Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Причины и условия деформации развития личности ребенка.

В науке устоявшимся является положение о системной детерминации развития личности, в схеме которой выделено три основных фактора: индивидные свойства человека как предпосылки развития личности, социально-исторический образ жизни как источник развития личности и совместная деятельность как основание осуществления жизни личности в системе общественных отношений (А.Г. Асмолов).

До недавнего времени в психологических исследованиях приоритет отдавался функциональному развитию, а личностное, духовное развитие не принималось во внимание. Да и в педагогической практике, в обыденном сознании доминировала установка на развитие отдельных психических функций: мышления, памяти, интеллекта в целом, формирование практических умений и навыков. Однако вне духовного развития становится ущербным и функцио­нальное.

Проблемы в развитии ребенка, ущербность, деформации, нарушения обусловливаются множеством взаимодействующих факторов, причин и условий, которые рассматриваются различными научными направлениями с разных теоретических позиций: психодинамических, социодинамических, интеракционистских.

Любое нарушение в развитии ребенка обусловливается, как правило, совокупностью обстоятельств, взаимодействием биологических, психофизиологических, социально-психологических и педагогических факторов, каждый из которых в отдельных, конкретных случаях может иметь относительно самостоятельное значение. Основные предпосылки нарушений личностного развития складываются в детстве.

Сущность развития учеными понимается неоднозначно. В оте­чественной науке сегодня становится приоритетной концепция, рассматривающая развитие не как усвоение, присвоение, послушание, а как саморазвитие, самостроительство, творчество самого себя (С.Л. Рубинштейн, В.П. Зинченко, А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь и др.). Откуда для этого берутся источники? Каждый человек обладает собственной самостью, что и создает неповторимость его развития. Самость не всегда положительна. Но она есть и может многократно усиливаться или гаситься природными, национальными, культурно-историческими условиями, на фоне которых происходит развитие. В психологии развития в рамках научной школы Л.С. Выготского содержатся подходы к пониманию «тайны развития», условий формирования человеком себя, самостроительства.

Чем вызваны различия детей и как эти различия влияют на их развитие? К настоящему времени накоплено достаточно данных, которые имеют не только теоретический, но и практический интерес.

Для процесса развития важны, прежде всего, половые различия, которые не ограничиваются собственно половыми характеристиками.

Половые различия обусловлены действием как биологических, так и социальных факторов. Биологический фактор включает хромосомный набор, гормональные особенности, активность ферментов, которые производят гормоны, чувствительность тканей к этим ферментам. С рождения ребенок живет в обществе со сложившимися представлениями о том, каким должен быть мужчина и какой женщина, какое поведение для тех и других является нормальным и социально одобряемым, что позволено одним и совершенно недопустимо для других. Общество предоставляет равные возможности мужчинам и женщинам, но предъявляет им разные требования. Все это формирует социальный пол человека или его полоролевую идентификацию (соответствие его «образа Я» и поведения в разных ситуациях тому полу, к которому он принадлежит).

Специалисты отмечают различную скорость созревания девочек и мальчиков. Девочки созревают гораздо раньше мальчиков, однако мальчики обладают большей чувствительностью к воздействию физических факторов.

Установлено, что психические нарушения значительно чаще встречаются у мальчиков. Существует предположение, что мальчики по своей конституции более чувствительны к психическим стрессам, к воздействию неблагоприятных психологических факторов.

Мальчики превосходят девочек по пространственному мышлению, по математическим способностям. Мальчики более агрессивны, чем девочки, что обнаруживается уже с двух лет, когда это еще не может быть результа­том социализации мальчиков.

Различия полов в частоте психических нарушений связывают с различиями в темпераменте или стилях поведения. Девочки и женщины обычно более зависимы, конформны, кон­сервативны, эмоциональны, тревожны, слезливы и привередливы. Свойства темперамента явля­ются устойчивыми, то есть проявляются на протяжении длительного периода времени; обнаруживаются с раннего детства и представ­ляют собой типичные для человека стилевые особенности поведе­ния, то есть проявляются во всех сферах жизнедеятельности, связаны со свойствами нервной системы.

