Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КВАЛИФЫИКАЦИИ ПРЕСТУПНОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНОМУ ПРЕСЛЕДОВАНИЮ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ

 

Поликарпов Б. А.

Россия, г. Улан-Удэ

Развитие правовой системы любого государства невозможно без взаимодействия с международной правовой системы. При этом взаимодействие, как правило, носит позитивный характер, внедряя наиболее ценные и усовершенствованные положения отдельных норм права. Не исключение и противодействие уголовному преследованию, данное явление присуще правовой системе любого государства. Борьба с таким негативным явлением должна носить целенаправленный и обязательный характер, поскольку противодействие противопоставляет себя правоохранительной функции государства, вне зависимости от географического положения и национальной принадлежности, обусловленное объективными и субъективными факторами. Соответственно, изучению и анализу достижений в области права зарубежных государств должно уделяться значительное внимание.

Противодействие уголовному преследованию оказывает негативное влияние на весь процесс установления истины по уголовному делу, в результате чего могут быть по разным основаниям прекращены уголовные дела, сокращена доказательная база, вынесены оправдательные приговоры. Поэтому изучение данной проблемы имеет большое практическое значение, позволяя правоохранительным органам своевременно реагировать на акты противодействия и успешно их преодолевать.

В данной статье рассматриваются уголовно-правовые меры преодоления противодействия уголовному преследованию, а именно квалификация преступного противодействия по УК Китайской Народной Республики.

В настоящее время нормы, фактически направленные на преодоление целого ряда способов противодействия уголовному преследованию, содержаться в уголовном законодательстве. Они закрепляют признаки состава конкретных преступных деяний, которые по существу являются различными видами (формами) противодействия и определяют объективную сторону этого деяния, субъекта и субъективную сторону [1, с. 142]. Данные нормы предусматривают уголовную ответственность за деятельность, связанную с актами противодействия на стадиях уголовного судопроизводства. В Уголовном кодексе РФ большинство норм закреплены в главе 31 «Преступления против правосудия». Уголовное наказание предусмотрено: за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (ст. 294); за посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295); за угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ст. 296); за клевету в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя (ст. 298); за принуждение к даче показаний (ст. 302); за фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником (ч. ч. 2 и 3 ст. 303); за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305); за провокацию взятки в отношении должностного лица в целях искусственного создания доказательств совершения преступления (ст. 304); за заведомо ложный донос (ст. 306); за заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод (ст. 307); за отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (ст. 308); за подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309); за разглашение данных предварительного расследования (ст. 310); за разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст. 311); за побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313); за укрывательство преступлений (ст. 316).

В Уголовном кодексе КНР указанные нормы закреплены в главе 6 «Преступления против порядка общественного управления», в параграфе 2 «Преступления против судебного порядка», всего 13 составов общественно-опасных деяний. Рассмотрим наиболее интересующие нормы уголовного закона. Санкции за совершение данных преступлений идентичны и предусматривают лишение свободы на срок до 3 лет либо краткосрочный арест. Исключением является статья 316, уголовная ответственность предусмотрена за бегство из-под ареста арестованных в соответствии с законом преступников, обвиняемых, подозреваемых в совершении преступления - наказывается лишением свободы на срок до 5 лет.

Статья 305 УК КНР устанавливает уголовную ответственность за умышленную дачу ложных показаний, ложных заключений, неправильный перевод с намерением причинить вред третьему лицу или сокрыть улики. Ответственность за аналогичные деяния в УК РФ предусмотрены статьей 307, при этом составы данных преступлений весьма схожи. Но, тем не менее, в ст. 307 УК РФ есть примечание, согласно которому свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения решения или приговора суда заявят о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе. Установление в ст. 307 УК РФ такого основания освобождения от уголовной ответственности преследует цель стимулировать субъектов данного преступления на предотвращение возможных общественно опасных последствий совершенного преступления.

Представляется интересным в УК КНР наличие ответственности адвокатов и представителей истца за уничтожение или подделку улик, помощь сторонам уничтожить или подделать улики свидетелей, отступив от реальных фактов, изменить свои показания или дать ложные показания (статья 306 УК КНР). Выделение данного состава преступления в отдельную норму в уголовном законе КНР свидетельствует о существовании проблемы противодействия уголовному преследованию со стороны защиты, а именно адвокатов и представителей истца. В УК РФ ответственность за схожие общественно-опасные деяния предусмотрены сразу в двух статьях – 294 и 309. Соответственно основным отличием статей УК РФ от статьи 306 УК КНР является субъект преступления, которым может выступать любое вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Тем не менее, в УК КНР уголовная ответственность общего субъекта также предусмотрена статьей 307 «Воспрепятствование даче свидетелем свидетельских показаний или принуждение его к даче ложных показаний путем насилия, угроз, подкупа и иными способами». Квалифицирующим признаком данной статьи является совершение указанных действий специальным субъектом – работником органа юстиции.

