Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






ДЕНЬГИ БЕЗ ПРОЦЕНТОВ И ИНФЛЯЦИИ.




Маргрит Кеннеди

ДЕНЬГИ БЕЗ ПРОЦЕНТОВ И ИНФЛЯЦИИ.

КАК СОЗДАТЬ СРЕДСТВО ОБМЕНА, СЛУЖАЩЕЕ КАЖДОМУ

Перевод Лилии Кальмер
Швеция

Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ
ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. ЧЕТЫРЕ ОСНОВНЫХ ЗАБЛУЖДЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО ФУНКЦИИ ДЕНЕГ

§ ЗАБЛУЖДЕНИЕ № 1: СУЩЕСТВУЕТ ЛИШЬ ОДНА РАЗНОВИДНОСТЬ РОСТА

§ ЗАБЛУЖДЕНИЕ № 2: ПРОЦЕНТЫ МЫ ПЛАТИМ ТОЛЬКО ТОГДА, КОГДА БЕРЕМ ДЕНЬГИ ПОД ПРОЦЕНТЫ

§ ЗАБЛУЖДЕНИЕ № 3: СОВРЕМЕННАЯ ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА, СЛУЖИТ ВСЕМ В ОДИНАКОВОЙ СТЕПЕНИ

§ ЗАБЛУЖДЕНИЕ № 4: ИНФЛЯЦИЯ ЯВЛЯЕТСЯ НЕОТЪЕМЛЕМОЙ ЧАСТЬЮ ЛЮБОЙ СВОБОДНОЙ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ

ГЛАВА 2. КАК СОЗДАТЬ ЭКОНОМИКУ БЕЗ ПРОЦЕНТОВ И ИНФЛЯЦИИ

§ ПЛАТА ЗА ОБРАЩЕНИЕ ЗАМЕНЯЕТ ПРОЦЕНТЫ

§ ПЕРВЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ С БЕСПРОЦЕНТНЫМИ ДЕНЬГАМИ

§ ПОПЫТКИ РЕШЕНИЯ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

§ НЕОБХОДИМОСТЬ ЗЕМЕЛЬНОЙ РЕФОРМЫ

§ НЕОБХОДИМОСТЬ НАЛОГОВОЙ РЕФОРМЫ

ГЛАВА 3. КТО ВЫИГРЫВАЕТ ОТ ВВЕДЕНИЯ ДЕНЕГ БЕЗ ПРОЦЕНТОВ И ИНФЛЯЦИИ?

§ СТРАНА ИЛИ РЕГИОН, НАЧАВШИЕ ПРОВЕДЕНИЕ ДЕНЕЖНОЙ РЕФОРМЫ

§ ПРАВИТЕЛЬСТВА, ПОЛИТИКИ, ВЛАДЕЛЬЦЫ БАНКОВ И ЭКОНОМИСТЫ

§ БОГАТЫЕ

§ БЕДНЫЕ

§ ЦЕРКОВЬ И НОВЫЕ ДУХОВНЫЕ ГРУППЫ

§ ТОРГОВЛЯ И ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

§ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

§ ЭКОЛОГИЯ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ И ЛЮДИ ИСКУССТВА

§ ЖЕНЩИНЫ И ДЕТИ

ГЛАВА 4. УРОКИ ИСТОРИИ

§ БРАКТЕАТНЫЕ ДЕНЬГИ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЕ

§ ВЕЙМАРСКАЯ РЕСПУБЛИКА И ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ

ГЛАВА 5. КАК ЛЮБОЙ ИЗ НАС МОЖЕТ УЧАСТВОВАТЬ В ИЗМЕНЕНИИ ДЕНЕЖНОЙ СИСТЕМЫ?

§ ПОДДЕРЖКА ПОПЫТОК СОЗДАНИЯ МОДЕЛЕЙ

§ ВВЕДЕНИЕ МЕСТНОГО ИЛИ РЕГИОНАЛЬНОГО СРЕДСТВА ОБМЕНА

§ ПООЩРЕНИЕ КАПИТАЛОВЛОЖЕНИЙ ЭТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА

ГЛАВА 6. ЭВОЛЮЦИЯ ВМЕСТО РЕВОЛЮЦИИ
ОБ АВТОРЕ
REFERENCES

ПРЕДИСЛОВИЕ

Книга, которую ты держишь в руках, перевернет твое сознание. Идеи, поднимаемые в ней, не новы. Сильвио Гезель, немецкий экономист, сформулировал, их уже более ста лет тому назад. Сейчас пришло время для широкой дискуссии о них во всех хижинах и дворцах мира. Вопрос денег и нашего отношения к ним касается всех. Мир, построенный на жадности и ростовщичестве, недолговечен. Сотрудничество, а не конкуренция должно быть девизом человечества, если человечество хочет выжить.

