Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Недооценка глобальных рисков из-за психологических механизмов игнорирования мыслей о собственной смерти.

Людей не волнуют глобальные риски. Личная смерть в ближайшие десятилетия и без того мнится неизбежной, и большинство выработало устойчивые психологические механизмы защиты от «нехороших» мыслей. Наибольший срок реального планирования можно определить по долгосрочным реальным инвестициям людей. Типичное отражение подобного планирования - покупка дома в ипотеку, пенсионные накопления и воспитание детей. Предельный срок таких проектов – 30 лет, за редким исключением. Обычно же - меньше 20. Не факт, однако, что и такое планирование на самом деле эффективно; и люди в большинстве сознают, что жизнь гораздо более непредсказуема. В любом случае, у каждого есть некий горизонт событий, и происходящее за пределами этого горизонта представляет для индивида чисто умозрительный интерес. А ведь большинство людей считает, что глобальные риски отстоят от нас на многие десятилетия!

10. Ошибки, связанные с тем, что исследователь глобальных катастроф вынужден полагаться на мнения экспертов в разных областях знания.Как правило, по каждой проблеме существует множество мнений, которые выглядят в равной мере аргументировано. А.П.Чехов писал: «Если от болезни предлагается много средств, значит, она неизлечима». Следовательно, исследователь глобальных рисков должен быть экспертом по правильному отбору и сопоставлению экспертных мнений. Поскольку это не всегда возможно, всегда есть вероятность неправильного выбора пула экспертов и неправильного понимания их результатов.

11. Ошибка, связанная с тем, что глобальным рискам как целому уделяют меньше внимания, чем рискам катастрофы отдельных объектов.Глобальные риски должны оцениваться по той же шкале, что и риски всех других составляющих цивилизацию объектов. Например, нет смысла закладывать в самолёт вероятность аварии один на миллион, если вся цивилизация с множеством самолётов имеет меньшую надёжность.

12. Ошибка, связанная с тем, что риск, приемлемый для одного человека или проекта, распространяется на всё человечество.Идеи такого рода: «Человечеству стоит рискнуть на одну сотую процента ради этого нового необычайного результата» являются порочными. Ведь если так рассуждает одновременно очень много исследователей и конструкторов, каждый из которых при этом завышает безопасность своего проекта, в сумме – риск может стать чрезвычайно высоким.

13. Отсутствие ясного понимания того, к кому обращены указания на глобальные риски.Обращены ли они к гражданам? Но ведь те всё равно бессильны перед лицом глобальных рисков! К гражданской ответственности учёных, существование которой ещё надо доказать? Правительствам крупных мировых держав? Или, может, ООН, занятой своими делами? Возможно, к комиссиям и целевым фондам, созданным для предотвращения глобальных рисков, но увы, – даже их способность влиять на ситуацию неизвестна. Удручает и отсутствие систематического досье на все риски – с которым все были бы согласны.

14. Особенность связи теоретического и практического в отношении глобальных рисков.Вопрос о глобальных рисках является теоретическим, поскольку такого события ещё ни разу не происходило. И мы не хотим проверить ни одну возможность экспериментально. Более того, мы и не можем это сделать, поскольку мы, исследователи, не переживём глобальной катастрофы. Однако необходимы практические меры, чтобы этого не случилось. При этом может наблюдаться положительный результат: а именно, что некий риск не реализовался. Но трудно выделить причины благополучного исхода. Невозможно сказать, почему не произошла термоядерная война – потому что была невозможна, или по нашему невероятному везению, или же это результат борьбы за мир.

15. Ошибочные модели поведения, связанные с эволюционно сложившимися особенностями человеческого поведения.Стратегия личного выживания, привитая нам в ходе эволюции, подразумевает правило: кто больше рискует, тот захватывает большую территорию, получает больший авторитет в стае, становится альфа-самцом и, в конце концов, оставляет большее потомство. Те виды, что готовы пожертвовать тысячами особей, направляя их на освоение неизвестных территорий, достигают того, что хоть одна особь попадёт на новые земли. Очевидно, эта стратегия смертельна в применении к человечеству. Даже если оно будет рисковать собой на 1 процент в год, это означает почти гарантированное вымирание в течение столетия. Тем не менее, соображения такого рода не останавливали отдельные страны при вступлении в опаснейшие конфликты.