В.Д. Небылицын выде­лил в структуре темперамента два основных компонента – актив­ность, которая проявляется в моторике, общительности, познава­тельной сфере, и эмоциональность.

В активности выражается энергетический потенциал человека, она определяет динамику его деятельности. Об активности можно судить по индивидуальному темпу деятельности, то есть скорости двигательной реакции, по склонности к разнообразию реакций и сверхнормативной активности.

Эмоциональность характеризуется особенностью возникнове­ния, протекания и прекращения разнообразных чувств, аффектов и настроений, то есть связана с динамикой эмоциональной жизни чело­века.

Другой отечественный исследователь – В.С. Мерлин выделил более частные свойства темперамента: 1) сензитивность (чувстви­тельность), которая определяется по силе внешнего раздражителя, вызывающего реакцию, и по продолжительности этой реакции; 2) реактивность (величина непроизвольной реакции на раздражи­тели); 3) активность (энергия человека, проявляющаяся при реше­нии им различных проблем); 4) соотношение реактивности и актив­ности; 5) темп реакций; 6) пластичность – ригидность (способность приспосабливаться к изменяющимся внешним условиям); 7) экст­раверсия – интроверсия; 8) эмоциональная возбудимость.

Исследованиями психофизиологов установлена зависимость между свойствами нервной системы и характеристиками темпера­мента. Экспериментально выделены четыре основных свойства нервной системы: динамичность нервных процессов, их сила, под­вижность и лабильность. Каждое из этих свойств характеризуется двумя нервными процессами – возбуждением и торможением, а так­же балансом по возбуждению и торможению (В.Д. Небылицын).

Динамичность нервной системы свидетельствует о скорости об­разования условных реакций.

Сила нервной системы понимается как способность нервной системы в течение длительного времени быть в состоянии работо­способности, а также выносливость по отношению к длительным процессам возбуждения и торможения.

Подвижность нервной системы характеризует скорость смены возбуждения торможением и наоборот.

Лабильность нервной системы связана со скоростью возникно­вения и прекращения нервных процессов.

Свойства нервной системы связаны с особенностями темперамента, но, с другой стороны, не сводятся к ним.

Английский психолог Г. Айзенк исследовал связь особенностей поведения человека с природными предпосылками и полагал, что процессы возбуждения и торможения являются определяющими для формирования таких особенностей поведения, как экстравер­сия – интроверсия. Интроверты имеют сильный процесс возбуж­дения и слабое торможение, а экстраверты характеризуются сла­бым процессом возбуждения и сильным тормозным процессом.

Из такого соотношения процессов возбуждения и торможения следуют и особенности поведения. Интроверты легко активируются и избегают стимулирую­щих ситуаций. Экстраверты, наоборот, склонны искать внешнюю стимуляцию. Стимуляторами могут быть и общение с другими людьми, и любая сенсорная стимуляция (еда, например), развлече­ния. Они больше, чем интроверты, любят общаться с другими, лю­бят приключения и не боятся рисковать.

Различия в способах выпол­нения действий, стиля поведения детей, обусловленных особенно­стями темперамента, оказались достоверными по таким показате­лям, как уровень активности, энергичность, регулярность различ­ных биологических циклов (сон, бодрствование и др.). Дети различаются и по способности к адаптации, то есть умению легко ме­нять поведение в ответ на изменения обстоятельств; по интенсив­ности эмоциональных переживаний, по характеру общительности, контактности.

Темперамент ребенка может влиять на отношение к нему родителей и окружающих и менять тип поведения окружающих. Существуют данные о том, что не только родители, взрослые влияют на ребенка, но и дети, их особенности влияют на формирование родительского поведения. Такие свойст­ва, как живость, активность, независимость, контактность, инерт­ность, замкнутость, могут вызвать у окружающих различные ре­акции.

Другой механизм характеризуется возможностью расширять – сужать жизненный опыт. Например, активный, контактный, дружелюбный ребенок может иметь в жизни больше приключений и встреч, у него будет больше друзей, чем у замкнутого, пассивного, робкого. Последний может испытывать трудности при расставании с родителями, установлении отношений с новыми людьми.

