Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Худ. А. П. Боголюбов. Ревельское сражение 2 мая 1790 г.

 

Теперь уже сам шведский король Густав III решил возглавить войну на море, приняв под непосредственное командование греб­ной флот с четырнадцатитысячным десантом на борту. Являясь самостоятельными силами в шведской армии, гребной флот или как его называли — «флот Архипелага», был предметом особенных забот Густава III и по­полнялся в предвоенный период гребно-парусными судами, строящимися по проектам талантливого кораблестроителя Фредерика Хенрика Чапмана. Такие крупные галеры, как типа Турунма: двухпалубные, длина — 37,5 м., осадка — 3 м., весла — 19 пар по 4 гребца на весло, два 18-фунтовых, двадцать четыре 12-фунтовых орудий и 22- на вертлюгах; типа Хеммема: длина 43,5 м., осадка — 3 м., весла — 20 пар, двадцать четыре 36-фунтовых орудия.

Но был недостаток в меньших судах, которые должны были быть недорогими в постройке, легкими в управлении, трудными для попадания, удобными для ведения войны в шхерах. Чапман предложил новый тип судов: канонерские лодки, вооруженные одной 18 или 12-фунтовой пушкой с экипажем до 55 человек, двухмачтовые с 14 парами весел, длина 17,4 м., осадка — 0,75 м. Одобренное королем, развернувшееся строительство канонер­ских лодок должно было сыграть роль шведского «секретного ору­жия» в грядущей войне с Россией. В последующем большие канонерские лодки несли уже по 2 орудия. Хорошо подготовленный «флот Архипелага» был надеждой Густава III.

Собрав у Борго гребной флот (154 гребно-парусных судна), Густав III повел его к нашему передовому шхерному посту в Фридрихсгамской бухте и атаковал отряд русских гребных судов капитана I ранга П. С. Слизова (63 судна). После трех с половиной часов ожесточенного боя, израсходовав весь боезапас, Слизов вынужден был отойти, предварительно дав команду сжечь 10 судов, которые невозможно было вывести из огня. Шведы захватили 10 и потопили 6 судов, потеряв в бою только одно судно.

Шведский гребной флот с 14 тысячами десанта под ко­мандованием Густава III 22 мая прошел в Выборгский залив и стал на якоря в проливе Березовый Зунд в ожидании подхода своего корабельного флота, чтобы с его помощью высадить десант и захватить Санкт-Петербург.

Для прикрытия подходов к Санкт-Петербургу из Кронштадта вышла эскадра (17 линейных кораблей, 4 фрегата, 8 гребных фрегатов, несколько судов) под командованием вице-ад­мирала А. И. Круза, и начала маневрировать между мысом Стирсудден и Красной Горкой всего в 30 верстах от Кронштадта. 23 мая Круз атаковал подошедшую шведскую эскадру (22 линейных корабля, 8 фрегатов, 6 коттеров). Сражение проходило с величайшим упорством с обеих сторон, а пушечная канонада была слышна даже в Петербурге. К вечеру шведы отошли к шхерам, но на следующий день бой снова возобновился. К концу дня, когда стало известно, что на подходе Ревельская эскадра адмирала Чичагова, герцог Зюдерманладский начал отводить свою эскадру и также укрылся в Выборгском заливе, растянувшись от северной оконечности острова Бископсё (Северный Березовый) до мыса Крюссерорт (Крестовый).

25 мая Ревельская и Кронштадская эскадры соединились. Командующий Балтийским флотом адмирал Чичагов заблокировал шведский флот с юга так, что главные силы двух противоборствующих флотов оказались примерно на одинаковом расстоянии от находящегося между ними острова Рондо, в четырех пушечных выстрелов друг от друга. Севернее шведского флота на Транзундском рейде, у острова Уринсаари (Высоцкий), стояли 52 судна Выборгской гребной флотилии вице-адмирала Т. Г. Козлянинова; на восточном берегу Выборгского залива стояла рус­ская армия.

Ровно месяц длилось напряженное противостояние. Шведы делали несколько попыток высадить десант, но серьезного успеха не имели. Петербург ждал. Враг был буквально у ворот. Но пример выдержки и величайшего присутствия духа своим подданным по­казывала императрица Екатерина II. Она не изменила ни в чем порядок свой (кроме как передвинула на 1 час обед, в связи с занятостью делами войны) и когда на одном из приемов фран­цузский посланник граф Сегюр спросил ее, не собирается ли она по причине приближения шведов выехать в Москву, великая го­сударыня сказала: «Я не поеду — будьте уверены. Знаю, что иностранные министры ломают теперь голову над тем, что им писать домой. Я выведу вас из этого затруднения: напишите двору вашему, что я остаюсь в столице моей»10

Вечером 21 июня подошедшая из Кронштадта гребная флотилия вице-адмирала К. Нассау-Зигена (3 линейных корабля, 2 фрегата. 108 гребно-парусных судов), — без согласования с Главнокоман­дующим Императорским российским флотом в Выборгском морском сражении адмиралом В. Я. Чи­чаговым, — атаковала шведскую гребную флотилию в проливе Березовый Зунд и в упорном пятичасовом сражении вытеснила шведов из пролива за остров Бископсё. В этом бою от попавшего в крюйт-камеру шведского ядра взорвалась шхуна «Слон», а у Густава III две канонерские лодки были потоплены, а две — взяты в плен.