Для русских людей до начала 90-х годов понятие процентов не являлось такой острой актуальностью, как, например, для людей в странах третьего мира. Но сейчас они тоже познакомились с этим механизмом перераспределения богатств. Проценты на банковские кредиты здесь давно перешагнули 100%-ный уровень. В некоторых странах мира люди, осознавшие положение вещей, стараются стряхнуть с себя ростовщическое ярмо. Они организуются в общества, подобные сберегательным кассам, где они могут делать вклады и брать займы без процентов, а также распространять информацию о губительном влиянии процентной системы на общество.



Благодаря такой организации в Швеции мы смогли издать настоящую книгу. Шведская организация называется ЗРК (Земля, Работа, Капитал — три основных фактора в национальной экономике) — общество за беспроцентную экономику. Лилия Кальмер — член ЗРК — принимала участие в переводе и подготовке книги к печати.

Висингсё, Швеция, май 1993 г.

ВВЕДЕНИЕ

Деньги являются той мерой, в которой выражается большинство экономических концепций. Экономисты пользуются ими так же, как коммерсанты килограммами, а архитекторы метрами. Однако редко подвергается анализу принцип их функционирования или предпринимаются попытки выяснить, почему в отличие от метра или килограмма они не являются постоянной единицей измерения, но изменяют теперь уже почти ежедневно свою стоимость.

В этой книге рассматривается принцип функционирования денег. В ней показаны причины постоянного колебания одного из наиболее важных эквивалентов нашей жизни и объясняется, почему деньги не только “движут миром” (money makes the world go round), но вновь и вновь вызывают разрушительные кризисы. Она показывает, как колоссальные долги стран третьего мира, безработица и загрязнение окружающей среды, производство вооружений и строительство атомных электростанций связаны с механизмом, обеспечивающим обращение денег: проценты и сложные проценты. Проценты на ссуду являются, по словам американского специалиста по истории экономики Джона Л. Кинга, “невидимой машиной разрушения” в так называемой свободной рыночной экономике.

Заменить данный механизм, обеспечивающий обращение денег, на более разумный, не так сложно, как может показаться на первый взгляд. Несмотря на то, что предлагаемое в данной книге решение известно некоторым специалистам уже с начала этого столетия, проверка этого решения стала сейчас более насущной, чем когда-либо, из-за того, что проблемы в области денежной системы накапливаются в последние годы во всем мире с огромной быстротой. В наше время каждый знает, что страны третьего мира никогда не смогут расплатиться с долгами, что положение беднейших слоев населения в высокоразвитых странах мира постоянно ухудшается, а борьба со следствиями только ухудшает положение. Ведущие специалисты в области банковского дела требуют проведения фундаментальных изменений, об этом и рассказывает эта книга.

В задачи данной книги входит не поиск чьих-то ошибок, а правильная постановка проблемы и вместе с тем показ возможности изменений, которые известны лишь немногим экспертам, не говоря уже о широкой общественности. Тема эта, однако, слишком важна, чтобы отдавать ее на откуп лишь “экспертам” и быть уверенными в том, что она будет широко обсуждена и понята многими. Поэтому особенность этой книги заключается в том, чтобы представить эту проблему как можно более просто: так, чтобы каждый, кто имеет дело с деньгами, понял, что поставлено на карту. Еще две ее особенности заключаются в том, что в отличие от других книг, написанных ранее и посвященных этой же тематике, в ней показано, как предлагаемый переход к новой денежной системе принесет в этот особый момент выгоду всем и какие действия каждый может предпринять сам, чтобы способствовать необходимым переменам.

 

БОГАТЫЕ

Один из самых сложных вопросов, задаваемых людьми, которые поняли принцип действия механизма перераспределения в рамках нынешней денежной системы, звучит так: допустят ли те 10% населения, которые извлекают сейчас выгоду от действия этого механизма и имеют в своих руках рычаги власти, реформирование денежной системы, после которой они не будут более иметь возможность получать доходы без всякого трудового участия?

