнося пень. Один десантник вскрикнул, когда метровый кусок древесины пронзил его живот, пригвоздив солдата к земле.

Спартанец ухватился за бампер «Бородавочника» и при помощи усиливающих устройств в своей броне поставил его на колеса. Один из уцелевших десантников занял место за пулеметом, а другой запрыгнул на пассажирское сиденье.

Когда Шеф выжал педаль газа, из-под задних колес забил снег и машина рванулась вперед.

Движение выдало их расположение «Духу». Мортирный танк издал звук, похожий на отрыжку, и в небо взмыла пылающая комета, полетевшая к середине поля, будто пытаясь преградить людям дорогу.

Спартанец увидел огненный сгусток и помчался вперед, собираясь проскочить под ним. Как только расстояние между «Бородавочником» и «Духом» начало сокращаться, заговорил пулемет.

Впрочем, чтобы «хрюшка» и танк смогли «потанцевать», вначале требовалось прорубиться через пехотный заслон. Так что и стрелку, и десантнику на пассажирском сиденье пришлось вступить в перестрелку с элитой, шакалами и ворчунами, когда Мастер-Шеф ударил по тормозам, дал задний ход и развернул машину под более удобным углом.

М41 ревел, выплевывая сотни пуль и скашивая ворчунов, точно траву. Трупы тварей валились в окровавленный снег.

— Меня хотите? — прокричал десантник на пассажирском сиденье, высаживая обойму по воину элиты. — Меня? Так идите и возьмите!

Восьмифутовый воин зашатался под пулями и завалился на спину, хотя и оставался все еще жив… оставался до тех пор, пока по нему не прокатились колеса «Бородавочника», перемалывая ребра.

В считанные секунды машина прорвалась сквозь заслон и, что еще более важно, оказалась в мертвой зоне «Духа», который теперь не мог выстрелить, не рискуя уронить бомбу себе на голову. Это и было ключевым фактором успеха. Шеф притормозил и почувствовал, как машина заскользила на льду.

— Подстрелите его! — приказал он.

Стрелок, не имевший ни малейшей возможности промахнуться, открыл огонь. С оглушительным ревом пули вырывались из ствола и били в борт танка. Одни из них рикошетили, другие разбивались, но ни одной не удалось пробить толстую броню «Духа».

— Глядите! — прокричал десантник. — Он идет на таран!

Спартанец, только что с трудом заставивший «Бородавочник» остановиться, обнаружил, что его пассажир прав. Танк рванулся вперед и был уже готов раздавить их машину, когда Мастер-Шеф дал задний ход. Взбивая снег всеми четырьмя колесами и поливая врага огнем, «хрюшка» покатилась назад, неожиданно уходя в оборону.

Как только разрыв достаточно увеличился, спартанец вновь притормозил. Затем он кинул вперед переключатель скоростей и выкрутил руль вправо. Машины разошлись настолько близко, что танк даже оцарапал «Бородавочника», заставив того оторвать левые колеса от снега. Раздался звук удара, и пулемет качнулся в сторону, сбив прицел.

— Стреляй по нему сзади! — прокричал Шеф. — Там броня может оказаться слабее!

Стрелок подчинился и был вознагражден громким взрывом. Тысячи металлических осколков взмыли в воздух и, закрутившись, устремились к земле. Над обломками танка поднялись черные клубы дыма. Через мгновение останки мортиры врезались в валун, ознаменовав окончание битвы.

Поле боя осталось за огневой группой «Зулус».

Анализ, проведенный Кортаной, показал, что существуют и другие, связанные между собой долины, которые спартанцу предстояло проверить одну за другой в поисках своей цели. К сожалению, крутые склоны не позволяли Шефу и дальше ехать на «Бородавочнике».

Он выпрыгнул из машины и стал прокладывать путь в глубоком снегу. Морозный ветер свистел, задувая под щиток шлема, а броня покрывалась изморозью.

— Проклятье! — проворчал один из десантников. — Что ж вы не напомнили варежки с собой захватить?

— Прекрати ныть, — рыкнул сержант. — Приглядывай за деревьями… Мы не на пикник приехали.

Как ни странно, но Шеф был абсолютно спокоен. Здесь и сейчас он чувствовал себя как дома.

 

Было солнечно, и лишь редкие облака пятнали небо. Странных очертаний холмы громоздились друг на друга, словно пытаясь дотянуться до вершины небольшой скальной гряды. Это был засушливый регион, и машины взбивали пыль, поднимаясь по долине к горному склону.

Патруль состоял из двух трофейных «Призраков», или же «кобылок», как называли их некоторые десантники, которых сопровождали два «Бородавочника», переживших долгое, тяжелое путешествие от «Столпа осени».

