Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Защитники, личные адвокаты и личные представители

 

Иванова Ирина Александровна,

6, pl du Clauzel, аpp 3, 43000 Le Puy en

Velay, France. Тел + 33 4 71 09 61 77

E-mail: irina.merrypoppins44@gmail.com

 

Чебакова Елена Валерьевна

662547, Красноярский край, г. Лесосибирск, 7-й микрорайон, д. 2, кв. 14.

тел.: 923 281 45 43

E-mail: chebakova2011@rambler.ru

 

Григорьева Ирина Гургеновна

350058, г. Краснодар, ул. Стасова д. 141, кв. 42.

тел.: 952 825 81 64

E-mail: irini0603@mail.ru

 

Первушин Виктор Павловича

184142, г. Ковдор, Мурманской обл., ул. Ленина, д. 17, корп. 3, кв. 13.

тел.: 911 807 67 01

E-mail: vikt-pervushin@yandex.ru

 

Бохонов Александр Валерьевич

404124, Волгоградская обл., г. Волжский, пос. Краснооктябрьский, ул. Олега Кошевого, д. 4, кв. 23.

тел.: 927 517 87 83

E-mail: bohonov_a@mail.ru

 

Лобанов Алексей Николаевич

192212, г. Санкт-Петербург, ул. Белградская, д. 26, корп. 5, кв. 23.

тел.: 950 023 02 19.

E-mail: Aleksey000111555@gmail.com

 

Ситников Игорь Александрович,

603116, г. Н. Новгород, ул. Тонкинская, д. 14 а, кв. 215,

тел: 910 101 50 06

E-mail: sia2015sia@mail.ru

 

Гаврилина Елена Геннадьевна

630096, г. Новосибирск, ул. Станционная, д. 46 Б, пом. 3.

тел.: 913 743 21 09.

E-mail: gavrilinaeg@mail.ru

 

Ананьева Людмила Владимировна

630120, г. Новосибирск, ул. Бийская, д. 28;

тел.: 8 952 904 37 62.

E-mail: ananas797@gmail.com

 

Эдаси Альберто Унович

г. Смоленск, ул. Госпитальная, д. 15, кв. 156

тел.: 920 325 58 44.

E-mail: 8788alberto@gmail.com,

deluxtrans67@gmail.com

 

Фадеева Надежда Николаевна

630001, г. Новосибирск, ул. 1-я Сухарная, д. 85.

тел.: 913 909 44 25

E-mail: nadya_fadeeva_56@mail.ru

 

Шацкий Александр Васильевич

республика Крым, Симферопольский район, с. Раздолье, ул. Дружбы, д. 74;

тел.: 8 923 125 55 56.

E-mail: a18011955@gmail.com

 

Поликарпов Артём Александрович

420044, г. Казань, ул. Восстания, д. 25, кв. 24/5;

тел.: 8 950 318 87 03.

E-mail: gutemka@mail.ru

 

Бекетов Олег Андреевич

109652, г. Москва, ул. Поречная д. 3, к.1, кв. 67,

тел.: 8 967 061 31 57, 8 903 190 14 89, E-mail: beket27@gmail.com

 

Мозговая Любовь Николаевна,

633275, Новосибирская обл., Ардынский район, дер. Верх-Чик, ул. Ленина, д. 14, кв. 1,

тел.: 909 534 79 90,

E-mail: mozgovaya9@gmail.com,

 

Ваулин Владимир Олегович

г. Иркутск, ул. Помяловского, д. 1 «б», кв. 140;

тел.: 8 983 466 37 16.

 

 

Жалоба № 2813

в порядке ст.ст. 124, 125 УПК РФ.

ОПРЕДЕЛЕНИЯ.

 

Всеобщая декларация прав человека – далее Всеобщая декларация.

Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью – далее Декларация.

Международный пакт о гражданских и политических правах – далее Пакт.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах – далее Пакт об экономических правах.

Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы – далее Декларация о праве.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод – далее Конвенция.