Норма, предусматривающая уголовную ответственность адвокатов очень важна, данные преступления обладают высокой степенью общественной опасности, привлечения к уголовной ответственности носят исключительный характер. По мнению профессора Ю.П. Гармаева, «наиболее квалифицированные и трудно вы­являемые факты подкупа и понуждения не обходятся без участия адвока­тов» [2, с. 155]. Преступный сговор адвоката с подзащитным позволяет выбрать оптимальную линию защиты на основе заведомо ложных показаний и избежать уголовной ответственности.

В статье 310 УК КНР уголовная ответственность предусмотрена за предоставление лицу, заведомо совершившему преступление, убежища, финансовой помощи, содействия в побеге, выгораживание его путем дачи ложных показаний. В статье 316 УК КНР уголовная ответственность предусмотрена за бегство из-под ареста арестованных в соответствии с законом преступников, обвиняемых, подозреваемых в совершении преступления

Анализируя уголовный закон КНР, необходимо отметить, что уголовная ответственность, за преступления против правосудия, предусмотрена и в других главах УК КНР, соответственно не исключены ошибки в установлении видового объекта преступлений. Правильное установление видового объекта преступлений против правосудия имеет большое значение для отграничения преступлений против правосудия от иных преступлений, совершаемых должностными лицами органов суда, прокуратуры, дознания и следствия. Преступления против правосудия – это посягательство на нормальную деятельность органов предварительного следствия, дознания по всестороннему и объективному расследованию преступлений, судебных органов по правильному разрешению уголовных дел, уголовно-исполнительных органов по надлежащему исполнению судебных решений. Родовым объектом преступлений против правосудия в УК РФ являются общественные отношения по осуществлению государственной власти. Видовой объект - совокупность общественных отношений, обеспечивающих специфический вид государственной деятельности суда и органов, содействующих ему, по реализации целей и задач правосудия [3, с. 394].

Непосредственный объект преступлений против правосудия - конкретные общественные отношения, обеспечивающие реализацию конституционных принципов правосудия по правильной деятельности судов, органов прокуратуры или следствия, дознания или уголовно-исполнительных органов по осуществлению правосудия. Дополнительным непосредственным объектом могут выступать конституционные права и свободы личности, здоровье, жизнь, честь, достоинство, отношения собственности и др. Каждый из перечисленных объектов самостоятельно охраняется уголовным правом. Применительно же к рассматриваемой группе преступлений эти общественные отношения неизбежно ставятся под угрозу причинения вреда при воздействии на основной непосредственный объект посягательства.

Например, статья 247 УК КНР предусматривает уголовную ответственность работников юстиции за применение к подозреваемым в преступлении или обвиняемым допроса под пыткой, с целью получения вынужденного признания или с помощью насилия, вымогающие свидетельские показания. При этом непосредственным объектом данных преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие демократические права и право граждан на жизнь. Конкретные общественные отношения, обеспечивающие нормально функционирование государственных органов по осуществлению правосудия здесь являются дополнительным непосредственным объектом. По нашему мнению, работник юстиции, применяющий допрос под пыткой, причиняет вред, прежде всего, интересам правосудия, а затем уже посягает на отношения, обеспечивающие право граждан на жизнь и демократические права.

В главе 9 УК КНР «Должностные преступления», статья 399 предусматривает уголовную ответственность сотрудников органов юстиции извративших закон, позволившие подвергнуть преследованию и обвинению заведомо невиновного, выгораживающие и помогающие избежать преследования и обвинения заведомо виновному лицу, либо в процессе судебного разбирательства по уголовному делу, отступившие от реальных фактов и от закона, вынесшие приговор на основании вольного толкования закона. Непосредственным объектом должностных преступлений являются права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства. Конкретные общественные отношения, обеспечивающие нормально функционирование государственных органов по осуществлению правосудия здесь являются дополнительным непосредственным объектом.

Проведенное сравнительно-правовое исследование квалификации преступного противодействия уголовному преследованию в КНР и России показало, что уголовно-правовые меры преодоления противодействия обеих стран в значительной мере сходны. Однако оба уголовных закона нуждаются в совершенствовании, при этом законодателям России и КНР следует обратить внимание на возможность использования опыта в данной сфере каждого из государств при дальнейшем совершенствовании уголовного законодательства.

 

Литература:

 

1. Бабаева Э.У. Проблемы теории и практики преодоления противодействия уголовному преследованию [Текст]: монография / Э.У. Бабаева. – М.: Юрлитинформ, 2010. – 280 с.

2. Гармаев Ю.П. Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве. Средства предупреждения и нейтрализации: монография / Ю.П. Гармаев. – М.: Юрлитинформ, 2010. – 440 с.

3. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник (2-е издание, переработанное и дополненное) / под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. - М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2008.

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...