Исторический ответ таков: конечно, нет. До тех пор, пока они не будут принуждены к этому теми, кто платил до сих пор, они не будут рубить сук, на котором сидят. Ответ в условиях нового столетия может быть таков: конечно, да — если те, кто сегодня получает выгоду, поймут, что сук, на котором они сидят, растет на больном дереве, и есть здоровое альтернативное дерево, которое, вероятно, не собирается загнивать. Чувство здорового самосохранения приведет их к тому, чтобы сменить дерево. Последний ответ означает социальную эволюцию — путь “мягкого” развития, первый — социальную революцию, то есть “жесткий” путь.

Путь эволюционного развития даст богатым возможность сохранить свои деньги, которые до этого момента они наживали на системе процентов. Революционный путь развития неизбежно приведет к чувствительным потерям. “Мягкий” путь означает, что им не будет предъявлено обвинение в получении прибыли по процентам, так как их действия будут считаться вполне правомерными до тех пор, пока не будет введена новая денежная система. “Жесткий” путь, путь революции, может быть очень болезненным. Путь эволюции означает, что больше не будет прибыли без труда, зато деньги будут стабильны, цены низки, налоги, возможно, снизятся. Путь революции означает рост неуверенности, нестабильность, рост инфляции, цен и налогов, что мы каждодневно видим, наблюдая развитие событий в странах третьего мира.

Накопленный мной опыт общения с людьми, принадлежащих к категории последних 10%, показывает, что они не понимают механизма функционирования процентной системы и не знают о существовании практической альтернативы. За малым исключением они выбрали бы стабильность, а не больше денег, так как в основном они имеют достаточно средств, чтобы обеспечить себя и своих наследников на несколько поколений вперед.

Есть и второй вопрос: что произойдет, если эти люди переведут свои капиталы в другие страны, где смогут и дальше получать проценты вместо того, чтобы оставить их на своих счетах, где они хотя и сохранят свою ценность, но не будут приносить проценты?

Ответ: вскоре после введения реформы они будут делать как раз наоборот. Поскольку разницы в выигрыше между тем, что можно заработать в других странах за вычетом инфляции и в своей стране вследствие повышения стоимости новых денег, не подверженных инфляции, не будет.

Опасность, возможно, заключается в другом, а именно в том, что страна, решившаяся на проведение реформы, станет “супершвейцарией” со стабильной валютой в условиях усиливающегося экономического бума. В прошлые времена вкладчики капиталов некоторое время даже платили за то, что получали право хранить деньги в швейцарских банках на беспроцентных банковских счетах.

В противоположность этому политика выплаты высоких процентов, проводившаяся в США в начале правления Рейгана, вызвала такой сверхприток денег со всех концов света, что выполнить обязательства иностранных кредиторов можно было бы только за счет увеличения инфляции и резкого обесценивания денег (девальвация). При величине процентной ставки 15%, что было обычным явлением в начале фазы высоких процентов, США уже через 5 лет пришлось бы выплатить сумму, приблизительно в два раза больше, чем было получено от иностранных инвесторов. При нынешней стоимости доллара это не удалось бы сделать никогда. Дальнейшим следствием этой политики стало превращение США в течение 8 лет в страну с самой большой в мире задолженностью.

В мире происходит циркуляция огромной суммы спекулятивных денег (по оценкам, около 500 млрд. долларов) от одного финансового центра к другому в поисках прибыльного их помещения. Это показывает, что наша проблема не в недостатке денег, а в отсутствии возможности осуществления “разумной” инвестиционной политики в рамках современной денежной системы. Введение беспроцентных денег в одном регионе или одной стране показало бы на примере, как быстро можно осуществлять социальные и экологические проекты, которые в настоящее время находятся “вне игры”, а результатом станет возникновение больной и дифференцированной экономики. Здесь, вероятно, будут помещаться избыточные денежные средства из страны и из-за рубежа, так как вместо процентов можно получать прибыль, не съедаемую инфляцией. Поэтому для богатых людей гораздо выгоднее поддержать своевременное проведение денежной реформы, что приведет к стабильности системы, чем подвергаться риску неотвратимого краха вследствие роста нестабильности современной системы.

Третий вопрос касается тех, кто живет за счет своего капитала, но слишком стар, чтобы работать. Что же случится с ними в случае упразднения процентов?

Можно доказать, что те, кто может в настоящее время жить за счет своих процентов, сможет прожить за счет своих сбережений и после введения беспроцентных денег.