 

1. 20.01.16 г. мне действующий под видом следователя по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Нижегородской области аж полковник юстиции Шлыков Андрей Иванович в составе организованного преступного сообщества с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 210 УК РФ), по указанию не отдающих отчета своим действиям, не имеющих юридического образования Особо Опасных Преступников, действующих под видом председателя Нижегородского облсуда Бондар Анатолия Владимировича, прокурора Нижегородской области Понасенко Олега Юрьевича, и.о. руководителя СУ СК РФ по Нижегородской области Виноградова Андрея Павловича при пособничестве (ч. 5 ст. 33 УК РФ) «адвоката» Разносчиковой Оксаны Владимировны незаконно предъявил постановление о возбуждении в отношении меня уголовного дела без номера по ч. 2 ст. 297 УК РФ за якобы оскорбление Особо Опасного Преступника, действующего под видом судьи Нижегородского райсуда Свешникова Глеба Андреевича. Перечисленные Уголовники посчитали, что Свешников Г.А., совершая 28.10.15 г. в отношении меня множественные преступления, отправлял правосудие. То есть, по мнению перечисленных Уголовников, совершение множественных преступлений стало отправлением правосудия.

1.1 Для достижения преступной цели привлечения меня как заведомо невиновного к уголовной ответственности (ч. 3 ст. 210, ч. 1 ст. 299 УК РФ) и фальсификации доказательств по уголовному делу (ч. 3 ст. 210, ч.3 ст. 303 УК РФ), Шлыков А.И. использовал преступные средства в виде нарушения права на защиту и быть подробно уведомленным о характере (всех признаках ч. 2 ст. 297 УК РФ) и основании (доказательствах, подтверждающих все признаки ч. 2 ст. 297 УК РФ) предъявляемого мне обвинения (п. 3 «а» ст. 14 Пакта, п. 3 «а» ст. 6 Конвенции). Отказ Шлыкова А.И. и его подельников устанавливать природу правоотношений привел к тому, что он 11.01.16 г. меня стал якобы опрашивать как свидетеля о совершении мной преступлений в отношении представляющих исключительную опасность для общества и Правосудия Свешникова Г.А. и заместителя Бондар А.В. Толмачева Андрея Анатольевича. В результате чего начиная с 11.01.16 г., Шлыков А.И. незаконно лишил меня фундаментального права на защиту, не допустив к участию в деле избранных мной в качестве защитников Иванову И.А., Чебакову Е.В., Первушина В.П., Лобанова А.Н., Григорьеву И.Г., Бохонова А.В., Ситникова И.А., Гаврилину Е.Г., Поликарпова А.А., Ананьеву Л.В., Фадееву Н.Н., Эдаси А.У., Ваулина В.О., Шацкого А.В., Мозговую Л.Н. и Бекетова О.А., которые готовы были принять участие в деле посредством видеосвязи, чем создал конфликт интересов, являющийся безусловным основанием для его самоотвода в силу ч. 2 ст. 3 Закона «О статусе судей в РФ», п.п. 1, 2, 4, 6 ст. 3,ч. 1 ст. 10 Закона «О противодействии коррупции», ч. 2 ст. 61, ч. 1 ст. 62 УПК РФ, ч. 2 ст. 25 УК РФ, ч. 5 ст. 11 Закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части установления обязанности лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц сообщать о возникновении личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, и принимать меры по предотвращению или урегулированию конфликта интересов» - далее Закон «О конфликте интересов» в их нормативном единства и совершил, как минимум, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 285 УК РФ. Также, злоупотребляя правом (ч. 1 ст. 10 ГК РФ) и своими должностными полномочиями (ч. 3 ст. 210, ч. 3 ст. 285 УК РФ), Шлыков А.И. и Разносчикова О.В. 20.01.16 г. для достижения преступной цели фальсификации доказательств по уголовному делу (ч. 3 ст. 303 УК РФ) в качестве преступного средства использовали предоставление мне заведомо ложной информации о моей правоспособности (ст. 140 УК РФ), чем цинично нарушили моё право на правосубъектность, которое мне гарантировано ст. 6 Всеобщей декларации, ст. 16 Пакта, п. 1 «а» Принципа 13.

