Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ ОПЫТА КИТАЯ ПРИ ВВЕДЕНИИ В РОССИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

Лугавцов К.В.

Россия, г. Улан-Удэ

Категория юридическо­го лица – одна из самых проблемных в современной науке. Общепризнанно, что юридическое лицо, как и лицо физическое, есть субъект права. Легальное определение указанного понятия закреплено в ст. 48 Гражданского кодекса РФ. «Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде». [1, с. 81]

В современной России юридическое лицо может быть привлечено лишь к гражданско-правовой и к административной ответственности. При этом оно остается уголовно недосягаемым даже в случае совершения деяния, повлекшего, например, экологическую катастрофу.

Проблема уголовной ответственности юридических лиц за противоправную деятельность принадлежит к числу чрезвычайно спорных и сложных. В последние десятилетия в связи с движением общества по пути технократизации, в различных странах все чаще и настойчивее стал обсуждаться вопрос об уголовной ответственности юридических лиц за вред, причиненный личности, обществу и государству. [12]

Вопрос об уголовной ответственности юридических лиц был, затронут и в России. Так, 17 февраля 2011 г. глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин заявил, что Следственным комитетом был подготовлен законопроект о внесении ряда изменений в УК, который призван ввести в России уголовную ответственность юридических лиц. Как пояснил глава Следственного комитета, в последние годы наблюдается стремительный рост преступлений, совершаемых в интересах или с использованием юридических лиц. Масштаб этого явления позволяет говорить о том, что в России сформировался качественно новый вид преступности – преступность юридических лиц, которая тесно связана с такими опасными социальными явлениями, как корпоративная коррупция, корпоративная экологическая преступность, финансирование терроризма и организованной преступности.

В настоящее время институт уголовной ответственности юридических лиц существует в законодательстве Австралии, Англии, Бельгии, Венгрии (с 2001 г.), Дании, Израиля, Ирландии, Исландии (с 1998 г.), Канады, КНР (с 1997 г.), Нидерландов (с 1976 г.), Норвегии (с 1991 г.), Польши (с 2002 г.), Румынии (с 2004 г.), Словении (с 1999 г.), США, Финляндии (с 1995 г.), Франции (с 1992 г.), Швейцарии (с 2003 г.) и других стран, в том числе бывшего СССР. [2, с. 57]

Основным побудительным мотивом для признания уголовной ответственности юридических лиц стала необходимость борьбы с экологическими и хозяйственными преступлениями, поскольку, как выяснилось, индивидуальная ответственность служащих корпораций не может даже в малой степени возместить причиняемый ущерб и предупредить совершение новых аналогичных преступлений.

В российской научной литературе одни авторы законодательное урегулирование указанного вопроса оценивают как шаг в борьбе с преступностью (С.Г. Келина, А.В. Наумов, А.С. Никифоров, Р.И. Михеев, А.Г. Корчагин, Е.Ю. Антонова). Другие высказывают сомнение либо полностью отрицают необходимость подобного решения (Н.Ф. Кузнецова, Н.Н Полянский, М.И. Бажанов, Л.Д. Ермакова, Т.В. Кондрашова, Л.К. Савюк). [12]

Предложения о возможности признания юридического лица субъектом преступления стали всерьез обсуждаться отечественными правоведами с 1991 г. Положительно этот вопрос был решен в обоих предварительных проектах УК, положенных в основу нового УК РФ 1996 г. Однако при обсуждении проекта и голосовании в первом чтении в Государственной Думе это предложение не прошло, и новый УК РФ в этом отношении остался на прежних позициях.

Противники уголовной ответственности юридических лиц в России приводят следующие доводы: во-первых,усилить материальную ответственность за незаконную де­ятельность вполне можно в рамках гражданского и административного права; во-вторых, у юридического лица отсутствует физическая природа чело­века, поэтому оно не может быть лишено свободы либо под­вергнуто аресту, а это основные виды уголовных наказаний; в-третьих, уголовная ответственность юридических лиц противоре­чит принципу личной виновной ответственности. [12]

В настоящее время принято считать, что субъектом преступления и уголовной ответственности может быть только вменяемое физическое лицо, достигшее определенного законом возраста (ст. 19 Уголовного кодекса РФ). [11, с. 22] Данное положение стало в теории российского уголовного права некой аксиомой. Одна­ко это не значит, что уголовное законодательство не нуждается в совершенствовании. Тем более что опыт некоторых зарубежных стран демонстрирует возможность и целе­сообразность уголовной ответственности юридических лиц.