Те, кто имеет 1 млн. марок, уже входит в число самых богатых 10% населения. Однако некоторые представители этой группы получают по процентам значительно больше 1 млн. марок. Согласно официальным источникам [ 24 ], ежедневный доход самой богатой женщины мира — английской королевы — составил в 1985 г. около 700 тыс. фунтов (около 2 млн. марок ФРГ). Самый богатый человек мира, султан Брунея, состояние которого оценивается в 25 млрд. долларов, каждый час получает доходы по процентам и дивидендам в размере четверти миллиона долларов. Такие фирмы, как “Сименс”, “Даймлер-Бенц” и “Крупп”, немецкая пресса называет банками с производственными фасадами, так как они получают значительно больше от денежных состояний, чем от производства.

Хотя ни английская королева, ни такие фирмы, как “Сименс”, “Даймлер-Бенц” или “Дженерал Моторс”, официально не обладают функциями власти, их денежная собственность фактически имеет полномочия неофициальной власти. Скандалы с выплатами ведущими фирмами средств политическим партиям в Западной Германии, США и других странах Запада показывают, что все демократии находятся в опасности, если описанный механизм перераспределения денег и дальше будет действовать свободно.

Хотя мы думаем, что живем при демократии, со временем окажется, что это в лучшем случае олигархия, а в худшем случае фашистский режим, так как деньги в руках все меньшего числа людей не могут контролироваться политически.

В средние века люди считали, что им плохо живется из-за того, что они обязаны выплачивать десятину, то есть десятую часть доходов или изделий феодалу. Сегодня более третьей части каждого доллара, марки или кроны попадает в карманы капиталовладельцев.

А то, что экономическое положение большинства людей лучше, чем в средние века, объясняется осуществлением промышленной революции и повышением уровня автоматизации экономики. Только понимание механизма перераспределения в рамках денежной системы позволяет осознать, почему нам все еще приходится бороться с экономическими трудностями.

Таким образом, возникает вопрос, готовы ли мы в конце концов понять те опасности общественного неравенства, которые вызваны действием современной денежной системы и изменить ее, или мы будем ждать всемирной экологической и экономической катастрофы, возникновения войн или революций. Маловероятно, что отдельно взятые или небольшие группы смогут сами по себе изменить денежную систему. Поэтому мы должны попытаться обеспечить широкое информирование населения и объединить тех, кто обладает пониманием сущности необходимых изменений с теми, кто обладает необходимой властью для проведения политических перемен. При этом надо помнить,

· что никто не может быть обвинен в том, что сейчас получает выгоду от процентной системы, так как до настоящего времени это совершенно легально

· чему, напротив, должен быть положен конец — это продолжающемуся постоянному добыванию денег без работы;

капиталовладельцы умны, они будут вкладывать деньги внутри страны, что, при отмене процентной системы, приведет к экономическому буму.

БЕДНЫЕ

Каждый среднестатистический немецкий семейный бюджет располагал в 1986 году суммой в размере 90 тыс. марок. Это было бы прекрасным доказательством нашего благосостояния, если было бы распределено сравнительно равномерно. Горькая правда же состоит в том, что, как показывает рис. 11, одна половина населения обладает лишь 4% всего богатства, а другая - 96%. При этом богатство 10% населения непрерывно растет за счет всех остальных.

Это, например, объясняет, почему семьи, относящиеся к нижней прослойке среднего класса ФРГ, все больше вынуждены прибегать к помощи учреждений благотворительности. Безработица и бедность нарастают, хотя была создана разветвленная “социальная сеть” для их преодоления.

Важнейший фактор перераспределения богатства — это проценты на деньги, которые ежедневно переводят 1100 миллионов марок от тех, кто работает, к тем, кто владеет капиталом.

Хотя все правительства социальной ориентации пытаются устранить возникающее при этом неравновесие путем налогообложения, это нигде не привело даже к относительному балансу. Расходы на содержание растущего аппарата социальной бюрократий выражаются в форме растущих налогов. При этом редко учитываются потери времени и усилий и унижения, приносимые людям, при столкновении с бюрократической машиной.

Абсурдность денежной системы, которая сначала отнимает у человека его справедливую долю, чтобы затем вернуть ему часть этих денег крайне неэффективным образом за счет выплат в системе благотворительности, почти никогда не исследовалась экспертами и не была предметом гласного обсуждения. Пока те 80% населения, которые постоянно за все платят, не поймут, как это происходит, как можно ожидать изменений?