Сильное влияние на жизнь ребенка, его поведение оказывают и способности, и достижения. Способность к адаптации, интеллекту­альная компетентность могут определять характер реакции ребенка на стрессовые ситуации. Высокая адаптация, умение приспосаб­ливаться к новому делают изменившиеся обстоятельства менее стрессогенными для ребенка.

Одной из причин низкой успеваемо­сти может выступать неадекватное использование ребенком осо­бенностей своей нервной системы и игнорирование этих особен­ностей педагогами и родителями. Речь идет о таких свойствах нервной системы, как сила и подвижность.

Многочисленными исследованиями показано, что увеличение количества эмоциональных расстройств и нарушений поведения связано с имеющимися у детей хроническими соматическими и фи­зическими дефектами. Однако нару­шения поведения не являются прямым результатом соматического заболевания или физического дефекта. Эти дети имеют трудности особого характера, психологические трудности. Дети очень болез­ненно переживают свой физический недостаток или ограничения, связанные с болезнью, а также различные нервные проявления (заикание, тики и пр.). Они не могут принимать участие в некоторых видах деятельности, типичных для нормальных детей (спор­тивные игры и др.) и необходимых для формирования личности. Снисходительное, насмешливое или даже пренебрежительное отно­шение сверстников и взрослых приводит к возникновению у ре­бенка чувства неполноценности, сказывается на самооценке, вы­зывает замкнутость, трудности в поведении и конфликтные пере­живания.

Конфликтные переживания всегда носят социальный характер. Они возникают в результате действия психогенных факторов, травмирующих ребенка в семье или школе. Внутренний конфликт характеризуется наличием в сознании ре­бенка противоположно окрашенных эмоциональных отношений к кому-либо или к сложившейся ситуации. Он возникает в том слу­чае, если переживания ребенка невыносимо тяжелы и длительно удерживаются в его жизни и сознании. В какой-то момент он ока­зывается неразрешимым для ребенка. Такой неразрешенный конф­ликт, затягиваясь, может влиять на формирование характера, пове­дения и тормозить умственное развитие.

Иначе может складываться ситуация, когда ребенок целиком погружается в вопросы своего здоровья и лечения и у него не ос­тается времени для других дел и общения.

Дети с физическими и соматическими дефектами нуждаются в определенной поддержке и защите, но они должны учиться быть самостоятельными и уметь заботиться о себе, как и другие дети.

Клинические и психологические исследования свидетельствуют, что перенесенные органические заболевания центральной нервной системы, нарушения мозговых структур, недостаточность отдель­ных корковых функций являются основой нарушения созревания тех или иных систем мозга, прежде всего – лобных отделов.

Свидетельством органической недостаточности центральной нервной системы могут быть гиперактивность, импульсивность, агрессия, тревога. Церебральные астении, нарушения эмоционально-воле­вой сферы являются следствием функционально-динамических на­рушений в центральной нервной системе. Это может выступать и первопричиной задержки психического развития ребенка.

В основе гипердинамического синдрома, «синдрома дефицита внимания», могут лежать микроорганические поражения мозга, возникшие в результате осложнений беременности и родов, черепно-мозговые травмы, нейроинфекция, а также генетические. Сказанное не означает, что все гиперактивные дети имеют мозговую травму. У большинства гиперактивных детей мозговых травм не было, а большинство детей, перенесших мозговую травму, не являются гиперактивными. Эмо­циональные нарушения и нарушения поведения детей, перенесших мозговую травму, различаются.

Педагогу важно помнить, что помимо мозговых травм в нару­шениях личностного развития играют роль множество других фак­торов. Например, неврозы родителей, семейные разлады, низкий социальный статус усиливают риск возникновения нарушения у ребенка, перенесшего травму.

Отношение окружающих на имеющиеся нарушения у ребенка – настороженное, некорректное, бестактное – может усиливать риск нарушения. Важным моментом является и собственное отношение ребенка к своим дефектам.

Л.С. Выготский, понимая роль среды в психическом развитии ребенка, указывал на нее как на источник развития, а «не обстановку», и пришел к необходимости введения понятия «социальная ситуация развития».

