Главная Случайная страница


Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Худ. Р. Пен. Выборгское морское сражение.

К 9 часам 30 минутам голова шведского флота вышла на чистую воду и взяла курс на остров Гогланд. В. Я. Чичагов с главными силами вступил под паруса и начал погоню за хаотично удирающим шведским флотом. У Питкопаса часть шведских галер, прорывавшихся к Роченсальму, была атакована отрядом капитана 2 ранга Р. В. Кроуна, который на фрегате «Венус» решительно сблизился с противником и своим огнем заставил несколько десятков судов спустить флаги, а пятнадцать пустил ко дну. В. Я. Чичагов, сосредоточившись на погоне за корабельным флотом шведов и считая, что Нассау–Зиген и Козлянинов займутся галерным флотом шведов, сигналом потребовал присоединения «Венуса» к главным силам. Р. В. Кроун включился в преследование, оставив сдавшиеся шведские галеры.

 

 

 

Нассау – Зиген, считая, что и он должен на веслах галер гнаться за главными силами противника, свою задачу прямого боя со шведским галерным флотом не выполнил, начал преследование с опозданием и догнать противника не смог и поэтому большая часть шведских галер опять подняла флаги и вместе с остальными судами армейского флота благополучно достигла Роченсальмского рейда. Вот с ними то, на беду российского галерного флота, и встретится авантюрист Нассау - Зиген через 6 суток на Роченсальмских рейдах и принесет нашему флоту тяжелое поражение!

Среди, счастливо избежавших плена был и король Густав III. К трофеям русских добавились яхта «Lovisa Ulrika», 4 галеры, транспорт и канонерская лодка. Российский гребной флот, несмотря на усиленную греблю, объективно не успевал догнать противника и принудить его к бою. При этом К. Нассау-Зиген жаловался на Т. Г. Козлянинова, который не поспешил атаковать гребные суда шведов еще на выходе их из Березового Зунда и фактически Выборгская гребная флотилия (52 галеры) никакого участия в сражении не приняла, что само по себе оставляет вопросы, так как Козлянинов своевременно имел команду адмирала Чичагова о вступлении в бой… Оценивая действия галерного флота можно констатировать, что Нассау-Зиген и Козлянинов просто уклонились от участия в сражении…

Погоня флота Чичагова за Карлом Зюдерманландским продолжалась. Наконец, уже за Гогландом, Чичагов «дал сигнал кораблям и фрегатам, которые были в ходу легче, чтоб гнать и атаковать неприятеля», то есть разрешил погоню самостоятельно.

74–пушечный линейный корабль «Мстислав» под командованием капитан-лейтенанта К. П. Биллоу атаковал 74-пушечный шведский контр-адмиральский корабль «Sofia-Magdallina», в единоборстве, на глазах двух флотов, на полном ходу, под всеми парусами сбил ему бизань-мачту и в 21 час 30 минут заставил сдаться: контр-адмирал Лилиенфельд отдал свою шпагу капитан-лейтенанту Биллоу… Наступившие при облачном небе сумерки спасли остальные шведские корабли, в том числе и 44-пушечный фрегат «Grip», который, было, сдался, но в темноте успел скрыться от 74–пушечного линейного корабля «Кир Иоанн».

Около 8 часов 00 мин. утра 23 июня оставшиеся целыми 13 линейных кораблей и 8 фрегатов шведского флота бросили якоря на входе в гавань Свеаборга под защитой батарей крепости. Поврежденные 62-пушечный линейный корабль «Rettwisan» и 70-пушечный линейный корабль «Geta Laion» отстали и оказались под ветром. Посланные генерал-адмиралом им на выручку два корабля (в том числе линейный корабль "Drictiheten") и фрегат не выполнили приказания, сославшись на собственные повреждения.

Русский 66-пушечный линейный корабль «Изяслав» пытался преследовать «Geta Laion», но последний был отбуксирован на рейд шлюпками с других шведских кораблей. Тогда «Изяслав» поддержал фрегат «Венус», атаковавший 62 – пушечный линейный корабль «Rettwisan». После полуторачасового боя «Rettwisan» сдался Р. В. Кроуну. Уцелевшие корабли шведского корабельного флота были заблокированы флотом адмирала Чичагова в Свеаборге.