В п. 11.9 Комитет по правам человека ООН в Соображениях от 01.04.15 г. по делу «Юбой Кумари Катвал против Непала»разъяснил, что ст. 16 Пакта, понимается, как «умышленное непредставление какому-либо лицу защиты закона в течение длительного времени может означать отказ в признании правосубъектности данного лица, если жертва находилась в руках представителей государства, когда ее видели в последний раз, и если для родственников жертвы создаются систематические препятствия в получении доступа к потенциально эффективным средствам правовой защиты, в том числе к судебным». То есть, лишение Жертв возможности пользования подлежащими применению нормами действующего законодательства, доступа к средствам правовой защиты в лице органов государственной власти, означает нарушение права на правосубъектность и это право подлежит защите в международных инстанциях, таких, как Комитет по правам человека ООН.

1.2 Однако прежде чем решать вопрос о допуске к участию в деле избранного обвиняемым, подозреваемым защитника, необходимо определиться с природой правоотношений и обусловленных ею нормами действующего законодательства, которые защищают и обеспечивают право. В силу абзаца 1 п. 4 мот. части Определения КС № 1276 от 09.06.15 г.: «Генеральная Ассамблея ООН, учитывая принципы, изложенные во Всеобщей декларации прав человека, положения Международного пакта о гражданских и политических правах и Факультативных протоколов к нему, … иных соответствующих международных договоров и обращая внимание на многочисленные международные стандарты в области отправления правосудия, в своей резолюции 69/172 от 18 декабря 2014 года (A/RES/69/172) подтвердила важность полного и эффективного применения всех стандартов ООН в области прав человека при отправлении правосудия и призвала государства - члены ООН приложить все усилия в целях обеспечения необходимых законодательных и других механизмов и процедур, а также достаточных ресурсов для полномасштабного применения этих стандартов».

1.2.1 При этом законодательство, нормативные акты и практика государств должны соответствовать международным стандартам и международно-правовым актам (абзац 1 п. 4.1 Определения КС № 1276-О от 09.06.15 г.).

1.2.2 В силу абзаца 2 п. 4.2 мот. части Определения КС № 1276-О от 09.06.15 г.: «…Российская Федерация, обладая государственным суверенитетом (преамбула; статья 3, часть 1; статья 4, часть 1, Конституции РФ), является самостоятельным и равноправным участником межгосударственного общения; вместе с тем, объявляя себя демократическим правовым государством (статья 1, часть 1, Конституции РФ), она должна следовать обязательствам, добровольно принятым на себя в рамках международных соглашений, как это вытекает из Венской конвенции о праве международных договоров: каждое государство обладает правоспособностью заключать договоры, притом что их обязательность невозможна без выражения соответствующего согласия (статьи 6 и 11); каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться (статья 26), так чтобы участник не мог ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора (статья 27)».

При этом, «государство обязано признавать и гарантировать права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права» (абзац 3 п. 4.2).

1.3 В силу абзаца 6 п. 2 мот. части Постановления КС № 22-П от 16.07.15 г. : «Юридические конструкции бланкетного характера могут отсылать к положениям не только законов и находящихся в нормативном единстве с ними подзаконных актов, но и международных договоров Российской Федерации, поскольку Конституция РФ признает их составной частью правовой системы России и закрепляет приоритет установленных ими правил в правоприменительной практике (статья 15, часть 4), а также предусматривает возможность участия России в межгосударственных объединениях и передачи им части своих полномочий в соответствии с международными договорами, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации (статья 79)».

1.4 В силу ст. 53 Венской конвенции о международных договорах: «Договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права. Поскольку это касается настоящей Конвенции, императивная норма общего международного права является нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер».

При этом «Императивное по своему характеру правило …, не предполагает наличие у суда или иного органа, применяющего закон, дискреционных полномочий, которые позволяли бы ему в таких случаях игнорировать действие этого закона» (абзац 1 п. 4.3 Постановления КС № 4-П от 20.04.06 г.).