Одно из важнейших доказательств того, что проценты предвосхищают экономическое развитие, показано на рис. 12. Сравнение повышающихся процентных ставок с увеличивающимся числом банкротств в торговле и промышленности, а также увеличение количества безработных однозначно подтверждает авангардную функцию, то есть значение процентов в экономической жизни и является убедительным аргументом в пользу введения беспроцентных денег. Данная статистика не учитывает дополнительные потери от алкоголизма, разрушения семей, роста преступности. И это тоже можно эффективно снизить при осуществлении денежной реформы.

Дилемма стран третьего мира. (рис. 13) показывает нам нашу собственную ситуацию, как через увеличительное стекло. Это — карикатура того, что происходит в индустриализированных странах и вызвано теми же структурными изъянами в денежной системе. В отличие от развитых стран, которые в целом на системе выигрывают, слаборазвитые страны несут убытки.

Ежедневно мы получаем 200 миллионов долларов по процентам из стран третьего мира; это в два раза больше, чем “помощь”, которую мы им предоставляем.

В 1986 г. около третьей части общей задолженности стран третьего мира в 1000 миллиардов долларов пошло на покрытие процентов по ранее полученным кредитам. Нет никакой надежды на то, что развивающиеся страны смогут выйти из ситуации без большого кризиса или глубоких политических потрясений. Если война означает голод, смерть, социальную и человеческую нищету, то “третья мировая воина” идет уже полным ходом. Эта война не была объявлена официально. Это война, оружие которой — ростовщические проценты, манипуляция ценами, нечестные условия сделок. Это война, которая загоняет людей в безработицу, болезни и преступность. До какой поры мы можем это терпеть?

Вернер Розенбергер говорит в этой связи о “системе коррупции”, тесно связывающей коррумпированных властителей (Мобуто, Маркое, Норьега, Чаушеску,Хонеккер) в странах третьего мира и социалистических странах, помещающих свои огромные состояния на безопасные зарубежные счета, с обладателями крупных капиталов во всех странах, получающих без всяких усилий миллионы по процентам. Розенбергер пишет: “Самым страшным в этой ситуации являются, по моему мнению, не коррумпированные властители. Их, как свидетельствует история последних лет, рано или поздно свергнут. Действительно ужасным является тот факт, что те, кто приходит им на смену, то есть новые власть имущие, много говорят о реформах, но не имеют пригодных для этого моделей экономических реформ”.

Без сомнения, число тех, кто страдает от нынешней системы больше всего, составляет более трех четвертей от всего населения Земли. Ситуация в странах третьего мира могла бы в корне измениться, если их долги были бы частично или полностью списаны странами-кредиторами и банками. Этого, как известно, требуют прогрессивные представители церкви, экономисты и банкиры, это частично претворяется в жизнь. Однако,если не будет устранен основополагающий изъян системы денежного обращения, неизбежно возникнет новый кризис.

Поэтому так важно распространить идею о новой денежной системе среди тех, кто в ней больше всего нуждается: в бедных и в развивающихся странах.

ТОРГОВЛЯ И ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Цены на товары и услуги в масштабах беспроцентной и безынфляционной экономики регулировались бы точно так же, как и в настоящее время в нынешних капиталистические странах, спросом и предложением. Что изменилось бы, так это исчезла бы деформация “свободного рынка”, вызываемая действием процентов. В среднем каждое рабочее место в промышленности Западной Германии несет долговое бремя в размере 70—80 тыс. марок. Это означает, что 23% от средней стоимости рабочей силы выплачивается только по процентам. [ 25 ] Что это такое, показано на рис. 15. К процентам на взятый в кредит капитал добавляются затем проценты на собственный капитал фирмы. И тот и другой ориентированы по процентной ставке денежного рынка. Здесь и скрыта причина того, чтодолги растут в два-три раза быстрее, чем производительность экономики страны (см. также рис. 5). Постоянно ухудшаются условия для тех, кто хочет основать дело, а также для трудового населения.

В настоящее время мы наблюдаем усиление концентрации во всех сферах промышленности. Мелкие предприятия и промышленные фирмы перекупаются более крупными, а они, в свою очередь, еще более крупными, и в конце концов в так называемой “свободной рыночной экономике” почти каждый работает на многонациональные концерны. Эта тенденция развития получила импульс от идеи крупного серийного производства, автоматизации, а также, поскольку концерны обладали излишками денег, полученными на денежном рынке. “Сименс” и “Даймлер-Бенц” в Германии заработали, например, больше денег на денежном рынке, чем в промышленном секторе. Если же мелкие и средние фирмы хотят расширяться, то, как правило, они должны брать кредиты и отягощаться процентами. Они не могут заработать ни на серийном производстве, ни на денежном рынке.