Для Л.С. Выготского человек представляется зависимым от социальной ситуации развития, от других людей, которые ее создают. Перестройка же сознания ребенка к концу какого-то периода меняет, по его мнению, всю систему отношений с другими и отно­шение к самому себе.

Среда, понимаемая как «образ жизни», включает ис­торическое время, социальный режим, конкретное социаль­ное пространство, предметную действительность, в которой в данный момент исторического времени существуют различные «институты социализации» (семья, школа, трудовые объединения), социальные группы, участвующие в приобщении индивида к куль­туре.

Человек – не пассивный слепок культуры, в реальности он никогда не скован рамками заданных социальных ролей. Уже ребенок порождает знаки и символы, преобразует деятельность, которая разворачивается по опре­деленному социальному «сценарию», определяет собственные по­зиции, заявляет о себе как индивидуальности. Социализация лич­ности предполагает и встречный процесс – индивидуализации со­циальной жизни. Расширение индивидуального сознания, индивидуального личност­ного роста – необходимое условие становления человека как духов­ного существа. Внутренний рост человека представляет собой обя­зательное условие роста внешнего. Внешний рост связан с процес­сами социализации, предполагающими усвоение индивидом соци­альных норм и ценностей, выполнение требований, предъявляемых социумом.

В конце XIX в. русский педагог и психолог П. Лесгафт провел исследование характеров (фактически, личностей) школьников и выделил шесть различных их типов. Он рассмотрел также условия воспитания детей в семье и обнаружил интересные соответствия между типом личности ребенка и стилем воспитания в семье. Так, по наблюдениям Лесгафта, «нормальный» характер детей (автор называет его «добродушным») формируется в семьях, где существует атмосфера спокойствия, любви и внимания, но где ребенка не изнеживают и не балуют. Среди «аномальных» он описал, в частности, «злостно-забитый» тип, чертами которого являются озлобленность, злорадство, равнодушие к требованиям или порицаниям окружающих. Как выяснилось, такие дети вырастают в условиях чрезмерной строгости, придирчивости, несправедливости.

Развитие человека содержит два «полюса» – взрослый и ребенок. От взрослого требуется, чтобы он был счастлив, любил свое дитя и ста­рался его понять. На полюсе ребенка все обстоит сложнее. Ребе­нок обладает «до-психическими формами активности». Исследо­ватели называют их по-разному: потребность, установка к дейст­вию и восприятию (Д.Н.Узнадзе), установка к выбору, интенция к схватыванию (Д. Брунер). Интенция к схватыванию – важнейшая человеческая интенция. Это внутренне присущее стремление быть понятым, быть узнанным, названным, позднее – быть признан­ным. Понимание, узнавание, признание в ребенке человека (а не неведомой зверушки, биологического существа) – это самый глав­ный вклад взрослого в его развитие, толчок, движущая сила раз­вития, раскрытие в ребенке возможностей его индивидуальности, человеческих сущностных сил, его самости, его призвания. Узнать и назвать – это и есть главная помощь в конструировании «инстан­ции Я». Человечность, а не набор функций должна закладываться (конструироваться, возникать) совместной деятельностью с само­го начала.

Эмоциональная связь с миром, с другими людьми определяет душевное и духовное здоровье человека. Целостность и единство личности достижимы при условии всестороннего развития разума и способности любить.

Важнейшая человеческая потребность – быть активным, что-то совершать, действовать, реализовывать. Это значит, что человек не слаб и не беспомощен, он дееспособен. Это значит, что не только другие действуют на него, но и он сам действует на других людей. Родившись, ребенок с каждым днем становится все более самостоя­тельным, в то время как взрослые медленно меняют свое отноше­ние к нему. Взрослые по-разному сдерживают активность ребенка, которому приходится мириться «с превосходящими силами взрос­лых». Однако, подрастая, ребенок находит разные возможности «отплатить за поражение», при этом он сам осуществляет те действия, от которых он страдал, будучи младен­цем: если в детстве от него требовали подчинения, он стремится господствовать, если его били, он сам становится драчуном, то есть он делает то, что был вынужден терпеть, или же то, что раньше ему запрещалось.