Люди использовали различные комбинации составления отрядов, но Маккей более всего понравился именно такой вариант — «два плюс два», позволявший максимально проявить свои возможности машинам обоих типов. Боевые грависани чужаков были быстрее «Бородавочников», что позволяло им за короткий промежуток времени покрывать большое расстояние и избавлять свое четырехколесное сопровождение от утомительного обследования окрестностей. Но при этом «Призраки» значительно хуже чувствовали себя на пересеченной местности и, не имея ничего подобного пулеметам, установленным на «Бородавочниках», были уязвимы для нападения «Баньши».

Поэтому, как только на горизонте появлялся вражеский штурмовик, «кобылки» спешили возвратиться под защиту трехствольных орудий «хрюшек». Кроме того, на пассажирском сиденье каждого «Бородавочника» ехал десантник, вооруженный ракетной установкой, что еще лучше защищало отряд от нападений с воздуха.

Но, конечно же, главным аргументом, который ковенанты уже привыкли уважать, был «Пеликан», полный «адских ныряльщиков» и стоявший на стартовой площадке базы Альфа в состоянии полной готовности. В течение десяти минут он мог доставить в любую патрулируемую точку подкрепление в лице пятнадцати солдат УВОД. А это была серьезная сила.

В задачу патрулей входило слежение за десятикилометровой зоной вокруг базы Альфа. Теперь, когда они захватили плато и закрепились, его требовалось хорошо охранять. Хотя укрепления и пережили уже несколько авианалетов и пробных наземных вылазок, ковенанты еще только готовились к настоящему полномасштабному штурму, что крайне тревожило Сильву и Маккей. Складывалось впечатление, что ковенанты просто позволяют людям отсиживаться на базе, пока сами заняты чем-то другим. Но чем именно, оставалось только догадываться.

Впрочем, это совсем не означало полного прекращения вражеской активности; вовсе нет, ковенанты продолжали наблюдать за людьми, регистрируя все основные маршруты и расставляя ловушки.

Маккей старалась никогда не проезжать одним и тем же путем дважды, но порой рельеф окружающей территории не оставлял ей иного выбора, а это означало, что отдельные речные переправы, каменистые овраги и горные тропы дарили ее врагу возможности залечь в засаде — если, конечно, ковенантам хватило бы на это терпения.

Как только патруль приблизился к одному из таких мест — коридору меж двух холмов, — в рации раздался голос десантника из головного «Призрака»:

— «Красный-три» вызывает «Красный-один». Прием.

Маккей, сидевшая рядом с водителем в первом из «Бородавочников», включила микрофон:

— «Красный-три», слышу тебя. Говори. Прием.

— Вижу «Призрак», лейтенант. Лежит на боку… Похоже, он разбился или что-то вроде того. Прием.

— Держись от него подальше, — посоветовала офицер. — Это может быть засада. Потерпи, мы скоро будем. Прием.

— Вас понял, «Красный-один». Конец связи.

«Бородавочник» подпрыгнул на камнях и зарычал, когда водитель сбавил скорость, выезжая на открытое пространство перед холмами.

— «Красный-один» вызывает отряд. Придется оставить технику здесь и пройтись пешком. Стрелкам приказываю оставаться на местах и следить за небом. Последнее, что нам сейчас нужно, так это появление «Баньши». «Призрак-два», прикрой нас со спины. Прием.

В рации раздалась серия двойных щелчков, служивших подтверждением того, что ее приказ был услышан.

Маккей, вскинув на плечо ракетную установку, спрыгнула на землю и побежала за своим водителем. Опаленные камни и след запекшейся крови сообщили патрулю о том, что произошло здесь недавно.

Солнце жарило спину офицера, раскаленный воздух был неподвижен. А под ногами скрипел гравий. Эти холмы с легкостью могли располагаться и на Земле, где-нибудь в районе Каскадных гор.[3]И если честно, Маккей не отказалась бы именно там и очутиться.

 

Яяп лежал позади груды обломков и ждал смерти. Как и все остальные затеи ’Замамея, эта попахивала абсолютным безумием.

Так и не сумев обнаружить и уничтожить «бронированного человека», офицер решил, что назойливый чужак должен находиться где-то на вершине недавно захваченного людьми плато. А если даже и не там, то в любом случае он должен был либо двигаться от человеческих укреплений, либо к ним. Плато являлось важной позицией, которую Совет Владык мечтал вернуть под свой контроль.