До настоящего момента наша экономика зависит от капитала. По этому поводу очень меткое замечание сделал однажды западно-германский промышленник Шляйер: “Капиталу нужно служить!” Новая денежная система, нейтральные деньги, обеспечивают такое положение, при котором капитал будет служить потребностям экономики. Если он будет стремиться избегать потерь, то должен будет предлагать сам себя. Другими словами, он будет служить нам!

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

В связи с тем, что разрушительность процентной системы является наиболее очевидной в сельскохозяйственном секторе, то люди, работающие в нем, могут служить прекрасной информационной группой для новой денежной реформы.

Сельское хозяйство — это отрасль производства, которая на длительную перспективу должна строиться в соответствии с требованиями экологии. Экологические процессы развиваются в соответствии с кривой качественного роста (рис. 1а). В то же время промышленное развитие должно происходить в соответствии с кривой экспоненциального роста процентов и сложных процентов (рис. 1в). Но поскольку в природе рост не может происходить так, как рост капитала, неизбежно усиление эксплуатации природных ресурсов в сельском хозяйстве, которая стала угрозой для выживания человечества.

На первой стадии индустриализации сельского хозяйства крестьяне приобретали все более мощные машины. Владельцы крупных хозяйств скупали затем мелкие дворы и увеличивали свои угодья. Для этих целей они получали дополнительные государственные субсидии и снижение налогов, однако вынуждены были часто прибегать и к кредитам. Для того, чтобы выплачивать их, необходимо брать от почвы, растений и животных все возможное. Последствиями такой хищнической эксплуатации являются: высыхание плодородных почв, их затвердение и уплотнение; загрязнение водных источников; исчезновение до 50% видов растений и животных; перепроизводство многих продуктов, ведущее к увеличению дотаций на них со стороны государства; быстрый рост объемов возделывания безвкусных и ядовитых гибридных культур, а также полная зависимость от импорта нефти, используемой для производства топлива, удобрений, инсектицидов, пестицидов и т.д.; уничтожение тропических лесов в целях получения сырья для изготовления упаковочных материалов для длительной транспортировки между районами производства, складирования, переработки, продажи и потребления.

Хотя проценты являются только одним из факторов, оказывающих воздействие на эти процессы, введение беспроцентных денег может иметь особое значение для выживания важных составных частей сельского хозяйства. Беспроцентные кредиты в совокупности с земельной и налоговой реформой, которая сделает отравление почвы и вод очень дорогостоящим, позволили бы наконец провести широкомасштабный переход отвысокоиндустриализованного сельскохозяйственного производства к биологическому возделыванию земли. Если будет осуществлено проведение исследований в рамках создания новых технологий долгосрочного сельскохозяйственного производства и выведения новых культур, это, возможно, приведет к возникновению нового стиля жизни, допускающего сближение города и деревни, работы и досуга, физического и умственного труда, “высоких” и “низких” технологий. Таким образом, можно обеспечить единое развитие индивидуума, общества и сельского хозяйства.

ЭКОЛОГИЯ НАШЕЙ ПЛАНЕТЫ И ЛЮДИ ИСКУССТВА

Если мы измеряем наш экономический рост по увеличению совокупного национального продукта, то обычно забываем о том, что это увеличение ежегодно приходится также на все больший его объем. Так, рост на 2,5% сегодня фактически в четыре раза больше, чем в 50-е годы. Легко можно понять, почему промышленники и профсоюзы регулярно возвращаются к требованиям по принятию мер для дальнейшего его подстегивания: на стадии снижения роста производства разрыв между заработком от капитала и от труда увеличивается или же становится более чувствительным перераспределение доходов от трудовой деятельности к капиталу. Это означает также углубление социальных проблем и возрастание экономической и политической напряженности.

С другой стороны, постоянный экономический рост приводит к истощению природных ресурсов. Поэтому в рамках современной системы денежного обращения у нас есть выбор только между экологической и экономической катастрофой. Наряду с этим концентрация денег в руках все меньшего числа людей и крупных мультинациональныхконцернов приведет к сохранению потребности в крупных инвестициях, например, строительстве атомных электростанций, сверхкрупных плотин (например, как в Бразилии) и производстве вооружений.