В итоге сражения шведский флот потерял 7 линейных кораблей, 3 фрегата и более 90 гребно–парусных галер и судов, погибло 2000 человек, в плен попало более 5 000 человек. Российский флот не потерял ни одного корабля, погибло 117 человек.12

Из 7 шведских линейных кораблей четыре, сдавшиеся в плен: 56 –пушечный «Finland», 70 – пушечный «Emheiten», 70 – пушечный «Sofia-Magdallina», 62–пушечный «Rettvisan» пополнили российский флот, а линейные корабли: 62-пушечный «Hedvig Elisabeth Charlotta», 66–пушечный «Enigheten» и 74-пушечный «Lovisa Ulrika» пошли ко дну и в наши дни стали объектами поиска и исследования ордена Петра Великого подводно–археологической экспедиции «Память Балтики».

Важнейшими стратегическими результатами Выборгского морского сражения явились окончательный крах наступательных планов Густава III, проигрыш шведами кампании 1790 года и войны в целом. Шведский корабельный флот уже не мог рассчитывать на успех в сражении и находился в блокаде до заключения мира. Победа под Выборгом увенчала успехом многолетнюю борьбу России со Швецией за преобладание на Балтийском море. Англичане позднее назвали Выборгское морское сражение «Трафальгаром Балтики». Действительно, Швеция в 1790 году лишилась одной трети своего линейного флота и уже не могла соперничать с Россией. Тоннаж и мощь шведского флота в последующие 200 лет никогда не превышали и половины российского Балтийского флота.

В тактическом отношении Выборгское морское сражение примечательно доблестью и умением русских моряков на решающем участке прорыва не дать противнику реализовать свой план, высоким уровнем штурманской подготовки, что позволило исключить в стесненном, изобилующем островами, мелями шхерном районе ни одной посадки на мели и банки Выборгского залива, в то время как штурмана и командиры некоторых шведских кораблей не справились с управлением кораблями в сложной боевой и навигационной обстановке и разбили их о гранитные подводные скалы банки Сальвор, банки Репия и банки Пааслуото. Вырвавшись на просторы залива, пострадавший флот Карла Зюдерманландского обратился в бегство, которое предопределило тактический успех русских в преследовании отставших кораблей и взятие в плен линейных кораблей «Sofia-Magdallina» и «Rettwisan».

В своем рапорте, хранящемся в Российском государственном архиве ВМФ, Кроун писал: «С рассветом поражающая картина: шведский флот прорывался сквозь блокирующую его эскадру контр­-адмирала Повалишина. Один из неприятельских фрегатов взлетел на воздух. За корабельным неприятельским флотом шел - галерный. Я отдал свой якорь, обстенил паруса и ожидал неприятеля, но сигнал гнаться за шведским флотом принудил меня поднять якорь. В сие время шведский галерный флот начал меня окружать, что заставило меня открыть по ним огонь с обоих бортов. В скором времени суда, находившиеся поблизости фрегата, спустили флаги, а по прекращении огня я увидел и весь флот с опущенными веслами и без флагов. Спустив тот час все гребные суда, я поручил лейтенанту Ляли отобрать флаги и отвести сдававшийся флот в ближайший порт. Сам же я оставаться с флотом далее не мог. По удаление моем с фрегатом "Венус", большая часть сдавшихся судов наполнила паруса и под веслами бросилась в шхеры разными проходами.

Поставив все паруса и отдаляясь немного от галерного флота, я нагнал небольшой шведский тендер «Луизу», которая спустила свой флаг без единого выстрела с моей стороны. От командира "Луизы" стало известно, что на небольшой шлюпке, приставшей к маленькому бригу, удалившемуся тотчас в шхеры, находился король Густав III»13. Густав III перед этим чудом спасся с уже взятой русскими моряками в плен шведской галеры.

Столица по достоинству отметила победителей. Екатерина II при въезде Чичагова во дворец встречала славного адмирала у входа, что считалось чрезвычайным событием в императорском этикете. Своими руками императрица «наложила» на моряка выс­шие государственные и воинские знаки отличия: ордена Св. Андрея Первозванного и Св. Георгия I степени.