Единственная проблема заключалась в том, что ’Замамей не имел ни малейшего понятия, когда ужасный человек находится на базе, а когда — нет. Следить за укреплениями было довольно рискованно, а ведь только зная местоположение главного врага можно было гарантировать, что тот лишится головы.

Посему, основательно поразмыслив над вставшей перед ним проблемой и учтя тот факт, что люди берут пленных, воин элиты решил внедрить к ним своего шпиона — кого-то, кто мог бы подать ему сигнал, как только бронированный человек окажется на месте и можно будет начинать штурм.

И кого же он должен был послать? Уж всяко не себя, ведь ему еще предстояло командовать нападением, и не другого элиту, поскольку любой из них обладал слишком большой ценностью, чтобы идти на такой риск, особенно в ситуации, когда они — как выразился пророк — столкнулись с загадочными силами. Хотя Яяп скорее был склонен полагать, что ни один из них просто не согласился бы упустить возможность поучаствовать в убийстве, проси дев все это время в камере.

Стало быть, эту миссию предстояло исполнить существу низшего порядка, но тому, кому ’Замамей мог бы довериться. Так что для Яяпа придумали подходящую «легенду» прикрытия, с энтузиазмом отколошматили и оставили возле «Призрака», который в ночные часы случайно налетел на камень.

К своему апогею события подошли только на рассвете, а это означало, что ворчун пролежал на одном месте целых пять единиц. Он мог лишь слегка шевелить затекшими конечностями, чтобы не выдать себя раньше времени, у него не было с собой даже питья. Пытаясь отогнать от себя вполне обоснованные опасения, Яяп проклинал тот день, когда спас ’Замамея. Лучше было оставить его подыхать на борту разбившегося человеческого судна.

О да, ’Замамей клялся, что люди берут пленных, но откуда было ему знать? Более того, Яяпу затея фанатика вовсе не казалась разумной. Во время сражения за «Столп осени» ворчун видел, как люди расстреливают его многочисленных коренастых сородичей, и теперь он не очень понимал, почему именно его должны пощадить. И что будет, если чужаки сумеют обнаружить передатчик, встроенный в его дыхательный аппарат?

Нет, все ставки были против Яяпа, и чем больше он размышлял над этим, тем больше ему хотелось просто убежать. Прихватить все, что только можно, и раствориться на поверхности Гало следом за остальными дезертирами. Но мысли о том, что случится, когда наконец опустеет его метановый баллон, всякий раз заставляли ворчуна передумать.

А теперь и вовсе было уже поздно что-то предпринимать. Яяп услышал, как поскрипывают камни под чьими-то сапогами, и почувствовал неприятный мускусный, мясной запах людей. На него легла чья-то тень. Ворчун решил, что лучше будет прикинуться, будто потерял сознание. Впрочем, притворяться не пришлось — он и в самом деле упал в обморок.

 

— Живой, похоже, — заметила Маккей, когда ворчун сделал вдох и метановая трубка зашипела. — Проверьте, нет ли ловушек, выньте его ногу из-под обломков и обыщите тварь. Крови на нем немного, так что, если попытается удрать, понаделайте в нем дырок.

Яяп не понял ни слова из того, что сказал человек, но голос чужака звучал ровно, и никто пока не пытался приставить ствол к голове ворчуна. Может быть, ему все же посчастливится выжить.

Спустя пять минут связанного по рукам и ногам Яяпа бросили в кузов человеческой машины, где он и лежал всю остальную дорогу, подпрыгивая на ухабах.

 

Маккей вытащила из разбившегося «Призрака» два контейнера, в одном из которых обнаружилось нечто замотанное в тряпки, показавшееся ей какой-то едой. Понюхав тюбик с пузырящейся пастой, офицер поморщилась. Смесь воняла старыми носками, в которые завернули прогорклый сыр.

Запихав пищу чужака обратно, Мелисса обследовала следующий контейнер. Там обнаружились два мемоблока ковенантов — похожие на кирпичи слитки какого-то сверхпрочного материала, способные вместить в себя неисчислимое количество сиксилиардов байт информации. Может быть, хоть что-то, содержащееся на них, стоило всей этой мороки? Вполне вероятно, но это было решать не ей. Уэлсли души не чаял в подобной чертовщине, так что он должен был обрадоваться возможности покопаться в содержимом блоков.

И если повезет, им удастся отвлечь ИИ от цитирования изречений герцога Веллингтона хотя бы на пару минут. Одно это стоило любых хлопот.

 

’Замамей из замаскированного укрытия на холме следил за тем, как люди возвращаются к своим машинам. Он даже задрожал от удовольствия. Первая часть его плана увенчалась успехом. А вскоре должна была завершиться — и обязательно победой — вторая фаза.