С чисто экономической точки зрения многолетняя противоречивая политика США и европейских стран, которые, с одной стороны, накапливали все большее количество все более совершенных вооружений, а с другой стороны, разрешали экспортировать в Россию масло, зерно и технологии, была вполне целесообразной: сектор военного производства был той сферой, где предел насыщения можно было неограниченно передвигать до тех пор, пока “противник” был в состоянии выпускать вооружения так же быстро и в таком же количестве. Кроме того, прибыли в военном секторе были намного выше, чем в любом секторе гражданской промышленности. Понимание того, что мировая война не может быть более выиграна в современных условиях ни одной из сторон, постепенно распространяется теперь на Востоке и Западе. А следующим условием выживания станет вопрос экологически целесообразного использования высвобождающихся средств. Проникновение банков имультинациональных концернов в страны восточного блока после революционных перемен осени — зимы 1989/90 гг. свидетельствует, вероятно, о том, что здесь был выявлен шанс еще раз отодвинуть фундаментальное решение социальных и экологических проблем Запада за счет дальнейшей экономической экспансии.

До тех пор, пока каждая инвестиция должна будет измеряться по доходам от процентов на рынке денег, большинство капиталовложений в области экологии, направленных на создание стабильных систем (т.е. таких, которые прекращают расти после достижения оптимального уровня), трудно реализовать в необходимых широких масштабах. На сегодняшний момент получение кредита для осуществления инвестиций в области охраны окружающей среды обычно связано с экономическими потерями. Если проценты будут ликвидированы, капиталовложения в сфере экологии зачастую будут окупать себя сами, что для большинства людей вполне приемлемо, хотя прибыль в других отраслях по-прежнему будет выше (например, производство оружия).

Рассмотрим, например, капиталовложения для создания солнечной батареи, предназначенной для нагрева воды. Если здесь ожидается получение только 2% дохода на вложенные деньги, а вклады на сбережения в банках приносят 7%, то с точки зрения экономики данная инвестиция нецелесообразна. С другой стороны данная технология вполне целесообразна в плане снижения расхода энергетических затрат и загрязнения воздушного бассейна на длительную перспективу как с точки зрения экономики, так и экологии. Нейтральные деньги сделают возможным эту и другие инвестиции, направленные на поддержание и улучшение биологических условий жизни, так как выделяемый капитал должен конкурировать только с деньгами, имеющими стабильную стоимость. Для многих людей было бы достаточно, если они по меньшей мере не несли бы потерь при финансировании проектов охраны окружающей среды и внедрении экологически чистых технологий.

Там, где исчезнут выплаты по процентам, в целом не потребуется получать высокую прибыль с капитала, что снизит тенденцию к перепроизводству и потреблению. Это значит, что промышленное производство легче будет приспособить к действительным потребностям. Цены могут снизиться на 30-50%, то есть на ту долю, которая сейчас составляет стоимость процентов. Людям, зарабатывающим себе на жизнь не за счет процентов, а это более 90% всего населения ФРГ, теоретически нужно будет работать для поддержания сегодняшнего уровня жизни только половину или две трети рабочего времени.

Как следствие новой денежной системы, количественный рост очень скоро перешел бы, вероятно, вкачественный. Если бы люди могли выбирать между простым накоплением своих новых денег со стабильной стоимостью или вложением их в мебель, фарфор, стекло, изделия художественных промыслов или добротно построенный дом со стабильной стоимостью, они, возможно, часто делали бы выбор в пользу украшения своей повседневной жизни. Чем больше спрос на предметы длительного пользования и произведения искусства, тем больше их выпускают. Таким образом, может произойти полное изменение отношения к культурным ценностям и искусству. Искусство и культура станут экономически конкурентоспособны, как это было во временабрактеатных денег в средневековой Европе (см. главу 4).

ЖЕНЩИНЫ И ДЕТИ

Почему женщины имеют такое малое влияние в мире денег? И биржа, и банки — царство мужчин, а исключения только подтверждают правило. Многолетний опыт в работе с проектами по делам женщин позволяет мне утверждать, что большинство женщин интуитивно чувствуют, что с нынешней денежной системой что-то не в порядке. Однако они в такой же степени, как и мужчины, не знают, что в ней неправильно или что следует изменить.