16. Ошибочное представление о том, что глобальные риски есть что-то отдалённое и не имеющее отношения к ближайшему будущему.В действительности, шанс погибнуть в глобальной катастрофе для молодого человека в текущих исторических условиях, возможно, выше, чем от других причин личной или групповой смертности. Многие факторы глобального риска уже созрели, а другие могут оказаться более зрелыми, чем нам об этом известно (передовые био- и ИИ- исследования).

17. Легкомысленное отношение к глобальным рискам, связанное с представлениями о мгновенности смерти.Это заблуждение порождено ошибочными представлениями, будто гибель в глобальной катастрофе обязательно лёгка и безболезненна, - словно выключили свет. В реальности, наоборот, она может быть мучительна и морально (осознание своей вины и столкновение со смертью близких), и физически. Например, длительное, но неизбежное вымирание от радиоактивного заражения.

18. Представление о том, что книги и статьи о глобальных рисках могут значительно изменить ситуацию.Ситуация в крупных компаниях при принятии критически опасных решений удручает. Даже высказавшийся «против» член правления, высокопоставленное лицо, рискует быть проигнорированным! Так, перед катастрофой шаттла «Челленджер» один из ответственных специалистов до последнего возражал против запуска, понимая опасность. Тем более не стоит ожидать, что люди прислушаются или хотя бы прочитают высказывания кого-то за пределами их «тусовки». Можно вспомнить уместный здесь закон Мерфи: «Что бы ни случилось, всегда найдётся человек, который скажет, что он так и знал, что это произойдёт».

19. Ошибочность мнения о том, что глобальные риски либо неизбежны, либо зависят от случайных, неподвластных человеку факторов, либо зависят от далёких правителей, повлиять на которых невозможно.Напротив, циркуляция в обществе идей о возможности глобальных рисков, о необходимости прилагать усилия для их предотвращения, создаст важный фон и косвенно повлияет на различные механизмы принятия решений. Кроме того, уже сейчас мы подошли вплотную к рубежу, когда риски зависят от решений и действий каждого.

20. Гордыня исследователя.Занятия анализом глобальных рисков может вызвать у человека ощущение, будто он занят важнейшим делом во вселенной, а потому является сверхценной личностью. Это может привести при определённых обстоятельствах к информационной глухоте: исследователь «закроется» для новых сведений! Окружающие легко будут считывать это состояние личности исследователя, что будет компрометировать тему, которой он занимается. Также не следует забывать закон Паркинсона: каждый человек стремится достичь уровня своей некомпетентности. Глобальный уровень является наивысшим для всех областей знаний. Защита от этого – относиться к глобальным рискам нейтрально, как, например, к препарированию лягушек.

21. Интуиция как источник ошибок в мышлении о глобальных рисках.Поскольку глобальные риски относятся к событиям, которые никогда не случались, они контринтуитивны. Интуиция может быть полезна для рождения новых гипотез, но не как способ предпочтения и доказательства. Вера в силу интуиции ещё больше способствует ослеплению своими откровениями. Кроме того, интуиция, как проявление бессознательного, может находиться под воздействием неосознанных предубеждений, например, скрытого нежелания видеть разрушения и гибель – или наоборот, потребности видеть там, где их нет.

22. Научное исследование глобальных рисков также сталкивается с рядом проблем.Эксперимент не является способом установления истины о глобальных рисках, ибо экспериментальная проверка – именно то, чего хотим избежать. В связи с невозможностью эксперимента невозможно объективно измерить, какие ошибки влияют на оценку глобальных рисков. Статистика по глобальным рискам невозможна. Фундаментальная концепция «опровержимости» также неприменима к теориям о глобальных рисках.

23. Ошибки, связанные с неучётом малоизвестных логических следствий абсолютности глобального риска.Только в случае глобальных рисков начинают действовать такие парадоксальные логические рассуждения, как «Доказательство Конца Света» (Doomsday Argument), а также эффекты наблюдательной селекции. Однако большинству людей они неизвестны, а значительная доля исследователей их отвергает.

24. Методы, применимые к управлению экономическими и прочими рисками, не применимы к глобальным рискам.От глобальных рисков не застраховаться, на них невозможно ставить пари: некому и нечего будет выплачивать в страховом случае. И даже малейшая их вероятность неприемлема. Потому же некому оплачивать их исследования. Если же эти исследования проводятся в рамках одной страны или культуры, в результатах может наблюдаться сдвиг от вопросов общечеловеческого выживания к проблемам национальной безопасности.

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...