Человеческий организм нуждается не только в некотором минимальном отдыхе, но и в некотором количестве волнения (возбужде­ния). Потребность ребенка в общении, во впечатлениях является базовой для развития других социальных потребностей ребенка.

Способы и приемы стимулирования возбуждения могут быть раз­ными. Э. Фромм называет простые стимулы и сложные, вдохновляющие. Простые стимулы вызывают влечение. Вдохновляющий же стимул вызывает у человека актив­ный интерес к «своему объекту», стремление открывать в нем все грани, вызывает творческую реакцию. Речь идет о произведениях искусства (музыка, литература, живопись), других людях, природе и пр.

Простые и сложные стимулы играют важную роль при обуче­нии, подчеркивает Э. Фромм. Если ученик, занимая позицию иссле­дователя, проникает вглубь вещей, вскрывает их причины, делает открытия, то такой процесс обучения становится условием его че­ловеческого роста. Если же учеба сводится к усвоению стандарт­ного набора учебно-воспитательной информации, то это больше похоже «на формирование условных рефлексов», что связано с про­стым стимулированием и опирается на потребность индивида в успехе, надежности и одобрении.

Важное отличие простых стимулов от сложных состоит в том, что простые стимулы вызывают «чувство пресыщения», человек испытывает чувство желания, удовлетворения и из­бавления, когда наступает удовлетворение, «ему больше ничего не надо». Сложные же стимулы никогда не вызывают чувства пресы­щения, их никогда не может быть «слишком много». Э. Фромм вы­водит такую закономерность: «чем проще стимул, тем чаще нужно менять его содержание или интенсивность; чем утонченнее стимул, тем дольше он сохраняет свою привлекательность и интерес для воспринимающего субъекта и тем реже он нуждается в переменах».

Характер стимулирования – один из мно­гих факторов, обусловливающих жестокость и деструктивность, Оказывается, у человека более сильное возбуждение вызывают гнев, бешенство, жестокость или жажда разрушения, чем любовь, творчество или другой продуктивный интерес. Первый вид вол­нения не требует от человека никаких усилий: ни терпения, ни дисциплины, ни критического мышления, ни самоограничения; для этого не надо учиться концентрировать внимание, бороться со своими сомнительными желаниями. Люди с низким духовным уровнем стремятся к «простым раздражителям».

Однако дело не только в стимуле, но и в «стимулируемом» индивиде. Душевная лень, страхи, комплексы вряд ли помогут воспринять тонкую поэзию или высокую идею. Во­одушевляющий стимул нуждается в «понимающем» индивиде, то есть тонко чувствующем человеке. Но с другой стороны, человек с богатой внутренней жизнью сам по себе активен и не нуждается в обоих стимулах, поскольку сам ставит себе цели и задачи.

Эта разница очень заметна в детях. До определенного возраста они настолько активны и продуктивны, что постоянно находят себе «стимулы», «создают» их себе. Но уже в 6 лет все меняется, дети начинают приспосабливаться, утрачивают свою непосредствен­ность и нуждаются в стимулировании, которое позволяет им реагировать пассивно.

В социальных условиях жизни человека кроются причины патологий, нарушений развития. Уже такие обстоятельства среды, как питание, «тепло и нежность» при вос­питании ребенка, внимание и количество поощрений, свобода пе­редвижения и возможность самовыражения в игре и других фор­мах общения, оказывают прямое воздействие на рост мозга, услож­нение строения коры больших полушарий. Для нормального роста человека, развития у него синдрома жизнелюбия необходимы специальные условия, при отсутствии которых человек превраща­ется в ограниченное существо с «синдромом враждебного отноше­ния к жизни». Отношения между личностью и окружающим ее миром неоднозначны и очень сложны.

Эмоциональный контакт с близкими людьми – источник полноценного развития ребенка.

Когда ребенок живет в безрадостной атмосфере черствости и душевной глухоты, он внутренне «замерзает». Отсутствие эмоционального тепла, участия, любви вызывает чувство отчаяния и полного бес­силия, которое может стать причиной его жестокости.