1.4.1 В силу п. 5 ст. 60 Венской конвенции при решении вопросов, касающихся защиты человеческой личности даже международные договора не могут признаваться недействительными или приостанавливающими своё действие: «Пункты 1, 2 и 3 не применяются к положениям, касающимся защиты человеческой личности, которые содержатся в договорах, носящих гуманитарный характер, и особенно к положениям, исключающим любую форму репрессалий по отношению к лицам, пользующимся защитой по таким договорам».

1.4.2 В силу п. 1 ст. 71 Венской конвенции при утрате договора юридической силы государства, то есть уполномоченные на то должностные лица:

a) устраняют, насколько это возможно, последствия любого действия, совершенного на основании положения, противоречащего императивной норме общего международного права; и

b) приводят свои взаимоотношения в соответствие с императивной нормой общего международного права.

1.5 Согласно смысла п. 3 ППВС РФ № 21 от 27.06.13 г. «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней», «содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством РФ, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней». При этом российское законодательство применяется в случае, если оно предусматривает «более высокий уровень защиты прав и свобод человека в сравнении со стандартами, гарантируемыми Конвенцией и Протоколами к ней в толковании Суда. В таких случаях судам, руководствуясь статьей 53 Конвенции, необходимо применять положения, содержащиеся в законодательстве Российской Федерации».

1.5.1 В силу п. 5 Постановления, «под ограничением прав и свобод человека (вмешательством в права и свободы человека) понимаются ЛЮБЫЕ решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц,государственных и муниципальных служащих,а также иных лиц, ВСЛЕДСТВИЕ принятия или осуществления (неосуществления) КОТОРЫХ в отношении лица, заявляющего о предполагаемом нарушении его прав и свобод, СОЗДАНЫ ПРЕПЯТСТВИЯ ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ его прав и свобод… любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе; преследовать социально значимую, законную цель (например, обеспечение общественной безопасности, защиту морали, нравственности, прав и законных интересов других лиц); являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой социально значимой, законной цели).

Несоблюдение одного из этих критериев ограничения представляет собой нарушение прав и свобод человека, КОТОРЫЕ ПОДЛЕЖАТ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЕ в установленном законом порядке».

1.5.2 В силу п. 7 Постановления «целью Конвенции и Протоколов к ней являются эффективное признание и защита нарушенных прав и свобод человека, поэтому положения этих международных договоров РФ не могут служить основанием для их ограничения».

1.5.3 В силу п. 8 Постановления: «Судам при рассмотрении дел всегда следует обосновывать необходимость ограничения прав и свобод человека исходя из установленных фактических обстоятельств. Обратить внимание судов на то, что ограничение прав и свобод человека допускается лишь в том случае, если имеются ОТНОСИМЫЕ и ДОСТАТОЧНЫЕ основания для такого ограничения, а также ЕСЛИ СОБЛЮДАЕТСЯ БАЛАНС между законными интересами лица, права и свободы которого ограничиваются, и законными интересами иных лиц, государства, общества

Ограничение процессуальных прав, например удаление лица из зала судебного заседания, допускается после того, как этому лицу РАЗЪЯСНЕНЫ ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ такого ограничения (пункт 1 статьи 6 Конвенции в толковании Европейского Суда).

Установленные судом обстоятельства, свидетельствующие о необходимости ограничения прав и свобод человека, ПОДЛЕЖАТ ОТРАЖЕНИЮ В СУДЕБНЫХ АКТАХ».

1.5.4. В силу п. 9 Постановления «с целью восстановления нарушенных прав и свобод человека суду необходимо установить наличие факта нарушения этих прав и свобод, отразив указанное обстоятельство в судебном акте. Причиненные таким нарушением материальный ущерб и (или) моральный вред подлежат возмещению в установленном законом порядке».

1.6 Как абсолютно правильно разъяснила Т.В. Сахнова: «Правоотношение возникает столько, сколько раз реализуется процессуальное право или процессуальная обязанность конкретного участника. Любой субъект процесса совершает юридически значимое процессуальное действие только в том случае, если оно является реализацией закрепленного в ГПК процессуального права (или процессуальной обязанности)» («Курс гражданского процесса», Москва, Волтерс Клувер, 2008 г., стр. 154-155, http://www.studfiles.ru/preview/2001132/page:12/). И поэтому вновь приходится повторять, что отсутствие доказательств реализации права, является доказательством нарушенного права.