Состав сил флотов определился. Под общим командованием короля Швеции Густава III стояло 22 линейных корабля, 13 фрегатов, 7 вспомогательных кораблей и более 280 гребно-парусных судов. Под флагом Главнокомандующего Императорским российским флотом адмирала В. Я. Чичагова стояло 30 линейных кораблей, 16 фрегатов, 2 бомбардирских корабля, 2 вспомогательных корабля и отдельно гребные флотилии Нассау - Зигена и Т.Г. Козлянинова.

Выборгское морское сражение

Выборгский залив, вдающийся в берег материка в северо-восточной части Финского залива в направлении к городу Выборгу, стал местом ожесточенного морского сражения между флотами России и Швеции, в котором приняло участие более 500 кораблей. Это было самое крупное в истории мировых войн на море сражение! В ночь на 22 июня подул свежий восточный ветер, и Густав III принял решение прорываться всем флотом по Северному фар­ватеру близ западного побережья Выборгского залива. К этому времени шведский флот находился в следующей диспозиции: 18 линейных кораблей и 3 фрегата под командованием Карла Зюдерманландского (флаг–на 74-пушечном линейном корабле «Gustav III»), прикрываясь от русских островом Рондо, стояли на якорях в ломаной линии между о. Пейсар и банкой Сальвор. Позади линии находились 5 больших фрегатов. Отдельно 3 линейных корабля и фрегат перекрывали Северный фарватер между банкой Сальвор и отмелью у мыса Крюссерорт буквально напротив эскадры кораблей контр-адмирала И.А. Повалишина (сейчас на банке Сальвор стоит маяк Крестовый). Брейд-вымпел старшего в шведском отряде развевался на 74-пушечном линейном корабле «Lovisa Ulrika», рядом на якорях стояли 66-пушечный линейный корабль «Enigheten» и 44-пушечный фрегат «Zemira». Севернее корабельного флота выстраивались отряды шведского армейского флота, где в большой шлюпке, буксируемой яхтой «Aurora», находился король Густав III.

Главные силы блокирующего русского корабельного флота – 18 линейных кораблей - располагались на якорях в изогнутой линии южнее банки Сальвор и к западу от о. Рондо. В центре линии на 100-пушечном линейном корабле «Ростислав» находился Главнокомандующий адмирал В. Я. Чичагов, на флангах – младшие флагманы вице-адмиралы А. В. Мусин-Пушкин (100-пушечный линейный корабль «Святой Николай») и А. И. фон Круз (100-пушечный линейный корабль «Князь Владимир»). Проход между островами Пейсар и Рондо блокировался отрядом капитана генерал-майорского ранга П. Н. Лежнева (4 линейных корабля, 1 бомбардирский корабль), а Северный фарватер юго-западнее мыса Крюссерорт блокировал отряд контр-адмирала И. А. Повалишина (5 линейных кораблей и 1 бомбардирский корабль). К северо-западу от Повалишина занимали позицию 3 фрегата под командованием контр-адмирала П. И. Ханыкова, а еще западнее – у Питкопаса – 2 фрегата и 2 коттера под командованием капитана 2 ранга Р. В. Кроуна.

Гребная флотилия вице-адмирала К. Нассау-Зигена проходила Березовый Зунд, а Выборгская гребная флотилия вице-адмирала Т. Г. Козлянинова находилась на Транзундском рейде.

Шведский план прорыва, разработанный флаг-офицером Карла Зюдерманландского лейтенантом Г. Клинтом, предусматривал движение корабельного флота через проход между банкой Сальвор и отмелью у мыса Крюссерорт с прорезанием строя кораблей эскадры Повалишина. Головным кораблём был назначен 64-пушечный линейный корабль "Drictiheten" под командованием полковника Г. Пукэ, который должен был сообразовывать скорость хода со скоростью гребных канонерских лодок. Армейский флот поотрядно должен был двигаться ближе к берегу параллельно корабельному, следуя головной хеммеме “Stjedern” под командованием подполковника В. фон Стедингка. На хеммемы и турумы возлагалось прикрытие канонерок и галер от русских фрегатов. Большие шведские корабли имели на буксирах шлюпки для промеров, а замыкающие – из числа стоящих четырех кораблей севернее мыса Крюссерорт, должны были пустить брандеры на корабли эскадры И. А. Повалишина.

В 2 часа 00 мин. белой ночи 22 июня 1790 года 80 шведских канонерских лодок с целью отвлечения внимания русских от действительного направления прорыва провели демонстративную атаку на отряд Лежнева. Они были обстреляны русскими линейными кораблями и через 2,5 часа присоединились к армейскому флоту. Около 6 часов 02 минут шведский корабельный флот по примеру флагманского линейного корабля «Gustav III» начал вступать под паруса и вскоре, вслед за "Drictiheten" двинулся в обход банки Сальвор. При этом 56-пушечный линейный корабль «Finland», едва снявшись с якоря, сел на мель и позднее сдался русскому 66-пушечному линейному кораблю «Победоносец».