 

Наконец, с боем проложив себе путь через заснеженные петляющие ущелья и похожие на лабиринты залы, за очередным люком Мастер-Шеф увидел подножие огромного строения, вокруг которого курсировали «Призраки».

— Вход в рубку управления находится наверху пирамиды, — сказала Кортана. — Мы должны подняться туда. Лучше всего будет захватить один из этих «Призраков», нам пригодится его огневая мощь.

С одной стороны, слова ИИ были вполне разумны, с другой — ни один из водителей тех машин, что открыли огонь по выскочившему из люка спартанцу, явно не собирался просто так уступать ему свое место. Одного «Призрака» Джону-117 удалось срубить длинной, точно отмеренной очередью. Затем воин бросился бежать мимо нагромождения камней к длинной наклонной стене пирамиды.

Вскоре он увидел охотника, патрулирующего приподнятую над землей площадку на постройке, и пожалел, что не взял с собой ракетной установки. Впрочем, с тем же успехом он мог сейчас мечтать и о танке класса «Скорпион».

Опорные конструкции пирамиды предоставляли некоторое укрытие, поэтому спартанец смог незамеченным взобраться наверх и метнуть в чудище осколочную гранату. Она взорвалась с громким хлопком, испещрив броню монстра шрапнелью, и только вывела его из себя.

Охотник, теперь осведомленный о присутствии Мастера-Шефа, выстрелил из своей пушки в тот самый момент, когда спартанец, очень стараясь прицелиться лучше, чем в прошлый раз, метнул плазменную гранату. Энергетический импульс прошел мимо, зато граната ударила точно во врага. Последовала яркая вспышка, и воин ковенантов рухнул на землю.

Джон-117 испытывал сильное желание побежать к самому верху пирамиды, но по опыту прежних сражений он помнил, что охотники всегда ходят парами. Оставлять столь опасного врага у себя за спиной было рискованно, поэтому Шеф взобрался на площадку и пошел вдоль стены, отделяющей одну секцию пирамиды от другой. Затем он осторожно заглянул за угол. Как и следовало ожидать, второй монстр стоял там, не ведая о гибели собрата. Человек выпустил очередь в незащищенную спину чужака, и тот повалился лицом вниз и покатился к подножию постройки.

Мастер-Шеф бросился к вершине пирамиды, петляя по ее поверхности, в то время как излишне ретивый пилот «Баньши» и многочисленные ворчуны, шакалы и воины элиты пытались его остановить.

Наконец, сделав глубокий вдох, он приблизился к своей цели.

 

Оказавшись на самом верху, спартанец остановился, позволяя серьезно пострадавшим щитам перезарядиться. Затем, перешагнув через труп ворчуна, он вогнал в штурмовую винтовку последнюю обойму.

В стене на верхней площадке обнаружились широкие двери. Никто не мог бы сказать, что ожидает воина за ними, но в одном сомнений не возникало — друзей ему там точно не встретить. На самом краю датчика движений замаячили призрачные точки.

— Каков план? — поинтересовалась Кортана.

— Очень простой. — Спартанец вздохнул, щелкнул предохранителем, прокрутился на пятках и сорвался на бег, возвращаясь к «Тени», оставшейся в двадцати метрах позади.

Он с точностью до секунды рассчитал время. Едва Шеф развернул орудие, как створки дверей разошлись в стороны и на площадку хлынула орда ковенантов.

«Тень» открыла огонь. Чужаки погибали, не успев появиться.

Через минуту спартанец вновь спешился и вошел в огромное, похожее на ангар помещение, попутно расправившись с остатками вражеского отряда. Пройдя по залу, он активировал следующую пару дверей.

— Сканирую, — произнесла Кортана. — Силы ковенантов в этой местности уничтожены. Хорошо поработал. А теперь двигай к рубке управления.

Пройдя в открывшийся проем, Шеф увидел невероятных размеров платформу. Над бездонной пропастью протянулся мерцающий отраженным светом металлический мост, который, казалось, был начисто лишен какой-либо опоры. В самом ее центре парило голографическое изображение системы Преграды: небольшой серый шарик луны Надежной обращался по орбите вокруг газового гиганта, а между ними было подвешено крошечное, сверкающее кольцо Гало.

Позади смотровой площадки было спроецировано еще одно изображение Гало. На сей раз около тысячи футов в поперечнике. Оно плавно поворачивалось, демонстрируя подробную карту его внутренней поверхности.

И мост, и платформа были начисто лишены каких-либо перил, будто в напоминание посетителям о том, сколь опасные силы ждут их здесь. А может быть, Мастеру-Шефу просто показалось.