1.7 Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (ст. 2 Конституции РФ). В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией (ч. 1 ст. 17 Конституции РФ). Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договора Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Основныеправа и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (ч. 2 ст. 17 Конституции РФ). Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрено законом, то применяются правила международного договора (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).

1.7.1 При решении правовых вопросов ссылки суда на соответствующие нормы Конституции РФ, как имеющие высшую юридическую силу, являются обязательными. Согласно п. 3 мот. части Определения КС № 134-О от 05.02.2004 г., Конституционный Суд РФ, формулируя в ряде своих решений правовую позицию относительно полномочий судов общей юрисдикции, касающихся оценки федерального закона и прямого применения Конституции РФ при рассмотрении конкретного дела, указал, что положения федерального закона (в том числе Уголовно-процессуального кодекса РФ), примененные или подлежащие применению в конкретном деле и противоречащие, по мнению суда, Конституции РФ, в силу конституционного принципа самостоятельности органов судебной власти (статья 10 Конституции РФ) могут им не применяться и дело может быть разрешено на основе самих конституционных норм, однако при этом необходимо выполнение определенных условий.

Во-первых, суд общей юрисдикции, исходя из презумпции конституционности действующих законодательных норм, не вправе произвольно, немотивированно отказаться от применения в конкретном деле соответствующих положений федерального закона, а обязан дать им оценку и, придя к выводу об их несоответствии Конституции Российской Федерации, привести в решении правовые аргументы в доказательство своей позиции. В противном случае само судебное решение является незаконным

Во-вторых, согласно конституционному принципу разделения полномочий Конституционного Суда РФ и судов общей юрисдикции в сфере конституционного контроля, суд общей юрисдикции, отказываясь от применения федерального закона по мотивам его неконституционности и принимая решение на основе норм Конституции РФ, обязан обратиться с запросом в Конституционный Суд РФ с целью признания положений федерального закона не соответствующими Конституции РФ и лишения их юридической силы, поскольку именно на суды возложена обязанность защиты конституционных прав и свобод, включая равенство всех перед законом и судом, обеспечиваемой в том числе путем единообразного правоприменения в случаях выявления конституционной дефектности положений закона, подлежащих применению. Следовательно, основанием для направления запроса суда в Конституционный Суд РФ является убежденность суда в неконституционности примененных или подлежащих применению норм, аргументированная правовыми доводами, приведенными в процессуальном документе, принимаемом судом в установленной законом форме.

1.7.2 Единственное, что не говорят не имеющие юридического образования «судьи» Конституционного Суда, так это основания, по которым можно определить неконституционность примененного закона. Неконституционность примененного закона определяется по нарушению конституционных прав. Именно через оценку возможности защиты конституционных прав можно установить конституционность или неконституционность примененного закона. Но из приведенного мы также и видим, что если есть коллизия подлежащих применению законов, то в судебном решении эта коллизия должна быть разрешена посредством приведения в нем правовых аргументов в доказательство своей позиции. В противном случае само судебное решение (как любое решение вообще) является незаконным.

1.7.3 В Постановлении от 18.07.2006 г. по делу «Пронина против Украины» ЕСПЧ рассмотрел вопрос, когда заявительница в обоснование своих доводов ссылалась на необходимость применения конституционных норм, однако суд проигнорировал её доводы и этого оказалось достаточно, чтоб признать нарушение справедливого разбирательства дела, поскольку «национальные суды не предприняли попытки проанализировать выраженную точку зрения заявителя... Национальные суды, игнорируя точку зрения заявителя в целом, хотя она была конкретной, актуальной и важной, не выполнили своих обязательств по статье 6 § 1 Конвенции…» (§ 25).

1.8 В силу п. 1 ППВС РФ № 5 от 10.10.03 г. (в ред. ППВС РФ от 05.03.2013 N 4) «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ»:

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (часть 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации).

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...