Немаловажным фактором, вызывающим нарушения личностно­го развития, являются характер, ценности, нормы, ориентиры, смыс­лы той социальной группы, частью которой является ребенок. Соци­альная группа (семья, школа) может усиливать те черты и формы поведения, которые ей соответствуют, и ослаблять нежелательные.

Известная американская исследовательница психоаналитиче­ской ориентации Карен Хорни полагает, что в развитии личности человека доминирует влияние социального окружения. Она исхо­дит из того, что определяющим в структуре личности является бессознательное чувство тревоги, беспокойства, изоляции и беспо­мощности. Основная тревога, по К. Хорни, понимается как чувство изоляции и беспомощности ребен­ка в потенциально враждебном мире. Это чувство небезопасности может быть порождением многих вредных факторов среды: пря­мого и непрямого доминирования, безразличия, нестабильности поведения, недостатка уважения к индивидуальным потребностям ребенка, недостатка реального руководства, слишком большого восхищения или его полного отсутствия, недостатка теплоты, по­нуждения принимать чью-то сторону в родительских ссорах, слиш­ком большой или слишком малой ответственности, сверхпротек­ции, изоляции от других детей, несправедливости, дискриминации, невыполнения обещаний, враждебной атмосферы и т.д.

Эти факторы становятся основой развития тревоги ребенка. Чтобы преодолеть это состояние, ребенок может прибегать к раз­ным стратегиям. Он может становиться враждебным и хотеть рас­платиться с теми, кто его отвергал или плохо к нему относился. Но может быть и очень послушным, чтобы вернуть потерянную любовь и расположение. У него может развиваться неадекватный, нереалистический образ самого себя, чтобы компенсировать чув­ство неполноценности. Он может подкупить других или пользо­ваться угрозами, чтобы получить уважение и любовь. Он может «застрять» на жалости к себе, чтобы вызывать сочувствие.

Чтобы обрести признание, уважение, любовь, ребенок может искать власти над другими или же прибегать к соревновательности, и при этом сама победа оказывается для него важнее, чем дости­жение как таковое. Возможно обращение агрессии внутрь и само­уничижение.

Любая из этих стратегий характеризуется наличием конфликта, который может быть разрешен естественным способом, что гово­рит о нормальном развитии, или неестественным, иррациональным способом. Это может быть и агрессия, и чрезвычайная конформ­ность, и замкнутость, и недисциплинированность, и др.

Потребность в эмоциональном признании окружающими, эмо­циональных контактах с родителями особенно актуальна в детстве. К 4–5 годам эмоциональное развитие ребенка достигает своего мак­симума. Нарушение эмоциональных контактов с родителями, преж­де всего с матерью, вызывает значительные психологические про­блемы в развитии. Недостаток искренних, доверительно-теплых и непосредственно-эмоциональных отношений родителей с детьми становится основой возникновения невроза. У детей формируется замкнутость, недоверие к окружающим.

В среде, социальном окружении содержатся условия для фор­мирования «полноценно функционирующего человека», прогрес­сивного личностного развития. Самое главное – создание таких человеческих взаимоотношений, которые конкретный человек мог бы использовать для своего собственного личностного развития.

Оценки со стороны окружающих, особенно в детстве, могут ис­кажать внутренние переживания человека. Ребенок на основании положительных или отрицательных оценок его поведения взрос­лыми старается быть тем, что от него хотят, а не тем, что он есть. Навязанные образы, ценности вытесняют и замещают «истинные» пе­реживания и ценности, что ведет к саморазрушению Я. Следствием этого могут стать агрессивность, конфликтность, замкнутость, тревожность, враждебность по отношению к другим людям, на­рушения общения.

Как этого избежать? К. Роджерс разработал метод психотера­пии, который назвал клиент-центрированной терапией. Основу мето­да составляет создание помогающих отношений, которые актуали­зируют у человека способность к самоизменению и саморазвитию. Создание терапевтических, помогающих отношений возможно при реализации трех важнейших условий.

Первое условие – откровенность, искренность, правди­вость отношений с человеком. Значимые люди должны быть с ре­бенком искренними, не притворяться, не надевать «маски», «лож­ные фасады». Они должны быть едины и целостны в своих чувст­вах, в их восприятии и высказывании о них.