Многолетняя борьба женщин за равноправие и экономическую независимость пробудила в женщинах чувство возмущения такими явлениями, которые, как спекуляция деньгами, порождают значительную социальную несправедливость. Большинство женщин знает по опыту, что кто-то всегда должен работать за то, что другой получает без труда. К той половине населения, которая обладает лишь 4% совокупного общественного богатства (рис. 11), относится большинство женщин, работа которых (ведение домашнего хозяйства, воспитание детей) не оплачивается.

С начала развития движения за свободную экономику и появления книги Гезеля “Естественный экономический порядок” живет идея, которая так же очевидна, как и приведение денег в соответствие с кривыми естественного роста, и то, что земля, как воздух и вода, принадлежит всем людям. Однако зачастую она стыдливо замалчивается или отбрасывается как слишком далеко идущая. Это идея того, что прибавочная стоимость, получаемая от использования земли, должна принадлежать женщинам и детям, которые являются гарантом того, что она будет существовать дальше. Хельмут Кройц рассчитал величину возможной доли в пересчете на душу и пришел к следующему выводу: “Если суммировать обе изымаемые величины, а именно увеличение стоимости и начисляемые проценты по стоимости земли в ФРГ в размере 60 млрд. марок каждая, в год на выплату пособий матерям или опекунам имеется сумма в размере 120 млрд. марок для компенсации семейных расходов. Самый простой способ распределения — по числу детей или подростков. Если при распределении учесть всех детей младше 18 лет при одинаковой для всех суммы выплаты (в 1970 году при последней переписи их было около 13,6 млн.), в год на одного ребенка приходилось бы 8800 марок, а в месяц — 730 марок”.

“Компенсация затрат”, выплачиваемая не из налогов, а, так сказать, в качестве аванса за ту работу, которая выполняется при воспитании детей (поколения людей, которые создают прибавочную стоимость на землю), станет основой эмансипации женщин и детей (мужчины, участвующие в воспитании детей, естественно, также пользуются компенсацией затрат). Без создания экономической базы свободы не будет. И все же: насколько мы продвинулись в попытке превратить работу по дому и воспитание детей в оплачиваемый труд? Ни насколько, если не считать случаев, когда женщина признается экономкой, но только в случае, если она погибает в результате несчастного случая, и муж должен получить возмещение убытков.

Женщины и дети во всем мире несут большую часть бремени в форме экономического хаоса и социальной нищеты, возникающих в результате действующей денежной системы и земельного права. Нейтральные деньги, являющиеся в принципе “технически усовершенствованным средством обмена”, и пособие на детей из средств земельной ренты могут коренным образом улучшить их. Они знают, что такое эксплуатация, поэтому я ожидаю, что женщины будут идти в авангарде за справедливое средство обмена. После введения новой системы они, по всей видимости, станут заниматься банковскими сделками и вопросами инвестиций в значительно большей степени, так как они будут работать в рамках жизнеутверждающей, а не разрушающей системы.

Мужчины предпочитают иерархическую структуру власти, где верхушка — всесильна, а низы — бессильны. Тоткто урвет кусок от общего пирога, оставляет меньше для других. Это ситуация с победителями с одной стороны и побежденными с другой стороны.

Женщины представляют власть, как что-то, обладающее возможностью бесконечного прироста. Когда женщина привносит власть какой-то определенной группе, то вся группа получает часть в возросшей власти. Это — ситуация с одними победителями. Денежная система, растущая вместе с увеличением потребности и прекращающая расти, если потребность удовлетворена, создает — почти автоматически — в длительной перспективе ситуацию выигрыша для всех. В ситуации кризиса (где мы находимся сейчас) это происходит и в короткой перспективе. Женщинам более всего важно, чтобы их жизнь и жизнь их детей развивалась не по революционному пути, который всегда обрекает людей на страдания, а по спокойному пути эволюции.

 

ГЛАВА 4. УРОКИ ИСТОРИИ

Денежной системе, унаследованной нами от наших предков, уже более 2000 лет. Немецкое слово “деньги” (Geld)происходит от слова “золото” (Gold). Золото — металл довольно непригодный ни для чего другого, кроме как материала для украшений и поделок, стало около 700 года до н.э. предпочтительным средством обмена в Римской империи. Сначала деньги были равноценны монетам. Данная концепция была включена в Конституцию США. Золотые и серебряные монеты (или их депонированное покрытие) еще до 1934 года являлись в США единственным легальным средством оплаты. До сегодняшнего дня многие люди хотели бы вернуться к золотому стандарту, так как поверхностное восприятие создает впечатление большей надежности, чем практически неограниченное печатание бумажных денег.

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...