Пожалуй, ключевым моментом при решении вопроса об уголовной ответственности юридических лиц является проблема вины. Ряд авторов полагают, что вина юридического лица проявляется опосредованно через поведение его работников, которые контролируют осуществление юридическим лицом его прав и обязанностей. [9, с. 43] Думается, что такое понимание соответствует укоренившемуся представлению о вине как о психическом отношении лица к совершенному им деянию. Однако при таком подходе следовало бы отвергнуть также гражданско-правовую и административную ответственность юридических лиц, поскольку эти виды ответственности также предполагают наличие вины. [3, с. 43]

В административном праве данный вопрос ранее был не менее дискуссионным, нежели вопрос об уголовной ответственности юридических лиц сегодня. Тем не менее, с вступлением в силу Кодекса об административных правонарушениях РФ, [4, с. 9] решён он был позитивно, несмотря на огромное количество противоречий, и спорных вопросов, также связанных с принципом личной виновной ответственности. Согласно ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, юридическое лицо считается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Из текста данной статьи видно, что при решении проблемы совместимости с принципом виновной ответственности законодателем было использовано объективное понятие вины, свойственное больше праву гражданскому, нежели уголовному или административному, но при этом проблема была решена.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что, вопрос внедрения института уголовной ответственности юридических лиц в национальное уголовное законодательство, несмотря на огромное количество противоречивых проблемных моментов, рано или поздно может быть решён позитивно. Сторонники концепции юридического лица как субъекта преступления аргументируют свою позицию следующим: во-первых, в случае нару­шения общественных отношений, охраняемых уголовным законодательством, гражданско-правовые и административные меры недопустимы, поскольку санкции других от­раслей права не отражают фактическую степень общественной опасности деяний, совершаемых юридическими лицами; во-вторых, юридическое лицо признается со стороны зако­на самостоятельным субъектом права, существующим неза­висимо от физических лиц, поэтому оно может быть признано виновным в совершении отдельных видов пре­ступлений и привлечено к уголовной ответственности; в-третьих, уголовная ответственность юридических лиц не исключает ответственности физических лиц, что в свою оче­редь сохраняет принцип личной виновной ответственности. [12]

Отметим также, что закрепление уголовной ответственности юридических лиц получает всё большую поддержку и на международном уровне. Ещё в 1929 г. Международный конгресс по уголовному праву, состоявшийся в Бухаресте, высказался за введение такой ответственности. В 1978 г. Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы вынес рекомендацию признавать юридических лиц ответственными за экологические преступления. В 1985 г. эта рекомендация была подтверждена Седьмым конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. В Рекомендации Комитета министров стран - членов Совета Европы по ответственности юридических лиц за правонарушения, совершенные в ходе ведения ими хозяйственной деятельности, принятой 20 декабря 1988 г., были установлены основания применения уголовной ответственности юридических лиц.

Рекомендации по признанию уголовной ответственности юридических лиц изложены в Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря1999 г., Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г., Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г., Конвенции ООН против коррупции от 31 октября 2003 г., [5] Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 г. [6] На сегодняшний день все указанные Конвенции ратифицированы Россией, поэтому в скором времени необходимо будет вносить соответствующие изменения и дополнения в национальное уголовное законодательство.

В связи с необходимостью изменения уголовного законодательства встаёт вопрос об использовании зарубежного опыта в регламентации уголовной ответственности юридических лиц. Так, в Китайской Народной Республике институт уголовной ответственности юридических лиц был закреплён в новой редакции Уголовного Кодекса КНР, [10] вступившего в силу 1 октября 1997 г.

Применительно к преступлениям юридических лиц законодатель употребляет понятие «корпоративное преступление». В двух статьях Общей части (ст. 30-31) определяются основания и порядок ответственности юридических лиц за корпоративные преступления. По статье 30, за деяние, совершенное компанией, предприятием, непроизводственной единицей, учреждением, организацией, причинившее ущерб обществу, в случаях, предусмотренных в статьях Особенной части, наступает уголовная ответственность. За совершение такого преступления юридическое лицо наказывается штрафом, а руководители и непосредственно ответственные лица за совершение указанных преступлений подлежат уголовной ответственности по соответствующим статьям УК (ст.31).

Ответственность за преступления юридических лиц также предусмотрена в гл. 1-4 и 6-8 Особенной части УК КНР. Подавляющее большинство преступлений юридических лиц предусмотрено в гл. 3 «Преступления против социалистического рыночного экономического порядка» и в гл. 6 «Преступления против общественного порядка и порядка управления».

В настоящее время в УК КНР предусматривается ответственность корпораций за 136 видов преступлений. [7, с. 32] Так, уголовная ответственность юридических лиц предусмотрена за незаконное производство, торговлю, перевозку оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ (ст.125), различные виды контрабанды (ст.151-153), использование при регистрации компании фиктивных документов, декларирование ложных сведений об уставном капитале (ст.158—159), различные преступления против порядка регулирования в сфере финансов, включая подделку государственных казначейских билетов и ценных бумаг (ст.174-182), и т. д.