Нужно сказать, что Василий Яковлевич был и остался единственным моряком в русском флоте, награжденным высшей степенью ордена Св. Георгия. В документах о награждении, датированных 26 июля (6 августа) 1790 года, указывалось: «Во всемилостивейшем уважении за отличные заслуги, когда он предводительствуя морскими силами в Балтийском море, после поражения неприятеля при Ревеле, держал в блокаде корабельный и галерный флоты в Выборгском заливе, напоследок 22 июня одержал над ними знаменитую победу с истреблением и пленением многих неприятельских кораблей, фрегатов и других судов»14 (нужно иметь в виду, что здесь дан четко тип и ранг: по классификации того времени «корабль» – это линейный корабль К. Ш.). В честь признания особых заслуг адмирала Чичагова перед Отечеством его наградили шпагой с алмазами. И. А. Повалишин был произведен в вице-адмиралы и награжден орденом Св. Георгия II степени, контр - ­адмирал П. И. Ханыков

Архитектор А. Д. Левенков, художник В. В. Фоменко «Памятник гребцам Российского флота»
получил орден Св. Георгия III степени, а командир 44–пушечного фрегата «Венус» Р. В. Кроун и командир 100-пушечного линейного корабля «Ростислав» П. В. Чичагов были произведены в капитаны I ранга.

Орденом Св. Георгия IV степени были награждены командиры кораблей Скоробеев, Борисов, Хомутов, Лотырев, Тизигер, Сиверс, Штейнгель, Экин, Тутолмин.

После заключения последовавшего вскоре Верельского мира, оставившего обе стороны в прежних границах, все участники войны на стороне России были награждены серебряными медалями на Владимирской ленте. На лицевой стороне медали было выбито изображение императрицы Екатерины II, а на оборотной — надпись: «За службу и храбрость. Мир со Швецией. Закл. 3 авг. 1790 г.»

Ин­тересным является вывод историка Tapani Mattila в упоминаемом сборнике семинара в Котке, где он пишет, что Выборгское морское сражение стоило шведам 6000 человек и одной трети их флота.

В память о замечательном патриотическом подвиге ополченцев - рыбаков велением Екатерины II по проекту ар­хитектора Антонио Ринальди были установлены памятники в селе Рыбацком и в Усть-Ижоре. Каждый из них представляет высокий обелиск из гранитных блоков на гранитном же постаменте с укрепленной золоченой чугунной доской, украшенной розетками с надписью.

Установленные в Санкт-Петербурге памятник Гребцам Рос­сийского флота, представляющий три скрещенных галерных весла, что стоит на Петроградской стороне недалеко от моста на Елагин остров и бронзовая фигура адмирала В. Я. Чичагова, запечатленная в сонме государственных деятелей России екатерининских времен на па­мятнике Екатерине II , так же посвящены «знаменитой» победе российского флота в Выборгском морском сражении.

Скульптор М. О. Микешин Памятник Екатерине II
Памятник Екатерине II, созданный по проекту талантливого художника Михаила Осиповича Микешина, автора памятника «Тысячелетие России» в Великом Новгороде, и установленный в центре Санкт-Петербурга в сквере Александринского театра, был открыт 24 ноября 1873 года в торжественной праздничной обстановке с участием войск и большого числа приглашенных и жителей столицы. Нужно подчеркнуть важную деталь: при утверждении государственных деятелей, сподвижников Екатерины II, император Александр II лично принял решение добавить в представленную для размещения на памятнике группу знаменитых деятелей государства адмирала Василия Яковлевича Чичагова. Считаю, что действительно велика честь и дань уважения адмиралу Чичагову оказаться в числе таких государственно- значимых в истории России девяти фигур, как Светлейший князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический, Светлейший князь Италийский граф Александр Васильевич Суворов-Рымникский, граф Петр Александрович Румянцев-Задунайский, светлейший князь граф Александр Андреевич Безбородко, Иван Иванович Бецкой, граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский, Гавриил Романович Державин, княгиня Екатерина Романовна - Дашкова. Адмирал Василий Яковлевич Чичагов изображен внимательно взирающим на импозантного Орлова-Чесменского, будто не замечая трофейного шведского флага на своем колене.