Второе условие – безусловное принятие человека, независимо от его состояния, поведения или чувств. Принятие предполагает не только уважение и теплые чувства к человеку, но и веру в положительные изменения в нем. По мысли К.Роджерса, обычным является право каждого человека реализовать свой жизненный опыт по-своему и найти в нем свой смысл – все это бесценные возможности жизни.

Безусловное принятие ребенка не означает отсутствия ограничений, дисциплины и отрицательного отношения к его поступку. Однако они должны строиться так, чтобы ребенок не сомневался в уважении к нему. Неудовольствие и отрицательные переживания должны высказываться не в виде отрицательной оценки личности ребенка, а в виде субъективного отношения к данному «здесь и теперь» событию. Необходимо безусловно принимать не только других, но и себя. Безусловное принятие себя означает вос­приятие себя таким образом, что все твои качества нормальны и ни одно из них не является более стоящим, чем другое.

Третье условие – эмпатическое понимание, без которого безусловное принятие может означать просто недифференциро­ванное благодушное отношение ко всем. Эмпатическое понима­ние включает в себя проникновение в чувства и мысли человека, умение видеть проблему с его позиции, встать на его место. Это сопереживающее понимание является настолько эффективным средством, что оно может привести к значительным изменениям личности.

Модели поведения значимых взрослых (родители, педагоги, «звезды», кумиры) становятся основой не только приобретения привычек, но и выработки спосо­бов разрешения конфликтов, жизненных проблем. Особенно важны модели родительского поведения. Есть большая вероятность, что ребенок приобретет стиль реагирования на жизненные ситуации, аналогичный родительскому.

То же характерно и для межличностных отношений. Дети ос­ваивают те же отношения, которые они в течение длительного времени наблюдают в семье. Но если отно­шения с родителями плохие или если дети видят, что поведение родителей приводит лишь к новым трудностям и неудачам, они могут отвергать родительские нормы.

Дисциплинарные требования, характер наказаний и поощрений не менее важны для «хорошего» или «плохого» поведения. Пагуб­но положение, когда ребенок привыкает ориентироваться на внеш­ний контроль, у него оказываются неразвитыми внутренние меха­низмы контроля своего поведения, отсутствует собственная система ценностей, с помощью которой он может регулировать свое пове­дение вне зависимости от поощрений или наказаний со стороны других людей. С этой целью необходимо обсуждать с ребенком мотивы его поступков и привлекать его к выработке внутрисемейных норм поведения.

В литературе отмечается, что причинами нарушений поведения и даже эмоциональных расстройств может быть разлука с родите­лями, жизнь вдали от семьи, потеря одного из родителей, ссоры и конфликты в семье, а также неврозы и патологические особенности личности родителей.

Скудость, монотонность окружающей среды, ее ограниченность, по данным специалистов, может приводить к глубоким задержкам психического развития ребенка, тормозить его интеллектуальное развитие и вызывать нарушения поведения.

Таким образом, на развитие личности ребенка, помимо функцио­нальных факторов, в не меньшей степени оказывают влияние личностные, духовные.

Основные предпосылки нарушений личностного развития складываются в детстве. Большую роль могут играть половые различия, свойства нервной системы, в том числе свойства темперамента, которые проявляются во всех сферах жизнедеятельности; способность к адаптации.

Причиной увеличения количества эмоциональных расстройств и нарушений поведения могут служить имеющиеся у детей хронические соматические и фи­зические дефекты. Неразрешенные конф­ликты могут влиять на формирование характера, пове­дения и тормозить умственное развитие.

В огромной степени причины патологий, нарушений развития кроются в социальных условиях жизни человека.

Первопричиной задержки психического развития ребенка могут выступать перенесенные органические заболевания центральной нервной системы, нарушения мозговых структур, недостаточность отдель­ных корковых функций, микроорганические поражения мозга, возникшие в результате осложнений беременности и родов, черепно-мозговые травмы.

Множество других фак­торов, такие как неврозы родителей, семейные разлады, низкий социальный статус, усиливают риск возникновения нарушения у ребенка, перенесшего травму.

Последнее изменение этой страницы: 2016-07-23

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...