Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 14. Природные катастрофы и эффект наблюдательной селекции

14.1 Прекращение действия «защиты», которую нам обеспечивал антропный принцип

Подробно я рассматриваю этот вопрос в статье «Природные катастрофы и антропный принцип» [Турчин 2007b]. Суть угрозы состоит в том, что разумная жизнь на Земле, вероятнее всего, сформировалась в конце периода устойчивости необходимых для её поддержания природных факторов. Или, говоря кратко, будущее не похоже на прошлое, потому что прошлое мы видим через эффект наблюдательной селекции. Пример: некий человек выиграл три раза подряд в рулетку, ставя на одно число. В силу этого он, используя индуктивную логику, приходит к ложному выводу, что будет выигрывать и дальше. Однако если бы он знал, что в игре, помимо него, участвовало 30 000 человек, и все они отсеялись, то он мог бы придти к более верному выводу, что и он с шансами 35 к 36 проиграет в следующем туре. Иначе говоря, для него период устойчивости, заключавшийся в серии из трёх выигрышей, закончился.

Для формирования разумной жизни на земле должно было сложиться уникальное сочетание условий, которые действовали в течение длительного времени (равномерная светимость солнца, отсутствие близких сверхновых, отсутствие столкновений с очень большими астероидами и т. д.). Однако из этого вовсе не следует, что они будут продолжать действовать вечно. Соответственно, в будущем мы можем ожидать, что постепенно эти условия исчезнут. Скорость этого процесса зависит от того, насколько невероятным и уникальным было сочетание условий, позволивших сформироваться разумной жизни на земле (как в примере с рулеткой: чем уникальнее ситуация выигрыша три раза подряд, тем с большей вероятностью игрок проиграет в четвёртом туре – то есть будь в той рулетке 100 делений на колесе, то шансы выхода в четвёртый тур упали бы до 1 к 100). Чем невероятнее такое сочетание, тем быстрее оно может закончиться. Это объясняется эффектом отсева – если в начале были, допустим, миллиарды планет у миллиардов звёзд, где могла бы начать развиваться разумная жизнь, то в результате отсева только на одной Земле образовалась разумная жизнь, а остальные планеты сошли с дистанции, как Марс и Венера. Однако нам неизвестна интенсивность этого отсева, и узнать нам это мешает эффект наблюдательной селекции – так как мы можем обнаружить себя только на той планете, где жизнь уцелела, и разум смог развиться. Но отсев продолжается с той же скоростью.

Для внешнего наблюдателя этот процесс будет выглядеть как внезапное и беспричинное ухудшение многих жизненно важных параметров, поддерживающих жизнь на Земле. Рассматривая этот и подобные примеры, можно предположить, что данный эффект может увеличить вероятность внезапных природных катастроф, способных оборвать жизнь на Земле, но не более, чем в 10 раз. (Не более, так как затем вступают в действия ограничения, подобные описанным в статье Бострома и Тегмарка [Bostrom Tegmark 2005], которые рассматривают эту же проблему в отношении космологических катастроф. Однако реальное значение этих ограничений для геологических катастроф нуждается в более точном исследовании.) Например, если отсутствие сверхгигантских извержений вулканов на Земле, затопляющих всю поверхность, является счастливой случайностью, и в норме они должны были бы происходить раз в 500 млн. лет, то шанс Земли оказаться в её уникальном положении был бы 1 к 256, а ожидаемое время существования жизни – 500 млн. лет.

Мы ещё вернёмся к обсуждению этого эффекта в главе о вычислении непрямых оценок вероятности глобальной катастрофы в конце книги. Важным методологическим следствием является то, что мы не можем в отношении глобальных катастроф использовать никакие рассуждения в духе: этого не будет в будущем, потому что этого не было в прошлом. С другой стороны, ухудшение в 10 раз шансов природных катастроф уменьшает ожидаемое время существования условий для жизни на Земле с миллиарда до ста миллионов, что даёт очень малый вклад в вероятность вымирания в XXI веке.

Пугающим подтверждением гипотезы о том, что мы, скорее всего, живём в конце периода устойчивости природных процессов, является статья Р. Рода и Р. Мюллера в Nature [Rohde, Muller 2005] об обнаружении цикла вымираний живых существ с периодом 62 (+/- 3 млн.лет) – поскольку от последнего вымирания прошло как раз 65 млн.лет. То есть время очередного циклического события вымирания уже давно настало. Отметим также, что если предлагаемая гипотеза о роли наблюдательной селекции в недооценки частоты глобальных катастроф верна, то она означает, что разумная жизнь на Земле – крайне редкое явление во Вселенной, и мы – одни в наблюдаемой Вселенной с большой вероятностью. В этом случае мы можем не опасаться инопланетного вторжения, а также не можем делать никаких выводов о частоте самоуничтожения продвинутых цивилизаций в связи с парадоксом Ферми (молчание космоса). В результате нетто вклад данной гипотезы в нашу оценку вероятности человеческого выживания может быть положительным.

М. Чиркович написал статью на эту же тему («Эволюционные катастрофы и проблема точной настройки параметров обитаемой планеты») [Cirkoviс 2007], в которой подчёркивает, что определённая частота природных катастроф была необходима в прошлом, чтобы пришпоривать эволюционное развитие. Тот факт, что возможно, существуют «тёмные кометы» и мы живём как раз в период интенсивной кометной бомбардировки, может иметь объяснение как раз в этом: эта кометная бомбардировка в последние несколько десятков тысяч лет способствовала частой смене климата и создавала эволюционное давление, при котором становился выгоден универсальный разум, а не конкретные адаптации. В силу этого неудивительно, что универсальный разум обнаруживает себя в период повышенной частоты катастроф.

14.2 Ослабление устойчивости природных процессов и человеческие вмешательства

Вклад вероятностного сдвига из-за прекращения действия защиты, даваемой антропным принципом в суммарную вероятность вымирания в XXI веке, казалось бы, мал. А именно, если Солнце будет поддерживать комфортную температуру на Земле не 4 млрд. лет, а только 400 млн., то в XXI веке это всё равно даёт десятитысячные доли процента вероятности катастрофы, если мы равномерно распределим вероятность «отказа» Солнца по времени, что тоже сомнительно (0,0004 %). Однако ослабление устойчивости, которую нам давал антропный принцип, означает, во-первых, что сами процессы станут менее устойчивыми и более склонными к колебаниям (что вполне известно относительно солнца, которое будет гореть, по мере исчерпания водорода, всё более ярко и неравномерно), а во-вторых, что кажется более важным, – они станут более чувствительными к возможным малым человеческим воздействиям. То есть одно дело дёргать за висящую резинку, а другое – за резинку, натянутую до предела.

Например, если некое извержение сверхвулкана назрело, то могут пройти ещё многие тысячи лет, пока оно произойдёт, но достаточно скважины в несколько километров глубиной, чтобы нарушить устойчивость крышки магматической камеры. Поскольку масштабы человеческой деятельности растут во всех направлениях, возрастают шансы наткнуться на такую неустойчивость. Это может быть и неустойчивость вакуума, и земной литосферы, и чего-то ещё, о чём мы даже не думаем.


 

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...