Адмиралу В.Я. Чичагову посвятили свои работы художники и скульпторы. Большую известность имеет находящаяся в Русском музее бюст В.Я. Чичагова работы знаменитого скульптора Ф.И. Шубина. Известно полотно Боголюбова « Выборгское морское сражение» и портрет П. Бореля.

В 2005 году, к 280-летию со дня рождения адмирала, по инициативе общества «Память Балтики» для «Музея подводной археологии» талантливый петербургский скульптор Р.Л. Слепенков изваял прекрасный бюст Главнокомандующего в победном Выборгском морском сражении адмирала Василия Яковлевича Чичагова.

 

 

Очень интересен не сохранившийся до наших дней надгробный памятник участнику боев со шведами в составе армии графа Сал­тыкова генерал- майору принцу Виктору Ангальт-Бернбургскому так же, как и Густав III находящемуся в родственных отношениях с Екатериной II.

18 апреля 1790 г. отряд Ангальта получил приказ выбить швед­ский гарнизон из селения Парадакоси, находившегося западнее острова Саймы. Начавшийся бой уже предвещал успех, но тут генерал «повергся на землю от жестокой, полученной им раны»15: пушечное ядро раздробило ему правую ногу выше колена. Раненого перевезли в Выборг, в госпиталь, где он скончался после операции и был похоронен в небольшом парке — ныне сквере Петровского поселка города Выборга. В 1792 г. на его могиле по проекту знаменитого архитектора Джакомо Кваренги был установлен над­гробный памятник.

Победоносное для России окончание войны побудило Турцию к переговорам о мире. Через год и на Черном море война была закончена.

Швеция утратила свое утверждавшееся веками положение Великой морской державы.

Россия утвердила свое завоеванное при Чесме положение

Великой морской державы!

В честь признания заслуг перед Отечеством знаменитого Полярного мореплавателя и талантливого Флотоводца Екатерина II утвердила дворянский герб адмиралаВ. Я.Чичагова. Герб был разделен на четыре поля и изображал: на золотом поле вылетающего черного двуглавого орла с двумя коронами, на голубом поле золотой вооруженный корабль под адмиральским флагом, на таком же поле серебряного плавающего кита и на серебряном поле крестообразно положенные руль и якорь в лавровом венке. Василий Яковлевич был так же награжден шпагой с алмазами и специальной грамотой, подготовленной Сенатом!

После русско – шведской войны адмирал В. Я. Чичагов продолжил корабельную службу. Известно, что сыновья знаменитого флотоводца пошли по стопам отца и так же стали корабельными офицерами. Так в указе от 12 июня 1795 г., расписавшем корабли и командиров в линии баталии, впервые названы четверо Чичаговых: Василий Чичагов на «Ростиславе», Петр Чичагов на «Максиме Исповеднике», Павел Чичагов - на «Ретвизане» и сам адмирал В. Я. Чичагов. Из сыновей Павел Васильевич стал адмиралом, практически первым морским министром, командовал Дунайской армией в Отечественной войне 1812 года, но сохранил в истории о себе не очень славное воспоминание: историческая молва считает его виновным в том, что при Березине он не смог пленить самого Наполеона…

14 сентября 1797 года по своему желанию адмирал Василий Яковлевич Чичагов был «с почетом» уволен со службы с ношением мундира и полным жалованием.

В городе Санкт-Петербурге нами найден дом, где последние годы жил и умер 4(16) апреля 1809 года адмирал В.Я.Чичагов: набережная Лейтенанта Шмидта, дом 37. Василий Яковлевич Чичагов похоронен в Некрополе Александро-Невской лавры на Лазаревском кладбище, близ памятника Михаилу Васильевичу Ломоносову. На надгробии, предположительно работы архитектора Тома де Томона, под прекрасно выполненном мраморным портретом – барельефом, выбито стихотворение, написанное Екатериной II в честь победы адмирала В.Я. Чичагова в Ревельском сражении.

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

lectmania.ru. Все права принадлежат авторам данных материалов. В случае нарушения авторского права напишите нам сюда...