С отдачей парусов на шведском флоте адмирал В. Я Чичагов, ожидая атаки противника на свои главные силы, поднял общий сигнал: «Стать на шпринг и приготовиться к бою!». Между тем "Drictiheten" обогнул банку Сальвор и направил свой корабль между 74-пушечными линейными кораблями «Всеслав» и «Св. Пётр» (флаг контр – адмирала И. А. Повалишина). В 7 часов 30 мин. корабли Повалишина открыли огонь, создав для шведов «огненный коридор». Каждый шведский корабль давал залп из всех своих орудий по нашим кораблям, но и каждый шведский корабль получал залп всех пяти русских кораблей…

 

Карта Выборгского морского сражения 22 июня 1790 года, представленная адмиралом В. Я. Чичаговым императрице Екатерине II.

Параллельно шведским линейным кораблям, но ближе к берегу, тянулись отряды армейского флота. 5 линейных кораблей и бомбардирский корабль «Победитель» эскадры И. А. Повалишина, а также 3 фрегата отряда П. И. Ханыкова более полутора часов вели тяжелый бой в густом пороховом дыму, застилавшем арену ожесточенного боя. Все они, особенно «Св. Пётр», «Победитель» и «Всеслав», получили повреждения корпуса, рангоута и такелажа. «Всеслав» дважды загорался, но русским морякам удалось потушить пожары. Экипажи кораблей отряда потеряли 53 человека убитыми, смертельное ранение получил командир 66-пушечного линейного корабля «Не тронь меня» капитан I ранга Д. Тревенен, опытный моряк, участник третьей экспедиции английского мореплавателя Джеймса Кука.

Около 9 часов 00 мин. В.Я. Чичагов, убедившись, что шведы не пойдут на прорыв через центральную позицию русского флота, приказал северному крылу главных сил «сняться с якоря и идти на помощь поврежденным кораблям». Но из эскадры А.В. Мусина-Пушкина только 74-пушечный линейный корабль «Константин» успел вступить в бой и поддержал корабли Повалишина.

Между тем прорываюшийся шведский флот понес тяжелые потери. Поврежденный 62-пушечный линейный корабль «Еmheiten» вышел из строя вправо и под огнем фрегатов П. И. Ханыкова сел на мель, а позднее сдался русским вместе со шхуной и тремя галерами. 64-пушечный линейный корабль "Hedvig Elisabeth Charlotta", получив от русских пушкарей повреждение рулевого устройства, уклонился влево, наскочил на камни банки Репие, спустил свой флаг и поднял Андреевский флаг. Экипаж сдался в плен, а корабль, разбитый штормовой волной о гранитный хребет банки Репие, наполнился водой и затонул. На банку Пааслуото, потеряв ориентировку, на полном ходу под всеми парусами налетели: 74-пушечный линейный корабль «Lovisa Ulrika», двухдечный линейный 44-пушечный фрегат «Uppland», бриг-коттер «Dragon» и боевая галера «Ertrus». Все они спустили флаги и вскоре, так же разбитые усилившейся штормовой волной, пошли ко дну. 32-пушечный фрегат «Ярославец» был снят с мели и взят в плен. Яхта «Aurora», буксировавшая королевскую шлюпку, пробитая ядрами, пошла ко дну, а на королевской шлюпке был сбит, и упал в воду штандарт шведского короля Густава III. Штандарт стал трофеем русских моряков. Сам король перебрался на проходившую мимо канонерскую лодку.

Огнём кораблей И.А. Повалишина и П.И. Ханыкова были потоплены также несколько шведских гребных судов. Генерал-адмирал принц Карл Зюдерманландский был ранен, но его флагманский корабль в числе последних, всё же миновал опасность. 66-пушечный линейный корабль «Enigheten», собираясь пустить находящийся у него на буксире брандер на 74 – пушечный линейный корабль «Св. Петр», дал ход, но командир брандера неожиданно поджег свое судно и горящий брандер сцепился с самим шведским кораблем и поджег его. Пытаясь уклониться от брандера, «Enigheten» столкнулся с обеспечивающим эту операцию 44 – пушечным линейным фрегатом «Zemira» и так же поджог его. «Св. Пётр» обрубил якорный канат и отошёл, а все три сцепившихся шведских корабля, объятые пламенем около 9 часов 00 минут, когда огонь подошел к крюйт–камерам с корабельным запасом пороха, взлетели на воздух. В пламени взрыва погибло более 900 человек. « Ужас пожара на море, - читаем у А.С. Шишкова, - превосходит всякое бедствие… многие смоленные на корабле снасти и другие вещи, мгновенно возгораясь, распространяют всюду пламень, который, проникнув до порохового погреба, страшным образом разрушает корабль, бросая верхние части на воздух, а нижнюю опуская на дно моря… Мы смотрели на сие пагубное зрелище в трубы…»11

 

 

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...