Таким образом, в УК КНР 1997 г. дано обоснование уголовной ответственности юридических лиц и содержится развернутая система норм, предусматривающих ответственность юридических лиц за конкретные виды преступлений. Появление в Уголовном кодексе такой системы свидетельствует о стремлении законодателя поставить заслон широкому распространению в стране организованной преступности в области промышленного производства, кредитно-финансовых и валютных операций, таможенного контроля и т. п. Оно вызвано реальными условиями современного развития общества, состоянием преступности в сфере экономики в целом.

Однако приемлем ли для России тот подход к уголовной ответственности юридических лиц, который сложился в Китае? Стоит ли России закреплять в Уголовном Кодексе ответственность юридических лиц? Мы полагаем, что опыт Китая для России неприемлем, ведь тогда придётся вносить изменения в статьи Общей части о субъекте преступления, системе и видах наказаний, а также изменять санкции многих статей Особенной части. Не исключено, что попытки «разбавить» российское уголовное право подобными санкциями и мерами могут привести лишь к одному - ликвидации уголовного права как самостоятельной отрасли права и превращению его в свод различных правовых дисциплин, труднодоступных для понимания и правоприменения. [8, с. 69]

На наш взгляд, вопрос об уголовной ответственности юридических лиц нуждается в новом осмыслении, в глубокой, комплексной и междисциплинарной разработке, отвечающей современным реалиям. Естественно, что при таком подходе должны учитываться все разработанные криминалистами, в том числе и зарубежными, условия, позволяющие без существенных преобразований уголовно-правовой системы РФ решить проблему ответственности юридического лица.

Например, некоторые страны (Австрия, Албания, Испания, Мексика, Перу) в вопросе об ответственности корпораций за уголовные правонарушения пошли по «промежуточному» пути, при котором юридическое лицо формально не признается субъектом преступления.

Так, УК Австрии не предусматривает прямо уголовную ответственность юридических лиц, а говорит лишь о физических лицах. Вместе с тем в нем указано, что если какое-либо юридическое лицо обогатилось за счет совершения преступления физическим лицом или за счет имущества, полученного от преступления, то оно «приговаривается к выплате денежной суммы», соответствующей стоимости неосновательного обогащения. [2, с. 59]

Этот путь развития представляется наиболее приемлемым и для уголовно-правовой системы РФ. Особая роль при таком подходе может быть отведена гл. 15.1 УК РФ «Конфискация имущества». Уголовная ответственность юридических лиц должна быть закреплена как иная мера уголовно-правового характера, которая будет применяться к юридическим лицам, не исключая при этом ответственности физических лиц по конкретной статье Особенной части УК РФ.

Российскому законодателю необходимо своевременно и адекватно отреагировать на наметившуюся тенденцию расширения ответственности организаций в международном праве и зарубежном законодательстве, причём сделать это эффективно и безболезненно для уголовно-правовой системы РФ. Остаётся надеяться, что доводы в пользу квазиуголовной ответственности юридических лиц будут учтены новым законопроектом.

Литература:

[1] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Федеральный закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ (в ред. от 03.11.2006) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

[2] Додонов В.Н. Ответственность юридических лиц в современном уголовном праве / В.Н. Додонов // Законность. - 2006. - № 4. - С. 56 – 59.

[3] Епифанова Е.В. Юридическое лицо как субъект преступления / Е.В. Епифанова // Современное право. - 2003. - № 2. - С. 43-45.

[4] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: текст с изм. и доп. на 10 июля 2010 г. – М.: Эксмо, 2010. – 304 с. – (Законы и кодексы).

[5] Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции: принята 31.10.2003 г. Резолюцией № 58/4 Генеральной Ассамблеи ООН // Собрание законодательства РФ. - 2006. - № 26. Ст. 2780.

[6] Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма: заключена в г. Варшаве 16.05.2005 г. // «Правовые основы деятельности органов внутренних дел: Сборник нормативных правовых актов: в 3 томах» - Том 1. М.: «Москва», 2006.

[7] Пан Дунмэй. Теория уголовной ответственности юридических лиц в КНР / Пан Дунмэй // Уголовное право. - 2009. - № 2. – С. 30-35.

[8] Проценко С.В. К вопросу о целесообразности привлечения к уголовной ответственности юридических лиц / С.В. Проценко // Юридический мир. - 2008. - № 9. - С. 62-69.

[9] Ситковский И.В. Проблемы ответственности юридических лиц в уголовном законодательстве / И.В. Ситковский // Уголовное право. - 2002. - № 4. - С. 42-44.

[10] Уголовный кодекс Китайской Народной Республики: [Принят на 5-й сессии Всекитайского собрания народных представителей шестого созыва 14 марта 1997 г.] // Режим доступа: http://ukknr.ucoz.ru/

[11] Уголовный кодекс Российской Федерации (по состоянию на 1 апреля 2010 года). – Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2010. – 160 с.

[12] Широков В.А. Уголовная ответственность юридических лиц: Опыт зарубежных стран и перспективы применения в России [Электронный ресурс] / В. А. Широков // Режим доступа: http://law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1252244

 

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...