— Это… Да, это центр управления, — произнесла Кортана, когда спартанец приблизился к огромной панели, которую покрывали многочисленные символы, подсвеченные снизу и делающие устройство похожим на какое-то произведение абстракционизма. — Перед тобой терминал. Попробуй что-нибудь сделать.

Джон-117 протянул руку к одному из сияющих знаков, но потом остановился.

Он почувствовал, как присутствие Кортаны в его сознании тает, когда ИИ начал перекачивать себя в компьютер чужаков. Мгновение спустя над приборной панелью возникло ее гигантское изображение. По телу Кортаны бежали строчки данных, голографическая кожа будто лучилась энергией, а лицо светилось удовольствием.

Цвет ее кожи менялся с синего на фиолетовый, с него — на красный, и так по кругу. Кортана оглядела залу и вздохнула.

— Ты в порядке? — спросил Мастер-Шеф, который ничего подобного не ожидал.

— Лучше и быть не может! — откликнулась Кортана. — Ты даже представить не можешь, сколько тут знаний… Так много данных, такие скорости. Я в восторге!

— Итак, — произнес спартанец, — что это за оружие?

— О чем ты? — удивился ИИ.

— Постарайся сосредоточиться, — потребовал Шеф. — Гало. Как его можно применить против ковенантов?

Образ Кортаны нахмурился, и в ее голосе неожиданно прозвучали нотки презрения:

— Мир-кольцо тебе не какая-нибудь дубинка, ты, дикарь. Это нечто более сложное. Нечто более значительное. Ковенанты были правы, Гало…

Она помедлила, глаза голографической женщины заметались из стороны в сторону, когда ИИ начал сканировать огромные потоки данных. Вскоре на ее лице проступило озадаченное выражение.

— Предтечи… — пробормотала Кортана — Дай мне минутку, надо получить доступ…

Когда мгновение спустя она вновь заговорила, слова вырывались из нее так, словно ИИ захлебывался в новой информации.

— Да, Предтечи построили это кольцо, которое называли миром-крепостью, предназначенным для того, чтобы…

Шеф никогда прежде не слышал, чтобы Кортана разговаривала подобным образом или называла его «дикарем», и уже собирался осадить ее, когда ИИ продолжил:

— Нет, это невозможно… Ковенанты просто идиоты, они не могли не понимать… Должны же быть какие-то признаки…

— Помедленнее, — нахмурился Мастер-Шеф. — Я тебя не понимаю.

— Ковенанты нашли здесь что-то. — Глаза Кортаны наполнились страхом. — Что-то, захороненное под поверхностью кольца. Что-то ужасное. Теперь они и сами боятся.

— Что-то захороненное?

— Капитан… — Кортана устремила взор в пространство, словно и в самом деле рассчитывала увидеть Кейза. — Мы должны остановить капитана. Склад оружия, который он ищет, совсем не то, что мы думали… Нельзя допустить, чтобы он попал внутрь.

— Я не понимаю.

— Нет времени объяснять! — выкрикнула Кортана. Ее глаза пылали розовым неоновым огнем, бившим в спартанца подобно лазерным лучам. — Я должна остаться здесь. Беги, найди Кейза, останови его. Пока еще не поздно!

 

 

Часть IV

ШОКЕР-СУДЬЯ-343

 

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

 

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

 

Часть V

ДВА ПРЕДАТЕЛЬСТВА

 

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

 

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

 

Часть VI

УТРОБА

 

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

 

Уильям Дитц

Поток

 

 

«Поток / Уильям Дитц»: Издательство: Азбука-классика; СПб; 2009

ISBN 978-5-395-00469-7

Аннотация

 

На таинственном мире-кольце под названием Гало борьба человечества за выживание достигла критической точки. Но жестокие войны ковенантов, самые могучие бойцы расы чужаков, — не единственная опасность, подстерегающая здесь людей.

Когда крепость Предел и ее храбрые защитники были разгромлены, избежать гибели сумел только экипаж единственного крейсера под командованием капитана Кейза, команда десантников, и последний оставшийся в живых спартанец — суперсолдат Мастер-Шеф.

Мастер-Шеф при высадке на Гало терпит аварию на территории, оккупированной ковенантами, где бойцы чужаков разыскивают нечто, созданное давно исчезнувшей расой. Гало хранит много смертоносных секретов, но один из них затмевает все прочие. Мастер-Шеф заставляет разрозненные войска людей в бешеном темпе раскрыть самую мрачную тайну мира-кольца — и выпускает на свободу неуправляемую силу…

 

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-10

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...